В поселке Стрельна среди заброшенного Орловского парка можно найти живописные руины в готическом стиле. Парк получил название в честь своего владельца — графа Алексея Орлова, которого щедро наградил император Николай I. В загородной усадьбе Орлов построил дачу, которая не сохранилась до наших дней. Сохранились только дачные постройки (конюшни и оранжереи) в готическом стиле, который был популярен в России николаевской эпохи.

По воле судьбы Алексей Орлов и его брат Михаил оказались по разные стороны в день восстания декабристов. Алексей встал на сторону молодого Николая I и принял участие в подавлении мятежа, за что получил царскую награду. Михаил — оказался среди заговорщиков и был приговорен к сметной казни.

Алексею удалось добиться от императора помилования для брата. В наказание Михаил должен был удалиться в свое калужское имение. «Состоящего по армии генерал- майора Орлова,…16 июня 1826 года отставить от службы, с тем чтобы впредь никуда не определять, отправить на жительство в деревню, где и жить безвыездно, запретив въезд в столицы, и местному начальству иметь за ним бдительный тайный надзор». Только спустя пять лет он получил разрешение приезжать в Москву.

«не все родные отказались так от своей крови, нашлись некоторые и с родственными чувствами. Так, А.Ф. Орлов употребил всю свою силу, все свое влияние на государя, чтоб спасти своего брата Михаила Федоровича Орлова» — писал декабрист Лорер.


Граф Алексей Орлов — владелец и создатель парка.
Считался красавцем своей эпохи — «С лицом Амура и станом Аполлона Бельведерского, у Алексея приметны были мышцы Геркулесовы; как лучи постоянного счастья и успехов играли румянец и вечная улыбка на устах его».

О политической манере графа французский посол отмечал: «любит держаться в стороне и появляется только там, где его присутствие необходимо». Также современники отмечают лень графа «К отличительным свойствам его характера принадлежит лень, которая заставляет его избегать важных поручений, а не искать их».

«У Алексея был совершенно русский ум: много догадливости, смышлености, сметливости; он рожден был для одной России, в другой земле он не годился бы»
«Он был для каждого доступен, — замечает соратник графа по Босфорской экспедиции 1833 года Н.Н. Муравьев, — величайшее преимущество в кругу людей, никого не выслушивающих. Принимал участие в делах просителей, помогал угнетенным и нуждающимся в его пособии»


Ольга Орлова (урожденная Жеребцова) — супруга графа

Николай I доверял Алексею Орлову, говорили, что император общается с ним «совершенно как с братом». Умирая, царь назначил Орлова исполнителем своего духовного завещания и подарил свою личную чернильницу.


Мостик на остров любви.


Не сохранившаяся дача Орловых


Современная стилизация старинной усадьбы

А.С. Пушкин посвятил Алексею Орлову эти строки:
О ты, который сочетал
С душою пылкой, откровенной
(Хотя и русский генерал)
Любезность, разум просвещенный;
О ты, который с каждым днем!
Вставая на военну муку
Усталым усачам верхом
Преподаешь царей науку;
Но не бесславишь сгоряча
Свою воинственную руку
Презренной палкой палача…

…Питомец пламенной Беллоны,
У трона верный гражданин!
Орлов, я встану под знамена
Твоих воинственных дружин!
В шатрах, средь сечи, средь пожаров
С мечом и лирой боевой
Рубиться буду пред тобой
И славу петь твоим ударам


Конюшенный двор


Николай — сын Алексея Орлова. На войне был тяжело ранен, лишился глаза.
По воспоминаниям друга семьи — Феоктистова: «единственный сын вельможи николаевского царствования, имевший полную возможность сделать блестящую карьеру, не прилагая для этого никаких стараний, наследник громадного состояния, он не задумался, однако, с честью исполнить свой долг военного человека. В начале Восточной войны 1853—1856 годов он выпросил себе как милости позволения отправиться под Силистрию. Император Николай, относившийся к нему с особенною нежностью, неохотно согласился на это; при расставании он поставил его на колени перед киотом, сам молился с ним и благословил его образом…

Известно, какая жестокая участь постигла Орлова под осажденной крепостью… Орлов был так изранен, что в первое время считали даже бесполезным делать ему перевязку, ожидая с часу на час его кончины. Однако он уцелел и, оправившись немного, поехал для излечения за границу… рана жестоко его мучила, и по временам еще выходили у него из головы осколки величиной с мелкую дробь; одного глаза он лишился вовсе, а другим владел так плохо, что вынужден был почти вовсе отказаться от чтения; ему трудно было даже прочесть небольшое письмо, и помогал ему в этом его камердинер. Я убежден, что с течением времени рана обнаружила на его умственные способности гибельное влияние; не то чтобы она вовсе притупила их, но всякое сколько-нибудь продолжительное напряжение мысли становилось ему не по силам, он не мог ни на чем сосредоточиться; даже простой разговор, если отличался он сколько-нибудь серьезным характером, заметно его утомлял; он как-то перебегал от одного предмета к другому, скользил по ним.

В характере его было много привлекательных черт. Никому не приходило в голову отрицать, что это был человек в высшей степени честный, чуждый каких бы то ни было низких и корыстных побуждений. В нем не проглядывалось и тени кичливости своею знатностью и богатством; всегда приветливый, отличавшийся крайнею простотой в обращении, он готов был каждому оказать услугу. При всем том, странностями своих поступков и своего образа мыслей он приводил многих в изумление. Не давала ему покоя какая-то ненасытная жажда популярности…».


Екатерина (урожденная Трубецкая) — супруга Николая Орлова. Рассказывали, что во время отдыха на курорте Баррице Екатерина очень впечатлила Отто фон Бисмарка.
«Никогда ни одна женщина не очаровывала Бисмарка настолько, как Катарина Орлова. Он покорен не столько ее юностью и красотой — красивых женщин он встречал в жизни достаточно и проходил мимо, восхищаясь, но не задерживаясь, — сколько некой первозданностью и свежестью ее натуры. Ведь хотя она была дамой из высшего общества, в ней была еще и радостная, беззаботная простота, а ко всему этому — остроумная и занимательная. Она сама говорила, что в ней уживаются два разных человека — “княгиня Орлова” и “Кэтти”. Кэтти — насмешница, плутовка, стихийная, увлекающаяся натура. Она любит всякие проделки, ей доставляет удовольствие пугать товарищей своими безрассудствами, карабкаясь по отвесным скалам или забираясь на высокий виадук… Хватило всего одной недели в ее обществе, чтобы Бисмарк оказался в плену чар этой молодой привлекательной 22-летней женщины. Он попытается обернуть все в шутку, но, по правде говоря, начинает питать к княгине чувство, превосходящее чисто дружеское расположение» — писал внук.


Домик привратника

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама