Дворец семьи Шереметевых на реке Фонтанке, именуемый Фонтанным домом, был построен в 18 веке. Владельцы дома редко останавливались здесь, предпочитая московские усадьбы. Во время отсутствия хозяев дом сдавался в аренду. Как говорят городские легенды, призраки обитателей Фонтанного дома иногда возвращаются.


Deus conservat omnia («Бог сохраняет все»)
Девиз на гербе Фонтанного Дома

Говорили, что Фонтанный дом арендовала Екатерина Великая для своего юного фаворита камер-юнкера Жихарева. Другой фаворит царицы – Платон Зубов решил избавиться от соперника. Он подослал наемных убийц, который закололи Жихарева в белом зале дворца во время маскарада. Душа убитого фаворита появляется по ночам в зале.

Мистический маскарад Шереметевского дворца жутко представлен в «Поэме без героя» Анны Ахматовой, которая жила в квартире флигеля дома 1925 – 1952 годах и лично познакомилась с легендами о призраках.
«С детства ряженых я боялась,
Мне всегда почему-то казалось,
Что какая-то лишняя тень
Среди них «б е з л и ц а и н а з в а н ь я»
Затесалась…»

Фонтанный дом открыл Ахматовой свои тайны.
«Не отбиться от рухляди пестрой,
Это старый чудит Калиостро»
— писала поэтесса.

Возможно, Калиостро во время приезда в Россию, выступал и в Фонтанном доме. По легендам, призрак этого персонажа появляется в нескольких дворцах Петербурга в зеркалах. Неспокойный дух путешествует через зазеркалье по местам своей боевой мистической славы.

«Смерти нет — это всем известно,
Повторять это стало пресно,
А что есть — пусть расскажут мне.
Кто стучится?
Ведь всех впустили.
Это гость зазеркальный? Или
То, что вдруг мелькнуло в окне…

Шутки ль месяца молодого,
Или вправду там кто-то снова
Между печкой и шкафом стоит?
Бледен лоб и глаза открыты…
Значит, хрупки могильные плиты,
Значит, мягче воска гранит…

Вздор, вздор, вздор! — От такого вздора
Я седою сделаюсь скоро
Или стану совсем другой.
Что ты манишь меня рукою?!
За одну минуту покоя
Я посмертный отдам покой» — как рассказала Ахматова.


Комната дворца с портретами обитателей

У Фонтанного дома есть своя призрачная хозяйка – крепостная актриса Прасковья Жемчугова, в которую влюбился сам граф Николай Шереметев и тайно обвенчался с нею. Свидетелями венчания стал знаменитый архитектор Джакомо Кваренги и балерина Татьяна Гранатова.


Актриса Прасковья Жемчугова в театральном костюме. Говорят, ее призрак возвращается в Фонтанный дом.

Чтобы избежать скандала, когда о браке станет известно в обществе, Шереметев сочинил легенду, будто Прасковья – дочь разорившегося польского дворянина.


Граф Николай Шереметев рядом со скульптурным портретом царя Александра I, который признал законность брака графа и актрисы.

Шереметев создал в Москве свой театр из крепостных актеров, для обучения которых приглашал лучших учителей. Актеры получали красивые сценические псевдонимы. Прасковья Ковалева получила псевдоним – Жемчугова. Талантом актрисы восхищалась сама Екатерина Великая. После спектакля царица позвала актрису в свою ложу и подарила ей бриллиантовый перстень в знак милости.


Домашний портрет актрисы во время беременности — в халате и ночном чепчике. Редкость для парадного искусства галантного века.

Граф и актриса обосновались в Фонтанном доме Петербурга в 1797 году. Шереметев переехал в Петербург из Москвы по воле Павла I, который был очарован театром графа. Для императора Прасковья Жемчугова выступила один раз в Фонтанном доме, от сырого петербургского климата у нее обострился туберкулез. Актриса скончалась в 1803 году в возрасте 34 лет.


Сейчас во дворце музей музыки — идеально для музыкальных призраков

По одной из легенд смерть была предсказана актрисе. Однажды перед выступлением к Жемчуговой подошла гадалка и предупредила, что в этот день на сцену выходить опасно, можно на себя беду навлечь и жизни лишиться. Прасковья тогда не послушала предостережения.

kirakostukova поделилась подробной версией этой легенды:
«Прасковья в этом спектакле должна была сыграть героиню, которая умирает в конце.
Подошедшая гадалка предупредила ее, что совсем недавно Прасковья уже два раза сыграла героинь, которые тоже умерли. И якобы сказала: «Два раза можно играть покойницу, а на третий сама умрешь. Такой зарок дан актёркам».
Но Прасковья ее не послушала, сыграла свою последнюю роль… И вскоре слова гадалки сбылись -она «умерла» на сцене, а потом скончалась на самом деле».

Я.М. Белицкий рассказывал о любви графа:
«Да, дочке сельского кузнеца была уготована удивительная судьба — Параша стала графиней Шереметевой. Граф самозабвенно любил ее. В завещании сыну он писал, что в сердце Прасковьи нашел «разум, искренность, человеколюбие, постоянство, верность». И эти черты пленили его еще больше, чем ее красота. Они заставили «попрать светские предубеждения, избрать ее своею супругою». Но светское общество не простило одному из самых богатых и знатных людей России этот неравный брак. Кстати, венчание в церкви Симеона Столпника было тайным. И когда графиня Прасковья умерла, будучи совсем молодой, вскоре после рождения сына, в последний путь ее провожали актеры крепостного театра и самые близкие семье люди. В числе их был известный архитектор Джакомо Кваренги. Ему граф поручил вскоре достраивать дом на Сухаревской площади в Москве — странноприимный дом в память графини Прасковьи Шереметевой».


Прасковья Жемчугова, к платью актрисы приколот медальон с портретом графа Шереметева

Как писала Ахматова:
«Что бормочешь ты, полночь наша?
Все равно умерла Параша.
Молодая хозяйка дворца.
Тянет ладаном из всех окон,
Срезан самый любимый локон,
И темнеет овал лица.
Не достроена галерея —
Эта свадебная затея,
Где опять под подсказку Борея
Это все я для вас пишу…

Так под кровлей Фонтанного Дома,
Где вечерняя бродит истома
С фонарем и связкой ключей, —
Я аукалась с дальним эхом,
Неуместным смущая смехом
Непробудную сонь вещей».


Дарья Юрская в роли Прасковьи Жемчуговой, фильм «Графиня Шереметева» (1994)

Романс на стихи Мирры Лохвицкой из фильма «Графиня Шереметева» (1994). Композитор Игорь Голубев.
Исполняет Татьяна Куинджи.

Шереметев по предсмертной просьбе супруги продолжил ее благотворительное дело – основание больницы для простых людей (Шереметевской больницы). Сейчас здесь Институт неотложной помощи имени Склифосовского.
«Удовольствия изменились в глазах моих. Пиршества переменил я в мирные беседы с моими ближними и искренними; театральные зрелища заступило зрелище природы, дел Божиих и деяний человеческих; постыдную любовь изгнала из сердца любовь постоянная, чистосердечная, нежная, коею на веки обязан я покойной моей супруге» — писал граф.


На портрете граф указывает на созданную больницу

Граф Шереметев пережил жену всего лишь на пять лет, он скончался в 1809 году. Малолетний сын актрисы и графа остался сиротой, его воспитанием занялась Татьяна Гранатова – бывшая крепостная балерина театра графа, которая осталась другом семьи Шереметевых.


Татьяна Гранатова, воспитавшая осиротевшего Дмитрия Шереметева

В завещании сыну Дмитрию, Николай Шереметев написал о своей любви.
«Я питал к ней чувствования самыя нежныя, самыя страстныя; но рассматривал сердце мое, не одним ли токмо любострастным вожделением она поражает, или ищет кроме красоты ее других приятностей, услаждающих ум и душу. Видя, что оно ищет вместо любви и дружбы приятностей телесных и душевных, долгое время наблюдал я свойства и качества любезного ему предмета и нашел в нем украшенный добродетелью разум, искренность, человеколюбие, постоянство, верность; нашел в нем привязанность ко святой Вере и усерднейшее богопочитание. Сии качества пленили меня больше, нежели красота ея, ибо они сильнее всех внешних прелестей и чрезвычайно редки. Они заставили меня попрать светское предубеждение в рассуждении знатности рода и избрать ее моею супругою» — «Завещательное письмо графа Н.П. Шереметева сыну Дмитрию».

Отец завещал сыну продолжить добрые дела семьи Шереметевых.
«Делай добро для добра. Верь мне, что удовольствия роскоши и пышности при малом поражении несчастия исчезают, а услаждение души, ума и сердца, от добрых наших дел происходящее, навсегда в нас остается».

Дмитрий Шереметев был другом Пушкина. В Фонтанном доме художником Кепренским был написал знаменитый портрет поэта.


Молодой Дмитрий Шереметев

Когда молодой граф Дмитрий тяжело заболел, его жадный кузен Уваров, который тогда оказался единственным наследником состояния шереметевых, спешно приступил к описи имущества. Однако граф выздоровел и все надежды Уварова пошли прахом. Пушкин, который давно враждовал с Уваровым, посвятил Шереметеву сатирическую поэму «На выздоровление Луккула», в которой высмеял подлого наследника.

«Ты угасал, богач младой!
Ты слышал плач друзей печальных.
Уж смерть являлась за тобой
В дверях сеней твоих хрустальных.
Она, как втершийся с утра
Заимодавец терпеливый,
Торча в передней молчаливой,
Не трогалась с ковра…

…А между тем наследник твой,
Как ворон, к мертвечине падкой,
Бледнел и трясся над тобой,
Знобим стяжанья лихорадкой.
Уже скупой его сургуч
Пятнал замки твоей конторы;
И мнил загресть он злата горы
В пыли бумажных куч».

«…Но ты воскрес. Твои друзья,
В ладони хлопая, ликуют;
Рабы, как добрая семья,
Друг друга в радости целуют;
Бодрится врач, подняв очки;
Гробовый мастер взоры клонит:
А вместе с ним приказчик гонит
Наследника в толчки.

Так жизнь тебе возвращена
Со всею прелестью своею;
Смотри: бесценный дар она;
Умей же пользоваться ею;
Укрась ее; года летят,
Пора! Введи в свои чертоги
Жену красавицу — и боги
Ваш брак благословят».


Анна Шереметева — супруга графа Дмитрия. Прическу с локонами фрейлина сделала по совету императрицы.

Как по совету Пушкина граф Дмитрий женился в 1838 году в 35 лет, его супругой стала дальняя родственница – Анна Шереметева, которая происходила из нетитулованной небогатой ветви рода Шереметевых. Невесте графа было 27 лет. Фрейлина императрицы, знатная барышня обладала музыкальным талантом и прославилась в свете как певица и пианистка.


Бальный зал Фонтанного дома, где в наши дни проходят балы «Четыре сезона»

«…Весь день в движении, большой обед и бал, который продолжался до трех часов. Императрица танцовала больше всех других дам, я тоже много танцовала, между прочим, мазурку с наследником, со всеми флигель-адъютантами, попурри с графом Шереметевым, который справлялся о вас… Я теперь буду заниматься пением, у меня фортепиано, благодаря брату Бороздиных. …Граф Виельгорский только что ушел от меня и сейчас вернется. Я немножко пела с ним. Ея Величество желает, чтобы я пела» — описывает свою бурную придворную жизнь будущая графиня.


По легенде в фаворит Екатерины был убит ревнивым Зубовым в Белом зале

Императрица Александра Федоровна (супруга Николая I) любила светские веселья и тайно посещала городские маскарады. Среди фрейлин, сопровождавших царицу, была Анна Шереметева.

«…это, правда, лучшее из существ; она так безусловно правдива, так искренно приветлива
» — говорил Федор Тютчев о графине.

Мрачный Фонтаный дом снова ожил.
«Моя мать,внесла новую жизнь в наш старый дом.она любила книги,много читала. Музыка сблизила ее со знаменитою Зонтаг, тогда уже графинею Росси, часто посещавшей ее музыкальные вечера. Приезжие артисты, знаменитости 40-х годов, находили всегда гостеприимный приют у моей матери. Рубини,.Виардо, пианисты Тальберг, Делер, Лист были ее гостями» — вспоминал сын графини.

Супруги были счастливы, хотя обладали совершенно разными вкусами. «…Отец… любил сидеть дома, а мать чрезвычайно любила путешествовать… она не любила Ульянку, но любила Кусково, которое не любил он. Она училась говорить по-английски… англомания ему была противна…» — рассказывал сын Сергей Шереметев.

Анна Шереметева скончалась в возрасте 38 лет в любимом имении Кусково от туберкулеза. Говорили, что графиню отравили враги Дмитрия Шереметева. Однажды, когда граф находился в отъезде, его супруге подали отравленный суп. Попробовав суп графиня вдруг почернела и мгновенно умерла.

Возможно, и ее тень мелькает в зеркалах Фонтанного дома.


Кабинет графа Шереметева в начале 20 века

Шереметев едва не обезумел от горя, говорили, что он заперся в своем кабинете и не желал никого видеть.

Спустя три года 54-летний граф по совету родных женился снова, его избранницей стала вдова Александра Мельникова. Современники описывали Мельникову как даму заносчивую и черствую сердцем. Говорили, что она настаивала, чтобы граф лишил своего старшего сына Сергея наследства в пользу ее семьи. Появились слухи, что вдова Мельникова околдовала старого графа, когда он переписал на нее часть владений Шереметевых.

Супруги вскоре разъехались. Шереметев жил один в имении Кусково, он скончался в возрасте 68 лет. Крестьяне любили доброго старого барина и оплакивали его смерть.


Дмитрий Шереметев в зрелые годы

«Крестьяне несли его на руках через всю Москву, к пути следования в Александро – Невскую Лавру, где, согласно завещанию, погребен он был рядом с отцом и матерью, графиней Прасковьей Ивановной. Когда он лежал в гробу, черты лица его выпрямились, и меня поразило сходство его с нею!» – рассказывал сын Сергей Дмитриевич Шереметьев.

Фонтанный дом стал предметом спора между сводными братьями Сергеем и Александром. Сергею удалось выиграть тяжбу и отстоять фамильный дворец. При новом владельце дворец был перестроен, в здании расположился театр (в наши дни Драматический театр на Литейном) и русское историческое общество.

Семья Шереметевых чтила память бабушки-актрисы.
В начале 20 века праправнучка Прасковьи Жемчуговой писала: «Все в нашей семье относились к Прасковье Ивановне с величайшим почтением. Дед не разрешал называть ее Парашей. Я помню, что в Фонтанном доме стоял складень на аналое: изображение Прасковьи Ивановны в гробу, а в центре два ее портрета – один в чепце, с миниатюрой на груди, другой, последний, перед родами, в полосатом платье, с такой горькой складкой возле губ. Копии с картин Аргунова сделаны по приказу прапрадеда. Раскрывали складень лишь по великим праздникам и детей проводили мимо. А кто из младшего поколения проказил – лишался этой чести, и обычно „грешник“ горько плакал».


Портрет Анны Ахматовой

Анна Ахматова ассоциировала себя с Прасковьей Жемчуговой, сравнивая свою поэзию с ее актерской игрой на сцене.

В Фонтанном доме в новогоднюю ночь 1941 года Анну Ахматову посетило тревожное видение, карнавал призраков, который принес тревожное предсказание:

Я зажгла заветные свечи,
Чтобы этот светился вечер,
И с тобою, как мне не пришедшим,
Сорок первый встречаю год.
Но…
Господняя сила с нами!
В хрустале утонуло пламя,
«И вино, как отрава жжет».
Это всплески жесткой беседы,
Когда все воскресают бреды,
А часы все еще не бьют…
Нету меры моей тревоге,
Я сама, как тень на пороге,
Стерегу последний уют.
И я слышу звонок протяжный,
И я чувствую холод влажный,
Каменею, стыну, горю…

… Это все наплывает не сразу.
Как одну музыкальную фразу,
Слышу шепот: «Прощай! Пора!
Я оставлю тебя живою,
Но ты будешь моей вдовою,
Ты — Голубка, солнце, сестра!»
На площадке две слитые тени…
После — лестницы плоской ступени,
Вопль: «Не надо!» и в отдаленье
Чистый голос:
«Я к смерти готов».

Год сорок первый оказался роковым… В «Поэме без героя» Ахматова описывает своих ушедших близких, которые как тени-призраки проносятся мимо.

Ахматова вспоминала: «В дело вмешался и сам Фонтанным Дом: древние, еще шведские дубы, Белый (зеркальный) зал, где пела сама Параша для Павла I, уничтоженный в … грот, какие-то призрачные ворота и золотая клинопись фонарей в Фонтанке и Шумерийская кофейня…»

Еще в военные годы для читателей Ахматова сделала пояснение к поэме:
«…Я посвящаю эту поэму памяти ее первых слушателей — моих друзей и сограждан, погибших в Ленинграде во время осады.
Их голоса я слышу и вспоминаю их, когда читаю поэму вслух, и этот тайный хор стал для меня навсегда оправданием этой вещи.
8 апреля 1943, Ташкент

До меня часто доходят слухи о превратных и нелепых толкованиях «Поэмы без героя». И кто-то даже советует мне сделать поэму более понятной.
Я воздержусь от этого.
Никаких третьих, седьмых и двадцать девятых смыслов поэма не содержит.
Ни изменять ее, ни объяснять я не буду.
«Еже писахъ — писахъ».
Ноябрь 1944, Ленинград»

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама