На просторах Ленинградской области (Лужский район) у Череменецкого озера можно отыскать руины усадьбы Рапти, принадлежавшей Александру Половцову — промышленнику и политику второй половины XIX века. При императоре Александре III Половцов получил должность государственного секретаря при Его Величестве.


Руины усадьбы напоминают античные развалины

Говорили, что Половцов сделал свое имя и карьеру благодаря состоянию супруги Надежды Июневой — приемной дочери и наследницы барона Штиглица.
«Вчера я обедал у г. Половцова, своего рода петербургского пройдохи, который, женившись на дочери банкира Штиглица, страшно разбогател, живет во дворце, дает утонченные обеды и т.д.» — из письма Тургенева Полине Виардо.

Слухи были преувеличены, строгий барон не баловал зятя.

Надежда Июнева получила право распоряжаться капиталом семьи Штиглица только после смерти барона в 1884 году (получается, спустя 23 года после замужества). «Мою жену считают миллионершей, а нам еле-еле чем жить» — писал Половцов в своем дневнике.


В конце XIX века усадьба получила название «Маленький Версаль».

Воспитанница Штиглица была внебрачной дочерью великого князя Михаила Павловича (брата Николая I), и по правилам европейского этикета не могла быть принята при дворе. Половцов обращался к императору Александру III с просьбой получить разрешение появляться при дворе с супругой, но получал отказ.

Барон Штиглиц и его супруга были бездетны и взяли на воспитание внебрачную дочь царской крови. Рассказывали, что колыбелька с девочкой была найдена в кустах сирени в июне месяце, поэтому ей дали фамилию — Июнева.

Историю своей семьи описал внук Половцова и Июневой — князь Оболенский:
«У императора Павла I было несколько сыновей. Один — император Александр I. Другой — император Николай I. Был еще один сын — великий князь Михаил Павлович. Умер он в 184* году в 51-летнем возрасте. Бабушка моя была внебрачной дочерью великого князя Михаила Павловича от одной из фрейлин. Родилась она 10 декабря 1842 года. В июне 1843 года ее подбросили в дом придворного банкира А.Л. Штиглица. Вот почему она носила девичью фамилию Июнева . В устройстве своей племянницы принял некоторое участие царь Николай I. Он сказал Штиглицу, что его интересует судьба подкинутого ребенка».

Теперь сохранились только ступени. Усадьба была разрушена в годы войны.

«Дедушка мой родился в небогатой дворянской семье 31 мая 1832 года… окончил училище правоведения и начал службу в Первом департаменте сената. Ему предстояла жизнь рядового чиновника… Однако честолюбивый юноша- правовед настойчиво ухаживал за приемной дочерью Штиглица, упорно домогался ее руки и сердца и в конце концов добился женитьбы на ней» — рассказывает внук — князь Оболенский.


Александр Половцов — хозяин усадьбы, унаследовавший имение Рапти от предков

Половцов с юности проявил себя как талантливый юрист и предприниматель, чем снискал уважение своего будущего тестя — барона Штиглица.

Половцов и барон Штиглиц стали основателями промышленного учебного заведения, обучавшего «ученых рисовальщиков», которое в наши дни носит имя барона Штиглица.
«Россия будет счастливой, когда купцы будут жертвовать деньги на учение и учебные цели без надежды получить медаль на шею…» — рассуждал Половцов.

Надежда Июнева, наследница состояния барона Штиглица — супруга Половцова.

После смерти барона Штиглица воспитанница Надежда и ее дети унаследовали основную часть состояния барона: «Дача на Каменном острове сыну Надежды Михайловны Александру Александровичу. Старшему сыну дочери Александру Александровичу имение Фоминки Владимирской губернии Гороховского уезда — 10 486 десятин. Второму сыну Петру Александровичу билеты выигрышного займа. Анне Александровне Оболенской 1 000 000 рублей. Надежде Александровне Бобринекой 1 000 000 рублей. Все остальное дочери Надежде Половцовой: Екатериигофская бумагопрядильная мануфактура, Нарвские суконная и льнопрядильная мануфактуры, акции Московского купеческого банка и С.-Петербургского водопровода»

Политическим противником Половцова был сам министр финансов Витте. Гениальный российский финансит резко высказался об экономических талантах своего противника:
«Половцов … умудрился сделать так, что, когда он… умер, то наследникам его осталось самое ограниченное состояние в несколько миллионов рублей…, а все остальное было уничтожено. Говорю “уничтожено”, а не проедено, потому что хотя он жил широко, но все-таки совсем не настолько широко, чтобы можно было прожить такое громадное состояние. Все время он занимался различными аферами: продавал, покупал, спекулировал и доспекулировался до того, что почти все состояние своей жены проспекулировал».

Портрет Половцова на полотне  Ильи Ренина «Заседание государственного совета»  

Другие современники высоко ценили благотворительную деятельность Половцова, его вклад в развитие бытового искусства для простых людей.
«Пускай не одни дворцы и палаты останутся хранителями предметов, увеселяющих глаз, возвышающих душевное настроение; пускай, напротив, всякое жилище русского труженика и семьи его озарится светлым лучом искусства, требующим не драгоценных материалов, хотя бы изобилующих в нашей стране, но исключительно общедоступного в исполнении гармонического сочетания линий и красок. Такова цель стремлений нашего училища. Достигается ли она? Ответ на это дают соседние залы, наполненные произведениями наших учеников» — говорил Половцов на годовщине открытия художественно-промышленного училища.

По озеру от усадьбы к Череменецкому монастырю курсировал колесный пароход. Половцов часто посещал монастырское кладбище, где была похоронена его матушка.

В имении Половцова находилась богатейшая коллекция предметов искусств. Говорили, что он приобрел три японские вазы, когда-то принадлежавшие казненной французской королеве Марии-Антуанетте.

Половцов скончался в 1909 году в возрасте 77 лет, спустя год после смерти супруги.
Он умер в любимом имении Рапти, в своем «Версале», который разрушила грядущая война.


После революции до войны здесь располагался санаторий

Жутковатые подземелья усадьбы сохранились несмотря на взрыв самого здания.

Говорят, что тоннели вели в соседние дома усадебного комплекса. По одной из легенд Пловоцов был масоном и подземелья вели в тайный зал, где он проводил свои масонские ритуалы.


К лестнице в конце тоннеля подобраться не удалось

 

Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

 Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама