Образ прекрасной и опасной шпионки вызывал интерес и в эпоху романтизма. Этим ремеслом не пренебрегали знатные особы Российской империи, считая за честь оправдать доверие императора и получить щедрое вознаграждение. Милые дамы особенно проявили себя в годы войны с Наполеоном, оказав свое несомненное влияние на дальнейшее развитие спецслужбы императора.

Шпионки императора — утонченные аристократки, в салонах которых за бокалом вина гости выбалтывали политические тайны. Эти дамы вели непринужденные беседы с первыми лицами государств. Они могли очаровать не только милой улыбкой, но и интересными речами, найти «психологический подход» — как говорят сейчас.

Екатерина Багратион – блуждающая княгиня

Екатерина Багратион (урожденная Скавронская), внучатая племянница князя Потемкина.
В юности была выдана замуж за Петра Багратиона. Судьбу барышни решил император Павел I, который пожелал вознаградить доблестного Багратиона за службу.

Екатерину и Багратиона в свете называли «красавицей и чудовищем». Светские господа обсуждали уродство вояки «доблестного в сражениях, но скучного на балах» и прелесть его жены.

«Багратион был только солдатом, имел такой же тон, манеры и был ужасно уродлив. Его жена была настолько бела, насколько он был чёрен; она была красива как ангел, блистала умом, самая живая из красавиц Петербурга, она недолго удовлетворялась таким мужем….»


Говорили, что грубоватый Багратион стал фаворитом другой Екатерины – сестры императора Александра I. При этом жена Багратиона стала фавориткой Александра I.

В 1805 году Екатерина отправилась в Париж. Говорили, что сам император Александр I поручил ей шпионскую миссию.

«Княгиня Багратион, чье остроумие было еще более обольстительно, нежели цвет лица» покорила высшее общество Парижа.

Под веянием моды она носила тонкие полупрозрачные светлые платья, за что получила прозвище «Обнаженный ангел» и «Белая кошка».

Покорив Париж, княгиня отправилась в Вену. Поэт Гёте восторженно писал: «При своей красоте и привлекательности она не могла не собрать вокруг себя замечательного общества. Чудный цвет лица, алебастровая кожа, золотистые волосы, таинственное выражение глаз…».

Особой победой мадам Багратион стал канцлер Австрийской империи – князь Меттерних. Екатерина стала его фавориткой и родила ему дочь Климентину. Для интересов государства император Александр I велел Багратиону признать отцовство.

Стараниями шпионки Австрия поняла сторону России против Наполеона. При этом соперницей Екатерины была сестра Наполеона – Каролина.

«Через много лет княгиня с удовольствием вспоминала, что именно она уговорила Меттерниха согласиться на вступление Австрии в антинаполеоновскую коалицию».

«Тайным агентом России называли, например, красавицу княгиню Екатерину Багратион, умную и ловкую интриганку, женщину в высшей степени легкомысленную. Во время Венского конгресса император Александр бывал у неё по вечерам и во время этих посещений, затягивавшихся до позднего часа, выслушивал интересовавшие его сообщения» — вспоминали современники.

Оноре де Бальзак в романе «Шагреневая кожа» описал княгиню:
«У неё около восьмидесяти тысяч ливров дохода, она никого не любит, а может быть, её никто не любит! Своего рода женщина-загадка, полурусская парижанка, полупарижская россиянка! Женщина, у которой выходят в свет все романтические произведения, не появляющиеся в печати, самая красивая женщина в Париже, самая обольстительная!

Если теперь Феодора презирала любовь, то прежде она, наверное, была очень страстной; опытная сладострастница сказывалась даже в её манере стоять перед собеседником: она кокетливо опиралась на выступ панели, как могла бы опираться женщина, готовая пасть, но готовая также убежать, лишь только её испугает слишком пылкий взгляд; мягко скрестив руки, она, казалось, вдыхала в себя слова собеседника, благосклонно слушая их даже взглядом, а сама излучала чувство».

Багратион тосковал по супруге. Накануне своей гибели генерал заказал ее портрет. В 1812 году Багратион погиб в Бородинском сражении. В его вещах нашли миниатюрные портреты двух любимых Екатерин: портрет Екатерины Павловны – сестры императора и портрет покинувшей его супруги.


Канцлер Меттерних — любитель русских шпионок

Вскоре внимание канцлера Меттерниха и высшего света Европы привлекла другая русская шпионка – Дарья Ливен. Время мадам Багратион закончилось.

В 1830 году Екатерина вышла замуж за английского дипломата Карадока, ей было 47 лет, дипломату – 31 год. Брак оказался недолгим, супруги разъехались. Говорили, что Карадок стал фаворитом королевы Виктории.

Шпионка скончалась в 1857 году в возрасте 75 лет, похоронена в Венеции.

Дарья Ливен – дипломатическая сивилла

Сестра шефа российского шпионского сыска – Александра Бенкендорфа. Друг детства императора Александра I. Ей была поручена миссия в Лондоне.

В 1800 году Дороти вышла замуж за 26-летнего графа Христофора Ливена, ей было 15 лет. Супруг делал дипломатическую карьеру, семья сначала обосновалась в Берлине, потом в Лондоне. Британское общество пришлось леди Ливен по вкусу, а Берлин казался ей скучным.

В 1812 году леди Ливен стала главой русского посольства в Лондоне, ей было 27 лет. «Никогда ещё иностранка не получала столько сведений об английском обществе из первых рук и не обладала в нём бóльшим влиянием». На английский манер Дарью называли Дороти.

Хронист Вигель писал о талантах миссис Ливен «при муже исполняла роль посла и советника, сочиняла депеши».


Христофор Ливен. Муж шпионки оказался в тени своей энергичной супруги.

Современники отмечали таланты леди Ливен. В Англии особенно ценили женский ум.
«Отличаясь мужским умом и женской чувствительностью, она держала под своей властью монархов и государственных людей и благодаря этому имела политическое влияние, редко доступное женщинам. Что она имела слабые стороны, происходившие от недостатков суждения и характера, — об этом не будут спорить ее самые горячие поклонники; но что она имела большие достоинства сердца и ума, не могут забыть даже ее противники».

«Мужчины и женщины, тори и виги, именитые персоны и светские денди, все стремились заполучить её для украшения и престижа своих салонов, все высоко ценили честь быть принятыми ею».

Недоброжелателей у Дороти тоже было немало:
«Женщина с длинным неприятным лицом, заурядная, скучная, недалёкая, не знающая иных тем для разговора, кроме пошлых политических сплетен»

Во время визита в Вену леди Ливен познакомилась с канцлером Меттернихом, тем самым, кто ранее был увлечен Екатериной Багратион. Занятый политикой, канцлер не смог отказаться от свиданий с новой знакомой. Канцлер надеялся, что Ливен станет «двойным агентом», но он не учел, что Дороти была сестрой самого Бенкендорфа — шпионаж стал их семейным делом.

Основное внимание Дарья Ливен сосредоточила на Англии. В 1825 году Александр I лично вызывал ее в Петербург для распоряжений.


Говорили об отношениях Дороти Ливен с Георгом IV, который был крестным ее сына. В свете шептались, что ребенок Ливен очень похож на «крестного». Мальчик скончался в 16 лет в 1835 году, Дороти очень тяжело переживала эту трагедию.

Говорили, что Георг IV был картежником, гулякой и повесничал не только с леди, но и с джентльменами. Его супруга жаловалась Дороти Ливен на свою тяжкую королевскую долю.

В 1838 году скончался супруг Дороти. Княгиня, сославшись на слабое здоровье, обосновалась в Париже. Ее шпионская карьера завершилась в годы Крымской войны, Ливен была посредником между Францией и Россией, способствовала перемирию и смягчению условий победителей. Ее влияние на министра Гизо было так велико, что в Париже шутили, что у Франции два министра иностранных дел Гизо и Ливен.

Скончалась Дарья Ливен в 1857 году в возрасте 72 лет. В этот же год скончалась ее соперница — шпионка Екатерина Багратион.

Эмили Леймон – таинственная незнакомка

Говорят, что Наполеоновскую армию погубило несколько дней ожидания – император задержался в Москве. Если бы Бонапарт выступил из Москвы раньше, ему удалось бы избежать потери Великой Армии.

Заняв Москву, армия Наполеона была информационно изолирована. Найти курьера, который отправится в Петербург, оказалось невозможно. Наполеон не знал, согласен ли его противник на предложенное перемирие.

«Император все время жаловался, что не может раздобыть сведения о происходящем в России. И в самом деле, до нас не доходило оттуда ничего: ни один секретный агент не решался пробраться туда. Всякое прямое сообщение было очень трудно, даже невозможно. Ни за какие деньги нельзя было найти человека, который согласился бы поехать в Петербург…» — вспоминал маршал императора.

Внезапно перед императором предстала незнакомка, представившаяся как Эмили Леймон баронесса фон Цастров. Она согласилась отправиться в Петербург. Дама должна была ехать через Ярославль, куда эвакуировались москвичи, а из Ярославля следовать в Петербург, где узнать о планах противника. Она обещала послать гонца из Петербурга. Дама получила авансом 4 000 франков и коляску с кучером.

«Некая красивая дама, музыкантша, назвавшаяся немецкою баронессой, предложила также свои услуги, получила несколько тысяч франков — и тоже пропала» — вспоминали французы.

Наполеон несколько дней ждал ответа от Леймон, надеясь, что в Петербурге готовы принять его предложения о мире. 12 октября он принял решение покинуть Москву, но на следующий день передумал. Предположительно, он получал обнадеживающие сведения от этого «агента».

Эмели Леймон заманила Наполеона в ловушку ожидания. 18 октября 1812 русская армия нанесла свой внезапный удар… Кто была эта Эмили Леймон? Шпионка Александра I или вольная авантюристка, обманувшая Наполеона на 4000 франков – осталось неизвестным.

Каролина Собаньская — демон в ангельском обличье

Польская красавица на службе III отделения работала в паре с шпионом графом Иваном де Виттом. Шпионы-любовники представляли собой опасный дуэт, который получил от современников неприятные отзывы. Благодаря стараниям Собаньской в Одессе царская спецслужба узнала о готовящемся заговоре декабристов.

Пушкин называл Каролину демоном в прекрасном обличье. «Я могу думать только о вас… В вас есть ирония, лукавство, которые раздражают и повергают в отчаяние. Ощущения становятся мучительными, а искренние слова в вашем присутствии превращаются в пустые шутки. Вы – демон» — писал он жестокой красавице, которая отвергла его пылкие ухаживания.

Светский салон пани Собаньской в Одессе пользовался успехом. «Безмерно веселая, любительница изящных искусств, прекрасная пианистка, она была душою общества» — вспоминали современники. Пани Собаньской в эти годы славы было 30 лет. Пушкин называл ее самой красивой полькой. Каролину прозвали Одесской Клеопатрой.

Гостями Каролины были аристократы, отдыхающие от холодного Петербурга и местные чиновники. Один из гостей, поддавшись очарованию хозяйки, проболтался о планах Южного декабристского общества. Возможно, и события на Сентаской площади сложились бы иначе…

Шпион Иван де Витт, с которым сотрудничала пани, не вызывал доверия современников.
«Лжец и двуличка, хотя и полезен на службе…» — говорил о графе де Витте генерал Багратион.


Коварный Иван де Витт

Иван де Витт с напарницей не скрывали своих личных отношений. Пани Собаньская будучи в разводе с первым мужем не стыдилась своего положения «наложницы». В обществе она держалась гордо, даря свою благосклонность тем, кто смог заслужить ее расположение. «Мне случалось видеть в гостиных, как не обращая внимание на строгие взгляды и глухо шумящий женский ропот негодования, с поднятой головой она бодро шла мимо всех не к последнему месту, на которое садилась, ну право, как бы королева на трон… Из Вознесенска, из военных поселений, приезжали к ней на поклонение жены генералов и полковников, мужья же их были перед ней на коленях» — писал современник Вигель.

Два поэта — Пушкин и Мицкевич сражались за внимание гордой польки, посвящая ей сонеты. Будучи соперниками, писатели относились друг к другу по-приятельски, обмениваясь безобидными шутками.

Каролина Собаньская стала прототипом Марины Мнишек в поэме Пушкина «Борис Годунов».
«…это была странная красавица. У нее была только одна страсть: честолюбие, но до такой степени сильное и бешеное, что трудно себе представить. Посмотрите как она, вкусив царской власти, опьяненная несбыточной мечтой, отдается одному проходимцу за другим… Посмотрите, как она смело переносит войну, нищету, позор, в то же время ведет переговоры с польским королем, как коронованная особа, с равным себе и жалко кончает свое столь бурное и необычайное существование… Она волнует меня, как страсть…» — писал Пушкин.


Пушкинская тетрадь с портретом Каролины на полях

Предполагают, что Пушкин посвятил Собаньской знаменитое стихотворение «Я вас любил…»

Во время польского восстания (1830-1831 годы) поляк граф де Витт занимал должность генерал-губернатора Варшавы. Каролина Собаньская обосновалась в Дрездене – центре сбора польских заговорщиков. Она способствовала получению информации о военных планах польских повстанцев.

Каролина вызывала доверие польских гостей, получив прозвище «ангел спасения». Благодаря сведениям Витта и Собаньской, которые фактически действовали против своих соотечественников, «польский мятеж» был подавлен.


Шпионский шеф Александр Бенкендорф

Однако шеф тайного сыска Бенкендорф заподозрил, что шпионы преследуют свои личные интересы – не вздумал ли Витт стать польским королем, а Собаньская желает славы Марины Мнишек. Пытаясь спасти свое положение, Витт вероломно расстался с сообщницей. Однако это не помогло ему сохранить должности. Также оказалось, что и в годы войны с Наполеоном он был «двойным агентом».

Собаньская тяжело переживала разрыв с напарником. Также ее репутация в польском свете утратила прежнюю легенду. Соотечественники заподозрили, что их «ангел спасения» — предатель.

«У меня в мире нет ни имени, ни существования, жизнь моя смята, она окончена…» — в отчаянии писала она.

Каролина решила посвятить себя религии и милосердию, за что получила обвинения в ханжестве. Она вышла замуж за адъютанта Чирковича, чтобы поправить материальное положение. После смерти супруга в 1847 году отправилась в Париж.

При встрече с Каролиной в 1847 году ее племянница Анна писала: «Она ослепительно прекрасна. Я не думаю, чтобы она была когда-либо красивее, чем сейчас. Быть может, это лебединая песня ее красоты, но существует и такая красота, которая никогда не исчезает». Пани Собаньской-Чиркович тогда было уже за 50 лет.


Сестра Каролины – Ева Ганская, которая стала супругой Бальзака, влюбившись в него по письмам. Родственники Евы считали недостойным брак вельможной пани с безродным писакой. Бальзак не любил Каролину, говорил, что она «лицемерная безумица, худшая из всех».

На закате лет пани нашла свое счастье.
В Каролину влюбился поэт Жюле Лакруа, который был намного моложе ее. Говорили, что поэту удалось растопить «холодное сердце», Каролина в 66 лет снова вышла замуж. На 80-летний юбилей поэт подарил супруге книгу сонетов, которые посвятил ей. Каролина скончалась в 1885 году возрасте 90 лет, пережив своих былых союзников и врагов. Перед ее взором промелькнули события бурного 19 века.

Правнук Каролины – Воронцов-Вельямонов писал о пани Собаньской: «Это была не только умная и талантливая, но одинокая и глубоко несчастная женщина, потерявшая себя в жизни».

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама