Как я уже упомянула в заметке Легенды крепости Корела, в нашей истории тоже есть легенда о «Человеке в железной маске» — венценосном узнике. Его история упоминается в поэме Вольтера «Кандид». Герой поэмы встречает на маскараде человека в маске, который говорит: «Меня зовут Иван, я был императором российским; еще в колыбели меня лишили престола, а моего отца и мою мать заточили; я был воспитан в тюрьме; иногда меня отпускают путешествовать под присмотром стражи; сейчас я приехал на венецианский карнавал».

«Человека в маске» звали Иоанн Антонович, он был внучатым племянником царицы Анны Иоановны, которому она завещала корону. В исторических анекдотах А.С. Пушкин рассказывает о предсказании новорожденному царевичу: «императрица Анна Иоанновна послала к Эйлеру приказание составить гороскоп новорожденному. Он занялся гороскопом вместе с другим академиком. Они составили его по всем правилам астрологии, хотя и не верили ей. Заключение, выведенное ими, испугало обоих математиков, и они послали императрице другой гороскоп, в котором предсказывали новорожденному всяческие благополучия. Эйлер сохранил, однако ж, первый и показывал его графу К. Г. Разумовскому, когда судьба несчастного Иоанна Антоновича совершилась».

Историк Семевский писал: «12 августа 1740 года был несчастным днем в жизни Иоанна Антоновича — это был день его рождения».


Императрица Анна Иоановна была дочерью царя Иоанна V, брата Петра I. Братья были коронованы вместе, но вместо них государством управляла их властная сестра Софья. Царь Иоанн был слаб здоровьем и умер молодым в 1696 году.


Иоанн V — отец Анны Иоановны, брат Петра I

Анна Иоановна не желала, чтобы престол после ее смерти перешел к детям Петра I, она хотела чтобы трон унаследовали потомки ее отца.


Анна Леопольдовна — мать Иоанна Антоновича, племянница Анны Иоановны


Герцог Антон Ульрих Брауншвейгский – отец Иоанна

По легенде, накануне заговора Елизавета, дочь Петра, встретилась с Анной Леопольдовной на балу во дворце. Анна Леопольдовна споткнулась и упала перед Елизаветой Петровной на колени. Придворные зашептались о дурном предзнаменовании.

Анне Леопольдовне докладывали о готовящемся заговоре, но она не решилась предпринять решительных мер и по-родственному побеседовала с Елизаветой во время карточной игры. Елизавета Петровна, уверяла родственницу, что не замышляет заговора.


Елизавета Петровна

Как пишет генерал К.Г. Манштейн, «цесаревна прекрасно выдержала этот разговор, она уверяла великую княгиню, что никогда не имела в мыслях предпринять что-либо против нее или против ее сына, что она была слишком религиозна, чтобы нарушить данную ей присягу, и что все эти известия сообщены ее врагами, желавшими сделать ее несчастливой»

Ночью в декабре 1741 года Елизавета Петровна и ее верные солдаты Преображенского полка вошли в Зимний дворец. Гвардейцы спешили. Елизавета не могла быстро шагать по снегу как ее бравая гвардия, тогда солдаты подхватили ее на плечи и внесли во дворец.

Войдя в комнату к спящей Анне Леопольдовне, Елизавета Петровна произнесла «Сестрица, пора вставать!»

Историк Николай Костомаров описывает свержение малолетнего императора: «Он спал в колыбельке. Гренадеры остановились перед ним, потому что цесаревна не приказала его будить прежде, чем он сам не проснется. Но ребенок скоро проснулся; кормилица понесла его в караульню. Елизавета Петровна взяла младенца на руки, ласкала и говорила: «Бедное дитя, ты ни в чем невиновно, виноваты родители твои!»

И она понесла его к саням. В одни сани села цесаревна с ребенком, в другие сани посадили правительницу и ее супруга… Елизавета возвращалась в свой дворец Невским проспектом. Народ толпами бежал за новой государыней и кричал «ура!». Ребенок, которого Елизавета Петровна держала на руках, услышав веселые крики, развеселился сам, подпрыгивал на руках у Елизаветы и махал ручонками. «Бедняжка! — сказала государыня. — Ты не знаешь, зачем это кричит народ: он радуется, что ты лишился короны!»

Анна Леопольдовна и ее супруг были отправлены в ссылку в Архангельскую область, где у них родилось еще четверо детей. На содержание Брауншвейгского семейства выделялось 10-15 тысяч рублей ежегодно. После смерти родителей дети Брауншвейгской семьи покинули Россию по приказу Екатерины Великой, их приняло Датское королевство.

Судьба узника Иоанна Антоновича сложилась печальнее. В 1744 году его отняли у родителей, мальчику было 4 года.

Опасаясь заговора, Елизавета Петровна приказала содержать Иоанна в полной изоляции, никто не должен был его видеть (похоже на историю «Железной маски»). Узника называли «Безымянным». Ему пытались дать новое имя — Григорий, но он на него не откликался. Как утверждали современники, арестант был обучен грамоте и узнал о своем царском происхождении.


Петр III и Иоанн Антонович

После смерти Елизаветы Петровны началось недолгое правление Петра III, который тайно навещал узника в тюрьме. Предполагают, что император был готов дать свободу Иоанну, но не успел, хитроумная супруга свергла Петра III.

Екатерина II, получившая корону при помощи дворцового переворота, особенно опасалась заговоров. Граф Панин изложил приказ императрицы:
«Ежели, паче чаяния, случится, чтоб кто пришел с командой или один, хотя б то был и комендант или иной какой офицер, без именного за собственноручным Ее И. В. подписанием повеления или без письменного от меня приказа и захотел арестанта у вас взять, то оного никому не отдавать и почитать все то за подлог или неприятельскую руку. Буде же так оная сильна будет рука, что спастись не можно, то арестанта умертвить, а живого никому его в руки не отдавать».

По официальной версии Иоанн Антонович был убит ночью летом 1764 года во время попытки подпоручика Василия Мировича освободить его. Убитому было 23 года. Стражники крепости исполнили приказ — убить узника при любой попытке его освобождения.


Мирович перед телом Ивана VI. Картина Ивана Творожникова (1884)

Сам Мирович был арестован и казнен как заговорщик. Есть предположения, что Екатерина сама инсценировала попытку заговора, чтобы умертвить царственного узника. Мирович был агентом императрицы, который до последней минуты жизни оставался уверен, что получит помилование.

Екатерина отдала распоряжение графу Панину, чтобы Иоанна Антоновича похоронили тайно: «Безыменного колодника велите хоронить по христианской должности в Шлиссельбурге, без огласки».

Граф Панин писал о похоронах узника: «Мертвое тело безумного арестанта, по поводу которого произошло возмущение, имеете вы сего же числа в ночь с городским священником в крепости вашей предать земле, в церкви или в каком другом месте, где б не было солнечного зноя и теплоты. Нести же его в самой тишине несколькими из тех солдат, которые были у него на карауле, дабы как оставляемое пред глазами простых и в движение приведенных людей тело, так и с излишними обрядами пред ним оного не могло их вновь встревожить и подвергнуть каким-либо злоключениям».

Точное место погребения Иоанна Антоновича осталось неизвестно. Появилось множество легенд о дальнейшей судьбе «Железной маски». Говорили, что ему удалось спасти. По одной версии предполагают, что он бежал за границу, по другой – укрылся в монастыре.

Как пишет историк Пыляев «император Александр I, по вступлении на престол, два раза приезжал в Шлиссельбург и приказывал отыскать тело Иоанна Антоновича; поэтому перерыли все под мусором и другим хламом, но ничего не нашли».

По другой версии, Иоанн Антонович был переведен в крепость Корела (Кексгольм), свободу он получил в старости благодаря императору Александру I, который «не мог сдержать слез», когда услышал историю «безымянного узника».


Крепость Корела

«Въ началѣ царствованія императора АЛЕКСАНДРА сидѣлъ въ темномъ подвалѣ шлота какой-то преступникъ, котораго судьба для всѣхъ покрыта была совершенною тайною. Государь, въ 1803 году находясь въ Кексгольмѣ, посѣтилъ темницу и милостиво освѣдомлялся объ имени каждаго изъ заключенныхъ. Когда очередь дошла до таинственнаго узника, то онъ объявилъ, что не можетъ въ присутствіи другихъ сказать, кто онъ такой. Пробывъ съ нимъ нѣсколько минутъ наединѣ, Государь вышелъ отъ него со слезами на глазахъ и повелѣлъ выпустить несчастнаго, съ тѣмъ, чтобъ онъ оставался въ Кексгольмѣ. Онъ жилъ ещё лѣтъ пятнадцать послѣ того, получалъ отъ казны содержаніе и извѣстенъ былъ въ городѣ подъ названіемъ Безыменнаго. Проведши въ заключеніи болѣе 30-ти лѣтъ, онъ по выходѣ изъ темницы долго не могъ привыкнуть къ свѣту и въ послѣдніе годы жизни совершенно ослѣпъ. Его любили жители, изъ которыхъ онъ ко многимъ часто хаживалъ».
— Грот Я. К. 1847. Переѣзды по Финляндіи (отъ Ладожскаго озера до р. Торнео)

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама