Скоро в Петербурге в рамках I Международного скрипичного фестиваля пройдет необычный концерт, на котором прозвучат хиты галантного века. Выступают Дэниэл Хоуп и его друзья с программой AIR.

Пока в клубах играет «дискотека 90х». В большом зале Филармонии Петербурга пройдет «дискотека галантного века».


Скрипач галантного века

Дэниэл Хоуп – британский скрипач, исполняющий поп-музыку XVI-XVIII столетий. Музыкант оживляет мелодии, которые когда-то звучали в каждой таверне. Исполнение Хоупа не дает ощущение «нафталина», но и «глумление над классикой» отсутствует — игра звучит гармонично.

Кстати, музыкант играет на раритетной скрипе Гварнери «Ex-Lipin’ski» 1742 года!

В программе прозвучат популярные мелодии композиторов, знакомые каждому «галантному» горожанину. В тавернах кипела общественная жизнь эпохи, с которой приходилось считаться даже королям. Если верить легендам, многие короли и королевы в нарядах простолюдин бродили по тавернам и подслушивали разговоры.

Чтобы сориентировать читателей, хочу немного рассказать о композиторах, чьи мелодии прозвучат на концерте. Называть этих композиторов «кабацкими» было бы не верно. Их музыка играла и на сцене королевских театров и под сводами готических соборов.


Современный скрипач Дэниэл Хоуп, который выступит в Петербурге с «галантной» программой

Георг Филипп Телеман (Georg Philipp Telemann; 1681 — 1767)

Немецкий композитор, который жил и работал в Гамбурге. Свой успех он объяснял упорным трудом. Его правилом в работе было:

Nil sine magno
Vita labore dedit mortalibus.
(Жизнь ничего не дала смертным без большого труда.)

«У меня было лишь желание показать тем, кто хочет изучать музыку, что в этой неисчерпаемой науке далеко не уйдешь без упорных усилий…»

Первую оперу Телеман написал в 12 лет и даже сыграл одну из ролей в постановке. Однако бюргерская родня юного композитора оказалась против такого занятия. Телеман с грустью вспоминал:

«О! Но какую грозу я навлек себе на голову этой своей оперой. Враги музыки толпами приходили к моей матери и расписали ей, что из меня выйдет шарлатан, канатный плясун, бродячий актер, савояр с сурком и т. п., если мне не запретят заниматься музыкой. Сказано—сделано: у меня отняли мои ноты, инструменты, а с ними вместе и половину моей жизни».

Мальчика отправили в закрытую школу маленького городка в горах — изучать геометрию. Однако музыкальная судьба не оставила его. Внезапно заболел композитор, который должен был написать музыку к празднику. Телеман предложил свои мелодии, которые понравились директору школы.

После концерта, которым Телеман дирижировал сам, благодарные учителя и ученики несли его на руках. Директор позволил молодому композитору продолжить музыкальные занятия, здраво рассудив, что музыка ничем не противоречит науке.

Так продолжился путь Телемана-композитора, труды которого оценили современники.
Завистникам композитор отвечал «Я могу засвидетельствовать перед целым миром, что, кроме законного самолюбия, которое должен иметь каждый, у меня нет никакой глупой гордости. Все те, кто меня знают, подтвердят это. Если я много говорю о моей работе, то не для самовозвеличения: ведь по всеобщему закону ничего нельзя достигнуть без труда…»

Помимо музыкальных произведений, Телеман написал печальную биографическую поэму о своей умершей жене, которую очень любил. «Поэтические мысли, которыми хотел почтить прах своей всем сердцем любимой Луизы ее осиротевший муж, Георг Филипп Телеман, 1711 год»

«Итак, я увидел тебя мертвой, возлюбленная моя! Неужто мне еще возможно дышать?…» — пишет музыкант о своей скорби. Она говорила: «Возлюбленный мой, дорогой мой Телеман, прошу тебя всей душой, прости, если я когда-либо заставляла тебя страдать». Она с трогательной нежностью уверяла в своей любви. Вместо ответа я горько плакал…»

«…Что же теперь сказать? Если я скажу: „Небо давило меня, воздух душил, в ушах словно шумела буря, черное облако застилало глаза, мои руки и сердце дрожали, как листья, ноги отказывались меня держать… Описав все это, коснусь ли я, хотя бы поверхностно, моего горя? — Довольно! Никто не может узнать, чем была эта скорбь, кроме того, кто сам испытал ее»».

«Mein Engel, gute Nacht!» («Мой ангел, доброй ночи!») – заканчивается поэма.

Телеман усердно работал до последнего дня жизни.
Исследователь Ромен Роллан пишет о трудолюбии композитора: «Его наиболее сильные музыкальные сочинения относятся к последним годам его жизни, когда ему было более восьмидесяти лет. В 1767 году — в год своей смерти — он еще издавал одну теоретическую работу и писал новые «Страсти». Он умер в Гамбурге 25 июня 1767 года, обремененный годами и славой. Ему было более восьмидесяти шести лет».

Иоганн Па́хельбель (Johann Pachelbel, 1653 — 1706)

Немецкий композитор, творчество которого в основном связано с органной музыкой. Его сочинения звучали и в храмах, и в тавернах.

Он служил придворным органистом в в Эйзенах, но через год ему пришлось оставить должность. Умер брат его покровителя, при дворе был объявлен траур, а музыканты уволены. Композитору приходилось менять города и покровителей.

Из биографии композитора известен трагичный эпизод — в 1683 году во время чумы он потерял жену Барбару Гамлер и малолетнего сына. Второй женой музыканта стала Юдифь Дроммер, в браке родились трое сыновей и две дочери. Дети композитора тоже были талантливы. Сыновья стали музыкантами, а одна из дочерей – художницей-гравером.

Иоганн Пауль фон Вестхофф (Johann Paul von Westhoff, 1656 – 1705)

Немецкий композитор-скрипач, объездивший с гастролями всю Европу. Также он был профессором словесности в Виттенберге. Музыку Вестхоффа оценил французский король Людовик XIV, и назначил композитору аудиенцию.

К сожалению, работы Вестхоффа долгое время оставались утерянными, и сейчас его труды найдены не полностью.

Георг Фридрих Гендель (George Frideric Handel; 1685 — 1759)

Бетховен говорил о трудах Генделя: «Вот у кого нужно учиться скромными средствами добиваться потрясающих эффектов».

Немцы называют его своим композитором, но англичане возражают – слава Генделю пришла в Англии. Композитор также принял британское подданство. А в музыке Гендель долго придерживался итальянского стиля. Оперы Генделя звучали в лучших театрах Англии.

Ромен Роллан описал портрет Генделя: «Он был полон юмора. У него была «мнимая лукавая простота», заставлявшая хохотать самых серьезных людей, в то время как сам он удерживался от смеха. Никто не умел так хорошо рассказывать разные истории. «Удачная манера говорить о самых обыкновенных вещах иначе, чем принято, придавала им забавный оттенок. Если бы он владел английским языком так же хорошо, как Свифт, его остроты отличались бы таким же изобилием и характером». Но «для того чтобы оценить то, что он говорил, нужно было почти в совершенстве знать четыре языка: английский, французский, итальянский и немецкий, которые он смешивал воедино»

«Эта огромная туша сотрясалась вспышками ярости. Он чертыхался почти в каждой фразе. В оркестре, «когда видели, что начинает раскачиваться его большой белый парик, музыканты принимались дрожать». Когда хор проявлял рассеянность, он имел обыкновение кричать «Chorus!» чудовищным голосом, заставлявшим вздрагивать публику. Даже на репетициях своих ораторий у принца Уэльского в Карлстон Хоузе, когда принц и принцесса не являлись вовремя, он нисколько не старался скрыть свой гнев. А если придворные дамы имели несчастье затеять болтовню во время исполнения, он не только ругался и изрыгал проклятия, но свирепо призывал их к порядку, называя по именам. «Шш! Шш! — шикала тогда принцесса со своим обычным благодушием. — Гендель сердится»

Но сердитым он вовсе не был. «Он был строгим и решительным, — говорит Бёрни, — но совершенно чуждым недоброжелательства. Наиболее резкие проявления его гнева получали такой оригинальный поворот, который в связи с его плохим знанием английского языка делал их просто забавными».

Однако успех Генделя в Англии однажды сменился провалом. Пародия на творчество композитора «Опера нищих» насмешила публику. Гендель покинул Англию, он отправился в Италию, где продолжил свои музыкальные эксперименты. Начинается новый творческий этап, придирчивая британская публика снова отдает предпочтение сочинениям Генделя. Музыкант особое внимание уделяет духовной музыке и библейским сюжетам.

Композитор не оставил любимый труд, даже когда ослеп после болезни. Он исполнял на органе свои произведения.

Ромен Роллан писал о Генделе: «Всю свою жизнь он сохранял удивительную свободу. Он ненавидел всякие цепи и пребывал вне официальных обязанностей: нельзя ведь причислить к ним его титул учителя принцесс; больших придворных музыкальных должностей и крупных пенсий ему никогда не предоставляли даже после того, как он перешел в английское подданство; бок о бок с ним их удостаивались посредственные композиторы). Он не старался угодничать перед ними; о своих английских коллегах он говорил с презрительным сарказмом. По-видимому, малообразованный вне музыки), он относился с пренебрежением к академиям и академическим музыкантам. Он не стал оксфордским доктором, хотя ему и предлагали этот титул. Ему приписывают следующие слова:

«Как, черт возьми, мне пришлось бы потратить свои деньги, чтобы сравняться с этими идиотами? Да никогда в жизни!».

21 ноября в Большом Зале Санкт-Петербургской Филармонии Петербурга забытые мелодии оживут. В звуках музыки звучит послание душ композиторов далекого галантного века, мелодии которых покорили современников — нищих и королей.
18 ноября Марианна Васильева в рамках фестиваля исполнит 24 каприса Паганини.

Видео с игрой Дэниэла Хоупа

Купить билет на сайте:
http://www.philharmonia.spb.ru/tickets/buy/74467/?osid=af8b2b475208c98e2cbf914516ae7d0f

Сайт Международного скрипичного фестиваля
http://violinfest.ru/

Страница фестиваля в ВК
http://vk.com/violinfest

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама