Легендарный богатырь Илья Муромец упоминается в летописях XVI века. По преданию былинный герой жил в XI-XII веках, защищал мать землю русскую от нечисти, врагов иноземных и всякой погани. Богатырь обладал крутым нравом и часто ссорился с князем киевским Владимиром. Илья Муромец был родом из крестьян, поэтому сказания о его подвигах особенно полюбились народу.  Была у Ильи жена боевая подруга-богатырка Савишна, которая в отсутствие мужа защищала Киев-град.

Конечно, способности и подвиги былинного героя преувеличены, но у него существует реальный порототип. Предположительно, легендарным  богатырем был Илья Муромец Печерский, которого в народе звали Чоботок. Говорили, что Илья смог отбиться от толпы половцев одним башмаком (чоботом), за что и получил свое прозвище.

Легенды древних народов  «без купюр» обычно вызывают у современного читателя ужас и непонимание, слишком подробно описаны кровавые сцены, и не все действия героев поддаются современной логике. Славянские былины тут не исключение.

По преданию с детства Илья Муромец не мог ходить и пролежал на кровати тридцать лет и три года. Однажды в дом Ильи вошли старцы-путники, которые исцелили его и наделили силой богатырской. Странники велели Илье отправиться в стольный Киев-град к князю Владимиру в услужение.

«Говорил старый старец едино́ слово:
«Ай же Илей, восстань ты на свои резвы ноги,
Иди ты, Илей, к водоносу ты,
Налей пива я́ндому,
Принеси ты яндому пи́тия».
Выстал Илей на свои резвы ноги,
Пришел Илей к водоносу,
Яндому захватил пития с водоносу,
Приносил-то старцу единому.
Старец говорит ему да й таково слово:
«Да пей-ка ты, Илей, да сам яндому».
Выпил Илья пития яндому,
Почувствовал в себе силу да великую,

Говорил старец-то друго слово:
«Ай же Илей, дай же мне пива выпить яндому».
Он пошел по мо́сту по ду́бовому,
Закричали балки под мосто́м белодубовым,
Загнулись-то тут мосты калиновы.
Зачерпнул пития Илей с водоносу,
Приносил старцу яндому́ питья,
Старец говорил ему да й таково слово:
«Да пей-ка ты, Илей, да сам яндому».
И выпил И́лей другу яндому,
Услышал Илей в себе силу великую,

Проговорит тут старец еще едино́ слово:
«Ай же ты Илей, дай-ка выпить яндому пития».
Он как выпил, Илей, пива-то яндому,
Он почуял в себе, Илей, силу да великую.

Говорил другой старец таково слово:
«Ай же ты Илей, налей-ка мне пива яндому».
Наливает Илей пива с водоносу,
А приносит старцу-то другому,
Проговорил ли старец таково слово:
«Если приказать тебе третье пить яндому,
Не удержать тебе силы великоя,
Не удержать тебе силы богатырския».
Выпил-то старец ведь сам яндому,
И проговорил старец да таково слово:
«Ай же ты Илей, да ты справься-тко да ко городу,
Ко городу да ты ко Киеву,
Ко солнышку князю да ко Владимиру.

Первым подвигом Ильи Муромца по дороге в Киев-град стала его победа над соловьем-разбойником, от свиста которого поднимался сильный разрушительный ветер.

«Отстегнул свой тугий лук разрывчатый,
Натянул тетивочку шелковую,
Наложил стрелочку каленую,
А он сам стрелке приговаривал:
«Ты просвистни, моя стрелочка каленая,
Попади ты в Со́ловья-разбойничка».
Сам спустил тетивочку шелковую
Во тую ль стрелочку каленую, —
Тут просвистнула стрелочка каленая,
Попала в Соловья-разбойника,
Попала в Соловья да во лево́й висок,
Сбила Соловья да на сыру землю,
На сыру землю да во ковыль-траву.

Как тут старый казак да Илья Муромец
Подъезжал он к Соловью близёшенько,
Захватил он Соловья да за желты́ кудри́,
Сковал он Соловью да ручки белые,
Сковал он Соловью да ножки резвые,
Привязал ко стремечку булатному,
Сам поехал дорожкой прямоезжеей,
Прямоезжеей — в стольно-Киев-град» 


У богатыря был любимый верный конь Бурушка, который поначалу на вид неказистым жеребенком казался. Илья его сам выбрал.

На этом приключения богатыря не закончились, дочери соловья-разбойника увидели, что с их батюшкой сотворил «мужик-деревенщина». Женщины позвали своих мужей поквитаться с Ильей. В былине Илью Муромца, которому 33 года, летописец называет «старый казак».

«— «Ай же му́жевья наши любимые!
А берите-ка рогатины звериные,
А бегите-тка в раздольице чисто́ поле́
И убейте-тка мужика да деревенщину».

Эти мужевья любимые
Берут рогатинки звериные,
Скоро-наскоро бежат да во чисто полё,
Чтоб убить им мужика да деревенщину.
Как завидел их да Соловей-разбойничек,
Скричал да Соловей да громким голосом:
«Ай же зятевья́ мои любимые!
А бросайте-ка рогатинки звериные,
Подбегайте к добру молодцу́ близёшенько,
Берите-тка за рученьки за белые,
За его за перстни золочёные,
Ведите-тка в Со́ловье гнёздышко,
Кормите его ествушкой саха́рнией,
Поите его питьицем медвяныим,
И дарите ему да́ры драгоценные».

Эти зятевья ль любимые
Побросали рогатинки звериные,
Подбегают к добру молодцу близе́шенько,
Хочут брать его за рученьки за белые,
За его за перстни за злачёные.
Как тут старый казак Илья Муромец
А он выдернул свою саблю острую,
Отрубил он им да буйны головы,
Половину он роет серы́м волкам,
А в другую половину чёрным воронам…»

Князь Владимир оказался любопытным, захотелось ему послушать свиста соловья-разбойника. Любопытство привело к разрушению и человеческим жертвам. Илья Муромец решился тогда обезглавить разбойника, дабы новой беды не случилось.

«Засвистал как Соловей тут по-соловьему,
Закричал разбойник по-звериному, —
Маковки на теремах покривились,
А околенки во теремах рассыпались.
От него, от посвиста соловьего,
Что есть людюшек, так все мертвы лежат,
А Владимир князь стольнокиевский
Куньей шубонькой он укрывается.
А й тут старый казак да Илья Муромец
Он скорешенько садился на добра коня,
И он везто Соловья да во чисто поле,
И он срубил ему да буйну голову.

Говорил Илья да таковы слова:

«Тебе полнотко свистать да по-соловьему,
Тебе полнотко слезить да отцов-матерей,
Тебе полнотко вдовить да жен молодыих.
Тебе полнотко спущать сиротать малых детушек!»

Не заладилась дружба у Ильи Муромца с князем киевским. Как гласит былина «Илья Муромец и Калин царь» за непокорный  нрав посадил князь богатыря в темницу. Только дочь князя — вдовица Апраксия не оставила Илью, она тайком передавала ему пищу и сменную одежду. Вот снова пришла беда на землю русскую — вздумал Калин царь войной на Киев-град пойти. Опомнился тогда князь, освободил Илью из темницы и начал уговаривать выйти в бой с врагом.

На что Илья дерзко ответил князю:
«Я иду служить за веру христианскую,
И за землю русскую,
Да и за стольный Киев град,
За вдов, за сирот, за бедных людей
И за тебя, молодую княгиню, вдовицу Апраксию,
А для собаки-то князя Владимира
Да не вышел бы я вон из погреба»

Калин царь пытался привлечь богатыря на свою сторону

Другая ссора с князем упоминается в былине «Илья Муромец и Батый Батыевич». Илья, который после размолвки с князем был отправлен в изгнание, тайком проникает в Киев, переодевшись нищей каликой (странницей). Переодетый богатырь встречает князя Владимира, который в траурных одеждах идет в храм помолиться. Князь жалуется ему на надвигающуюся беду.

«В стрету идет нищая калика перехожая:
«Уж ты здравствуй, Владимир стольный киевский!
Ты зачем надел черное платье, печальное?
Что у вас во Киеве учинилося?» —
«Молчи, нищая калика перехожая,
Нехорошо у нас во Киеве учинилося:
Из-за моря, моря синего,
Из-за синего моря, из-за Черного,
Подымался Батый-царь сын Батыевич,
Со своим сыном, с Таракашком,
Со любимым зятем, со Ульюшком.
Собрал собака силы трех годов,
Силы трех годов и трех месяцев;
За сыном было сорок тысячей,
За зятем было силы сорок тысячей,
Одних было сорок царей, царевичей,
Сорок королей, королевичей.
Подошел собака под стольный Киев-град».

Узнав о надвигающейся беде Илья отвечает князю:
«Не зови меня нищей каликой перехожею.
Назови меня старым казаком Ильей Муромцем».

Упав на колени, князь уговаривает богатыря вступить в бой с врагом:

«Не для меня ради, князя Владимира,
Не для-ради княгини Апра́ксии,
А для бедных вдов и малых детей!»

Пожалел Илья люд киевский и отправился в бой с супостатом.

«Рвал он оковы железные,
Хватал он поганого татарина,
Который покрепче, который на жиле не́ рвется.
Взял татарином помахивать:
В которую сторону махнет — улица.
Подбегает к Илеюшке добрый конь,
Садился он на добра коня,
Бил татар чуть не до единого.
Убирался Батый-царь с большими убытками.
С большими убытками, с малыми прибытками,
С малыми прибытками, со страмотою вечною,
На мелких судах, на па́возках».

Другой знатный подвиг Ильи Муромца – спасение Киева от Идолища поганого, которое уселось в палатах княжеских и пировало.

«Говорит ему Идолище поганое;
«Экой ваш богатырь Илья! А я то,
Идолище поганое,
Я по хлебу кладу за щеку,
А по другому кладу я за другую,
Лебедь белую на закусочку,
Ведро мирное на запивочку!»

Говорил ему Илья таковы слова:
«Как у моего было у батюшка
Большебрюхая коровище-обжорище,
Она много ела, пила, да и лопнула!»
Это слово Идолищу не слюбилося:
Схватил тут он ножище-кинжалище
И махнул он калику перехожую
Со всей со силушки великие.

И пристранился Илья Муромец в сторонушку малешенько,
От того от ножика отскакивал,
Колпаком ножик приотмахивал.
Пролетел ножик во дверь белодубову,
И выскочила дверь с ободвериной!
У Ильи Муромца разгорелось сердце богатырское,
Схватил с головушки шляпу земли греческой
И ляпнул он в Идолище поганое,
И рассек он Идолище на полы».

А вот с Алешей Поповичем однажды у Ильи ссора приключилась.

«Возговорит сам батюшка Владимир-князь:
«Ох ты гой еси, Илья Муромец сын Иванович!
Жалую тебя тремя местами:
Перво место — подле меня ты сядь,
Друго место — супротив меня,
Третье — где ты хочешь, тут и сядь».
Зашел Илья Муромец со коничка,
Пожал он всех князей и бо́яров
И сильных могучих богатырей.
Очутился он супротив князя Владимира.
За досаду Алеше Поповичу показалося,
Взял Алеша булатный нож,
Он и кинул его в Илью Муромца:
Поймал на полету́ Илья булатный нож,
Взоткнул его в дубовый стол».

В былинах упоминается жена Ильи Муромца — поленица  (воительница-богатырка) Савишна, которая однажды сама с врагом киевским сразилась. Прибыл к ним в дом гонец, рассказал, что дружина Тугарина близко к Киеву подступает, надо Илье в бой идти. А Илья в этот день в отъезде был. Не растерялась Савишна и говорит:

 «Ты, гонец, назад беги,
А Илья за тобой не замешкает»

Богатырка сама собралась на войну:

«Наказала коня седлать доброго,
Одевалась в платье богатырское,
Не забыла колчан калёных стрел,
Тугой лук, саблю острую.
Как села в седло, только и видели.
И поехала ко городу ко Киеву,
К великому князю ко Владимиру.
Как завидели князья-бояра богатырский скок,
Как заслышали князья-бояра богатырский свист,
Не дивилися долго скоку, посвисту,
Высылали спешно всю рать могучую,
Сами к ласкову князю воротилися:
«Пошла рать с Ильёй Муромцем,
А Тугарину с ним не сдобровать» ,
Далеко в чистом поле рати встретились,
У Тугарина рать – туча чёрная,
Княженецкая рать – молонья светлая.
Как сошлися, не взвиделись.
А Тугарин не взвидел бела дня,
Убежал он в свои улусы Загородские,
Проклинаючи богатыря Илью Муромца.
А богатырь Илья Муромец
Знать не знал, ведать не ведал,
Кто за него бился с Тугарином».

Как гласят летописи, подруги богатырей не были беспомощными царевнами из терема. В славянских сказаниях часто упоминается как жены в отсутствие мужей защищали свои земли от врагов. Исследователи утверждают, что славянские и скандинавские женщины владели оружием наравне с мужчинами. Жены нередко оставались одни дома с семейством, когда их мужья уходили в дальние походы по службе княжеской. Конечно, женщинам приходилось самим отбивать нападение врагов.

Реконструкция внешности Ильи Муромца по черепу 

Дочь Ильи Муромца – Александра или Шуша была под стать матери. Ее супругом стал богатырь Омеля – сын Алеши Поповича.

«Не любила ни ткать, ни прясть,
а любила по чистым полям
по широким лугам скакать
на своем коне на кавуреньком аль на буреньком
с сыном Алеши Поповича — храбрым Омелей».

Как в сказке сказывается:
«Едет себе Омеля, по сторонам поглядывает. Красотища! Вдруг слышит конский топот. Рука сама к мечу потянулась. А всадник будто его не замечает. Знай нахлестывает коня – тот аж в струнку вытянулся. Пригляделся храбрый Омеля. Что такое? В седле девка, коса по ветру полощется. Не таковский был этот молодец, чтоб эдакое диво даром упустить. Догнал девушку.

— Чья же ты будешь, такая спроворная?
— Ильи Муромца дочь.  Шушей   кличут.
— А я Омеля. Алеша Попович мне отец родной. Может, слыхала?
— Как не слыхать…

Смеется… А в глазах синие искры брызжут. Заглянул в них Омеля и подумал: «Эхма! Пропала моя буйная головушка».

Предание утверждает, что так породнились семьи Ильи и Алеши».

А с внебрачной дочерью подружиться у Ильи не получилось. Как гласит былина, однажды появилась заморская богатырка, которая искала себе противника равного по силушке. Вышел Илья на бой с нею. Во время боя спросил он богатырку о ее семье.

«Есть я родом из земли да из тальянскою,
У меня есть родна матушка честна вдова,
Да честна вдова она колачница,
Колачи пекла да тым меня воспитала» — рассказала богатырка.

Вспомнил Илья грехи своей юности и признал в богатырке-полянице дочь свою:

«Называл ю соби дочерью любимою:
– А когда я был во той земли во тальянскою,
Три году служил у короля тальянскаго,
Да я жил тогда да й у честной вдовы,
У честной вдовы да й у колачницы,
У ней спал я на кроватке на тесовоей
Да на той перинке на пуховоей,
У самой ли у нёй на белой груди».

Прекратилась битва богатырская, отец и дочь помирились и разъехались в разные стороны, но богатырка задумала отомстить Илье:

«На кони она сидела, пороздумалась:
– Хоть-то съездила на славну на святую Русь,
Так я нажила себе посмех великий:
Этот славный богатырь святорусьскии
А й он назвал тую мою матку бл*ою,
Мене назвал в*ком,
Я поеду во роздольице в чисто поле
Да убью-то я в поли богатыря…»

Отыскала она шатер, где Илья Муромец спал сном богатырским, взяла рогатину, чтобы во сне его убить:

«Ёна бьет его да по белой груди,
Еще спит Илья да й не пробудится
А от крепка сна от богатырского,
Погодился у Ильи да крест на вороти,
Крест на вороти да полтора пуда:
Пробудился он звону от крестоваго,
А й он скинул-то свои да ясны очушки,
Как над верхом-тым стоит ведь поляничища удалая,
На добром кони на богатырскоем,
Бьет рогатиной звериной по белой груди».

Далее богатырь не церемонится с вероломной дочерью:

«Тут скочил-то как Илья он на резвы ноги,
А схватил как поляницу за желты кудри,
Да спустил ён поляницу на сыру земля,
Да ступил ён поляницы на праву ногу,
Да он дернул поляницу за леву ногу,
А он надвоё да ю порозорвал,
А й рубил он поляницу по мелким кускам.
Да садился-то Илья да на добра коня,
Да он рыл-то ты кусочки по чисту полю,
Да он перву половинку-то кормил серым волкам,
А другую половину черным воронам».

В былинах о приключениях Ильи описано  сказание о его встрече с богатырем Сварогом на святых горах Араратских. Богатыри решили продолжить странствие вместе. На пути увидели они красивый дубовый гроб, удивились такому чуду. В те далекие времена к похоронному убранству относились иначе. Решили богатыри испытать, кому такой богатый гроб придется в пору.

«Как увидели они да чудо чудное,
Чудо чудное да диво дивное:
На горы на Елеонския
Как стоит тута да дубовый гроб.
Как богатыри с коней спустилися,
Они ко гробу к этому да наклонилися,
Говорит Святогор да таковы слова
«А кому в этом гробе лежать сужено?
Ты послушай‑ка, мой меньший брат,
Ты ложись‑ка во гроб да померяйся,
Тебе ладен ли да тот дубовый гроб».

Первым гроб на себе испытал Илья, но для него ложе великовато оказалось. Тогда в гроб лег Сварог, и попал в западню, крышка гроба захлопнулась. Пытался Илья сдвинуть крышку – не сумел, начал он рубить гроб мечом, чтобы богатыря вызволить – но гроб с чертовщиной показался. От каждого удара на гробе появлялись железные обручи.

«Берет он саблю вострую,
Ударяет по гробу дубовому.
А куда ударит Илья Муромец,
Тут становятся обручи железные.
Начал бить Илья да вдоль и поперек,
– Все железные обручи становятся».

Покорился Сварог своей судьбе и сказал:

 «Ах ты, меньший брат да Илья Муромец!
Видно, тут мне, богатырю, кончинушка.
Ты схорони меня да во сыру землю,
Ты берико моего коня да богатырского,
Наклонись‑ка ты ко гробу ко дубовому,
Я здохну тебе да в личко белое,
У тя силушки да поприбавится».

Эта былина напоминает эпизод египетского мифа, в котором коварный Сет подарил своему брату Осирису золотой саркофаг. Осирис довольный дорогим подарком решил опробовать его, когда он лег в гроб, Сет захлопнул крышку и бросил гроб в реку Нил. Часто в легендах народов мира встречаются совпадения.

Мощи Ильи Муромца в Киево-Печерской лавре

В преклонные годы (50-55 лет) Илья Муромец устал от ратных дел и удалился в монастырь, где провел остаток дней своих.

«И построил он церковь соборную.
Тут Илья и окаменел,
И поныне его мощи нетленные» — гласит летопись.

Согласно данным экспертизы останков богатыря, он погиб от ранения. Предположительно, Илья участвовал в обороне монастыря от врагов. В древние времена монастыри представляли собой крепости, обитатели которых могли дать отпор врагам-чужеземцам.


Покоится Илья Муромец в Киево-Печерской лавре, в Муроме в Спасо-Преображенском монастыре хранится только часть его мощей – палец руки.

Исследователь останков профессор Борис Михайличенко утверждает, что мощи принадлежат Илье Муромцу: «Давайте вспомним былины. Там он описывается как человек богатырского телосложения. Проверяем. Длина тела, то есть рост, — 177 см. Для того периода времени это был человек высокого роста, ведь основная масса населения была ниже. Например, рост других святых из лавры -160-165 см. Далее — на костях у мумии очень хорошо развиты так называемые бугристости. А мы знаем, что чем лучше у человека при жизни развиты мышцы, тем больше у него будут эти бугристости. То есть у него была хорошо развита мышечная система. Кроме того, при рентгенологическом исследовании в черепе были обнаружены изменения в отделе мозга, называемом «турецкое седло». Эти изменения, характерные для акромегалии, акромегалоидного акцента. Люди в состоянии акромегалии имеют непропорционально большие части тела. Во все времена есть люди с такой симптоматикой, про них говорят — «косая сажень в плечах», по-украински их называют «кремезні». У них большие конечности, большая голова, то есть богатырский вид. Совпадает внешний вид с описанием из былин? Конечно!

Смотрим дальше. Согласно былинам, он 33 года лежал на печи, потом пришли какие-то калики перехожие, которые его исцелили, и он пошел защищать землю Русскую. Согласно же рентгенологическим исследованиям, у него было специфическое заболевание — спондилоартроз.

Памятник Илье в Муроме

В описании рентгенологов указано: «уплощение тела пятого поясничного позвонка, наличие остеофитов на грудных и поясничных позвонках, а также дугообразные соединения отростков пятого и четвертого поясничных позвонков позволяют утверждать, что при жизни этот человек страдал спондилоартрозом». По симптоматике эта болезнь похожа на радикулит, и в таком состоянии люди имеют ограниченную подвижность. В течение какого-то промежутка времени человек не двигается или частично не двигается. 33 года, о которых говорится в былинах, — скорее всего, гипербола. Но то, что он какое-то время он не двигался, — это точно. А потом пришли эти деды, судя по всему — костоправы. И тогда он поднялся. В наше время такие заболевания лечат массажами, расслабляющими процедурами, но хороший костоправ может вправить позвонки и даже вылечить человека.

И еще один аргумент — это возраст захоронения, датирующийся XI или XII веком. С учетом всех этих параметров мы вполне можем считать, что эти мощи действительно принадлежат Илье Муромцу».

Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

 Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама