Снова продолжение буржуазного цикла. Он простых людях, которые стали знатными буржуа России 19 века.
На улице Фурштатской дом 52, где сейчас Дворец бракосочетания, раньше располагался особняк семьи Варгуниных — бумажных королей. Варгунины были родом из простых крестьян, которые перебрались на заработки в город и начали свое дело с торговли писчей бумагой. В 1839 году отец династии Александр Варгунин вместе с англичанином Джоном Гоббертом основали Невскую писчебумажную фабрику.


Дом на Фурштатской улице был построен Константином Варгуниным, владельцем фирмы «А. И. Варгунин». Проект архитектора А. И. фон Гогена.

Семья Варгуниных относилась к прогрессивным буржуа, которые заботились о социальных благах своих рабочих. Варгунины в 1867 году построили 4-этажный жилой дом для рабочих, в 1875 году основали Фарфоровское (исторический район на юго-востоке Санкт-Петербурга) попечительство для просвещения работников, в которое входили библиотеки, школы, «Невское общество по устройству народных развлечений» и театр самодеятельности. Работники фабрики Варгунина в среднем получали около 1 рубля в день (1282 рублей в день при пересчете на курс рубля 2013 года).

Как описывает очевидец, производство бумаги 19 века осуществлялось из тряпья и соломы. В год из 165 000 пудов (2 640 тонн) тряпья получалось 5 000 000 фунтов (2 250 тонн) бумаги разного качества.

Далее в этой заметке много цифр о показателях фабрики и производственном процессе бумаги в России конца 19 века. Информация специфическая, я люблю цифры. К 8 марта также тема женского рабочего труда.


Константин Варгунин в особняке не жил, здесь обосновался его сын с супругой

Фабрика Варгуниных сотрудничала с Императорским домом и в 1874 году получила разрешение печатать герб на своей бумаге.

«Писчебумажная фабрика Варгунина существует с 1839 года: в мае 1889 года ей исполнится ровно 50 лет. На фабрике работает 600 человек рабочих, пять паровых машин, в общей сложности в 600 лошадиных сил парового движения. Фабрика перерабатывает ежегодно 165,000 пудов тряпья, большая часть которого закупается на Нижегородской ярмарке, и только 65,000 пудов поставляются тремя петербургскими тряпичными тузами.

«Из упомянутого количества тряпья вырабатывается 5.000,000 фунтов разных сортов бумаги — в год. Здесь фабрикуют почтовую, писчую, слоновую, александрийскую, империал, карточную — это первые номера бумаги, с двумя проклейками. Они продаются от 20 — 23 копейки за 1 фунт. Следующие номера, низшие по качеству, продаются 15 — 18 коп. за 1 фунт; учебные тетради— по 17 коп. за 1 фунт; 9й номер писчей бумаги по 15 коп. за фунт, и, наконец, самый низший сорт писчей бумаги и картузная, продаются по 14 копеек за 1 фунт»

Смотря по качеству и плотности бумаги, в стопе, в 480 листов бывает от 10 фунтов и до 30 фунтов весу. Почтовая бумага тянет от 14 ф. до 28 фунтов в стопе. В карточной бумаге полагается 500 листов в 1 стопе. — Писчебумажные фабрики Говарда и Варгунина / Бахтиаров А. А. История книги на Руси. — 1890.

Бумага для игральных карт Императорской Карточной фабрики изготавливалась Варгуниными. Судя по статистике, карты пользовались спросом у современников:
«На фабрике Варгунина ежегодно изготовляется для карточной фабрики 15,000 стоп карточной бумаги, которая идет на выделку игральных карт, кои из Петербурга расходятся по всей России.

Как известно, Петербургская карточная фабрика Воспитательного дома — единственная в России. Карточная бумага плотна и крепка, так что стола тянет 80 фунтов «и продается по 18 рублей за стопу.


Карточный туз конца 19 века

В России на игральные карты ежегодно идет 25.ООО,ООО листов карточной бумаги, стоимостью около 300.000 рублей. Количество же фабрикуемых карт простирается на сумму до полутора, миллионов рублей ежегодно; Петербург уплачивает за карты 200,000 рублей, да Москва столько же; остальное выпадает на долю провинции» — Писчебумажные фабрики Говарда и Варгунина / Бахтиаров А. А. История книги на Руси. — 1890.


Ворота Особняка Варгуниных

Для издания книги «Бесы» Достоевский получил бумагу в подарок от Варгуниных и очень тяготился этим.
«Таким образом, я и не знаю теперь, как разделаюсь с Варгуниным; ясно, что нельзя будет опять всего заплатить; денег у меня вовсе не так много, чтоб всем отдать…»

В прессе 19 века описывается труд женщин на фабрике. «Счетчицы» считались рабочей элитой, а вот в «тряпичном цеху» работницам приходилось тяжко.
«На фабрике Варгунина до 50 женщин, «счетчиц», занимаются счетом бумаги по стопам.

Нельзя не удивляться ловкости и быстроте, с какою счетчицы пересчитывают бумагу. Перед каждой счетчицей, на столе лежат кипы бумаг: надо ее пересчитать, чтобы в каждой стопе было 480 листов — ни больше, ни меньше, чтобы фабрикант не был в накладе, да и покупателю не было бы обидно. Счетчицы выработали особую технику счета, «на двенадцать пальцев», как они выражаются.

Захватив левою рукою кипу бумаги, счетчица быстро просовывает пальцы правой руки — через каждые четыре листа, начиная с большего пальца. Живо просунув все 5 пальцев, счетчица подхватывает отсчитанные листы левой рукой, и начинает процедуру снова: просовывая все пять пальцев; снова захватывает левой рукой, и потом еще просовывает два пальца. Таким образом, счетчица на 12 пальцев взяла по 4 листа на каждый палец, т. е. всего 48 листов: эти листы она откладывает в сторону, и, повторив процедуру 10 раз, — получает стопу, т. е. 480 листов.

Поистине, счетчицы напоминают собою «живых машин»: так быстро они считают!

Опытная счетчица может отсчитать 60 стоп в 1 день, т. е. около 30,000 листов. Счетчицы получают за свою работу от полкопейки и до 12 копеек за каждую сосчитанную стопу.

Отсчитанная бумага упаковывается в кипы, от 1 — 5 стоп; на каждую кипу наклеивается ярлычок, на котором обозначено: 1) название бумаги, 2) формат (наприм. 22х28 квадратных дюймов), 3) вес стопы и 4) число стоп в кипе.

Счетчицы имеют дело с готовой бумагой, вышедшей уже из под бумажной машины: здесь нет той пыли, какая царит в тряпичном «отделении», где тряпка, собранная из разных губерний России, сортируется по своему качеству.

Работа счетчиц — чистая работа и безвредная по своим последствиям.

Совсем иную картину представляет «тряпичное отделение». Это — настояний ад: до 200 женщин, бледнолицых, полуголодных, виднеются там и сям сквозь облако пыли; они сортируюсь, режут и порют груды тряпья. От страшной пыли — сортировщицы подвязали свои рты платками, чтобы не задохнуться окончательно.

На одежде, на волосах и даже на ресницах осела масса пыли. В воздухе стоит особый специфически тряпичный запах, вызывавший головокружение у свежего человека. «Первоначальные сортировщицы» получают по 3 коп. с 1 пуда и зарабатываюсь от 50-60 к. в день. По словам сортировщиц, каждая, вновь поступившая «в тряпичное отделение» работница, начинает с того, что от непривычки к тряпичной пыли, сляжет в постель, недели на две, а потом мало-помалу привыкает

На фабрике имеется «соломенное отделение», где выделывают 25,000 соломенной массы, примешиваемой к бумаге».— Писчебумажные фабрики Говарда и Варгунина / Бахтиаров А. А. История книги на Руси. — 1890.

Просвещением рабочего класса был занят младший брат Николай Варгунин. Основной проблемой рабочих было пьянство, по мнению Варгунина этот порок был связан с необразованностью. Николай Варгунин открыл школу для рабочих, которая вскоре оказалась переполнена, было принято решение открыть вторую школу.

В 1895 году Вольное Экономическое Общество наградило Варгунина золотой медалью «за выдающуюся полезную деятельность по народному образованию в Петербурге и его окрестностях».

Рабочие-ученики ценили труды своего наставника, на юбилей деятельности общества Варгунин получил теплое поздравление от подопечных:
« Глубоко уважаемый Николай Александрович! Сегодня исполнилось 25 лет деятельности Фарфоровского Приходского Попечительства, во главе которого Вы ныне находитесь. Школы, в которых мы обучаемся обязаны Вам своим существованием, в них Вы даете нам все нужное для нашего образования и кроме того, заботитесь всеми возможными средствами об облегчении нам курса учения. Благодаря Вашему отеческому попечению мы получаем все учебные пособия, платья, а нуждающиеся среди нас – обувь и пищу. Вы заботитесь даже и о нашем будущем: изучение сапожного мастерства и рукоделия может доставить нам поддержку в дальнейшей нашей жизни, заботливость о нас побуждает Вас доставлять нам и развлечения и удовольствия в свободное от занятий время. От глубины нашего сердца приносим Вам и всем членам Попечительства нашу искреннюю благодарность за ее благие о нас попечения. Подписей 225».

Когда Николай Варгунин скончался в 1897 году, благодарные ученики посвятили ему стихи:
от 1-ой мужской гимназии З. Трифонова:
Не льстясь почетом, ни чинами,
Стряхнувши гордость богача,
Он был нам равный между нами,
Любить друг друга нас уча.
Но рано в нем иссякла сила
Не кончив много добрых дел.
И вот суровая могила
Любви, труда его – предел!
Как тяжела для нас утрата, —
Для нас униженных нуждой:
Зарыли мы отца и брата,
Его заменит ли другой?

«Вы — свет миру! Пусть светит свет Ваш людям, чтобы они видели Ваши добрые дела. Дела Николая Александровича перед глазами у всех нас».

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама