Я давно поняла, что мифологические эпосы надо читать не пытаясь отыскать логику в поступках героев, которая понятна современному человеку. Также нельзя делить героев на «хороших» и «плохих», обычно они все одинаково делают, и полезные дела и безобразничают. Особенно, когда враждуют друг с другом.


Избушка ведьмы у водопада Ахвенкоски осталась после съемок фильма «Темный мир». Как домик карельской бабы Яги — Лоухи

В карельской мифологии, которая очень подробно изложена в эпосе «Калевала», есть интересный персонаж – старуха Лоухи. Хозяйка мрачной и холодной страны Похъёла. Страна Похъёла – противоположность цветущему и солнечному краю «Калевала». Лоухи в мифологических статьях обычно сравнивается с бабой Ягой или Снежной королевой.

Оказавшись в морозной зимней Карелии, я сразу вспомнила страну Похъёла из эпоса.
Снегу в Похъёле немало,
Льду в деревне той обилье:
Снега реки, льда озера,
Там застыл морозный воздух;
Зайцы снежные там скачут,
Ледяные там медведи
На вершинах снежных ходят,
По горам из снега бродят;
Там и лебеди из снега,
Ледяных там много уток
В снеговом живут потоке,
У порога ледяного.

В начале эпоса Лоухи похожа на бабу Ягу, которая накормит-напоит путника, а потом спрашивает.

Лоухи, Похъёлы хозяйка,
Говорит слова такие:
«Так из сырости ты выйди
И пройди ко мне тропинкой,
Расскажи своё несчастье
И судьбу свою поведай».

Вот его из места плача
И из места злой кручины
Лоухи в лодку принимает,
На конец ладьи сажает
И сама гребет старуха,
Направляет Лоухи лодку,
Прямо в Похъёлу стремится,
В дом свой гостя доставляет.
Там голодного кормила,
Платье мокрое сушила
И неделю растирала,
Растирала, согревала;
Старец выздоровел скоро,
Стал герой опять здоровый.
Начала расспросы Лоухи.

А помогла Лоухи старому кудеснику Вяйнямёйнену из страны Калевала, который принес ей потом немало хлопот.


Замерзший водопад Ахвенкоски (название переводится как — Окунёвый порог)

У Лоухи было две дочери-красавицы. Самую прекрасную дочь она обещала в жены мастеру Ильмаринену, если он сделает волшебную мельницу Сампо, которая сама мелит. Хозяйка просит мельницу не для себя, а для своего народа.

О кузнец ты Ильмаринен,
Вековечный ты кователь!
Ты сумеешь сделать Сампо,
Крышку пеструю сковать мне
Взяв конец пера лебедки,
Молока коров нетельных,
От овечки летней шерсти,
Ячьменю зерно прибавив?

Лоухи, Похъёлы хозяйка,
Редкозубая старуха,
Быстро в горницу уходит,
Говорит слова такие:
«Дочь моя, что всех моложе,
Всех детей моих прекрасней!
Нарядись получше нынче,
Выйди в платье понарядней,
Ты навесь прекрасный жемчуг,
Грудь укрась как можно краше,
Шею ты укрась поярче,
А височки попестрее.
О румянце щек подумай
Да о блеске глаз помысли!
Ведь кузнец-то вековечный,
Знаменитый Ильмаринен,
Прибыл выковать нам Сампо,
Крышку пеструю устроить».

Дочка Похъёлы, красотка,
Красота земли и моря,
Набрала получше платьев,
Понарядней из нарядов,
Их надела друг за дружкой,
Головной убор надела,
Медные взяла застежки,
Золотой прекрасный пояс.
Кладовую оставляет,
Со двора в избу проходит:
Красотой глаза блистают,
Вся она стройна, красива,
Все лицо её сияет,
На щеках румянец алый,
На груди сверкает злато,
Серебро в кудрях блистает.

Кузнец делает мельницу, женится на дочери Лоухи, и народ Похъёла живет припиваючи.

Сладко в Похъёле живется,
Если в Похъёле есть Сампо!
Там и пашни и посевы,
Там и разные растенья,
Неизменные там блага.


Холодные воды водопада

Все счастливы и довольны, но не уберег кузнец свою молодую жену, она погибла. Погоревав, он пытался сделать себе ее статую из золота, но не было тепла и любви в идоле. Тогда снова отправился кузнец к Лоухи.

Лоухи, Похъёлы хозяйка,
Говорит слова такие:
«Плохо прежде поступила,
Дурно сделала я раньше,
Что дитя тебе вручила,
Отдала тебе ту дочку,
Чтобы юная скончалась,
Чтобы нежная погибла,
Точно в пасти злого волка,
В глотке страшного медведя.
Не отдам тебе вторую,
За тебя я дочь не выдам,
Чтоб с тебя смывала сажу,
Очищала бы от гари.
Я скорее брошу дочку,
Это детище родное,
В водопад, шумящий бурно,
В пасть пылающей пучины,
В страшный зев налима Маны,
В пасть зубастой щуки Туони».

Тогда кузнец увел девушку силой, но не было любви между ними. История закончилась печально, уличив жену в измене, кузнец превратил ее в чайку. Тогда волхв Вяйнямёйнен рассказывает кузнецу о своих намерениях украсть мельницу у Лоухи для народа Калевалы.

Тут кователь Ильмаринен
Быстро вновь уселся в сани.
Шумно мчится по дороге,
Головой поник печально,
Едет к родине обратно,
На знакомые поляны.
Старый, верный Вяйнямёйнен
На пути его встречает,

Говорит слова такие:
«Брат, кователь Ильмаринен!
Отчего ты так печален,
Шапка на сторону сбилась?
Ты из Похъёлы вернулся?
Как же Похъёла живет там?»

Отвечает Ильмаринен:
«Что ж ей, Похъёле, не жить там!
Сампо мелет неустанно,
И шумит немолчно крышка,
Мелет день для пропитанья,
А другой день для продажи,
Третий мелет для пирушки;
Говорю я справедливо,

Повторяю это снова:
Сладко в Похъёле живется,
Если в Похъёле есть Сампо!
Там и пашни и посевы,
Там и разные растенья,
Неизменные там блага».

Молвит старый Вяйнямёйнен:
«Брат, кователь Ильмаринен!
Где ж супругу ты оставил,
Знаменитую девицу,
Что один ты возвратился,
Без жены назад приехал?»
Сам кователь Ильмаринен
Говорит слова такие:
«Обратил в морскую чайку
Я жену свою дрянную,
И теперь на море чайкой
Все кричит она, все кличет,
Все шумит там по утесам,
Оглашает криком скалы».

У кузнеца волхв просит, чтобы тот выковал ему волшебный меч.
«Так поедем мы по суше,
Мы поедем по прибрежью!
Только ты клинок мне выкуй,
Огневой мне меч устрой ты,
Чтоб собак я разогнал им,
Похъёлы народ рассеял,
Ибо я иду брать Сампо
В деревнях, морозом полных,
В Похъёле туманно-мрачной,
В той суровой Сариоле».

Кудесник похищает мельницу и грузит ее на корабль. Лоухи, превратившись в птицу, устремляется за ним в погоню. Волхв предлагает ведьме поделить мельницу, чтобы обе страны жили хорошо и богато.

Молвит старый Вяйнямёйнен,
Говорит слова такие:
«О ты, Похъёлы хозяйка!
Хочешь, мы разделим Сампо
На краю земли туманной,
Там, на острове тенистом?»
Молвит Похъёлы хозяйка:
«Не хочу делить я Сампо,
Не хочу с тобой, несчастный,
Поделиться, Вяйнямёйнен!»

Но разгневанная Лоухи не намерена делиться своим добром. В схватке мельница ломается на части и падает в воду.

А сама орлица с шумом
На края свалилась лодки,
Точно с дерева тетерка,
Точно белка с ветки ели.
Ухватилася за Сампо,
Тащит пальцем безымянным,
Тащит Сампо прямо в воду,
Крышку пеструю роняет
Прямо с края красной лодки
В глуби синие потоков.
Так разбилось в море Сампо,
Крышка пестрая сломалась.
Потонули те обломки,
Те куски большие Сампо
.

Кудесник выловил обломки, из которых мельницу собрали снова. Народ Калевалы зажил богато и сыто.

Разгневанная колдунья прокляла землю Калевалы и грозится наслать всяческие несчастья.

Лоухи, Похъёлы хозяйка,
Говорит слова такие:
«У меня найдется выход,
У меня найдется средство
Против пашни и посевов,
Против пастбищ и растений,
Против месяца сиянья,
Против солнечного блеска:
Заточу в утес я месяц,
Я в горе упрячу солнце;
Я морозом заморожу,
Застужу я сильной стужей
Все, что вспашешь и посеешь,
Все посевы и запасы.
Я направлю град железный,
Набросаю град из стали
На твои большие пашни,
На прекраснейшее поле.
Вышлю из лесу медведя,
Редкозубого из чащи;
Пусть жеребчиков терзает,
Пусть кобыл он разрывает,
Пусть стада твои пожрет он,
Пусть коров твоих погубит.
Изведу народ твой мором
И весь род твой уничтожу,
Чтоб, пока сияет месяц,
Не было о нем и слуху».


Лоухи исполнила свои угрозы, она украла солнце и луну.

Лоухи, Похъёлы хозяйка,
Редкозубая старуха,
Тут же солнышко схватила
И взяла руками месяц,
Унесла с березы месяц
И с сосны стащила солнце.
Унесла домой с собою,
В Похъёлу, страну тумана.
Дома прячет светлый месяц
В недра пестрого утеса,
Солнце, — чтобы не светило,-
В глубь горы, железом полной.
Говорит слова такие:
«Никогда светить не выйдет
Из горы на волю месяц,
Никогда не выйдет солнце,
Коли я не отпущу их,
Коль сама не дам свободы,
Жеребят доставя девять,
От одной рожденных матки!»
Только месяц был запрятан,
Только солнце было скрыто,
В глыбе Похъёлы скалистой,
В недрах гор, железом полных,-
Похищает Лоухи пламя,
Вяйнёлы огонь очажный,
Чтоб лишить огня жилища,
Чтоб лишить жилища света.
Ночь настала без просвета,
Мрак густой и бесконечный.

Тогда народ Калевалы начал готовится к войне с Похъёлой. Кузнец начал ковать оружие. Узнав об этом, Лоухи испугалась и вернула солнце и луну.

Лоухи, Похъёлы хозяйка,
Редкозубая старуха,
Видит, к ней беда подходит,
Ей несчастье угрожает.
И летит, стремясь чрез воздух
Дальней Похъёлы достигнуть.
Из скалы пускает месяц,
Солнце выслала из камня.
А сама свой вид меняет,
В виде голубя явилась:
Запорхала, прилетела
К Ильмаринену на кузню.
Подлетела к двери птицей,
Голубком у двери села.
И промолвил Ильмаринен,

Сам сказал слова такие:
«Ты зачем сюда явился,
Прилетел к порогу, голубь?»
Из дверей ему ответил,
От порога этот голубь:
«Я затем здесь у порога,
Чтоб принесть тебе известье:
Из скалы уж вышел месяц,
Из утеса вышло солнце».

Заканчивается эта история гимном волхва луне и солнцу.

«Здравствуй, месяц серебристый,
Вновь ты кажешь лик прекрасный,
Здравствуй, солнце золотое,
Снова всходишь ты, сияя!
Из скалы ушел ты, месяц,
Ты ушло из камня, солнце,
Как кукушка золотая,

Как серебряный голубчик,
На своих местах вы снова,
Прежний путь свой отыскали.
По утрам вставай ты, солнце,
С нынешнего дня вовеки!

Каждый день приветствуй счастьем,
Чтоб росло богатство наше,
Чтоб к нам в руки шла добыча,
К нашим удочкам шла рыба!
Ты ходи благополучно,

На пути своем блаженствуй,
В красоте кончай дорогу,
Отдыхай с отрадой ночью!»

Война Похъёлы и Калевалы закончилась. Это не единственная сюжетная линия Калевалы, накручено там много всего. Там даже местный Дон-Жуан есть, который тоже к дочери Лоухи сватался, но ведьма ему испытание придумала — путешествие в загробный мир… Эту историю надо отдельно рассказать.

И много меня с лесной нечистью.


Хранитель леса, в карельских мифах его зовут Тапио


На троне Лоухи


С карельской Ягой

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама