Побывала в «солнечной Скандинавии». У меня для вас легенды славного града Стокгольма. Кстати, Стокгольм – город призраков. Вспомните, неспроста «в меру упитанный» Карлсон пугал жуликов, нарядивший привидением.


Яркая «пряничная» центральная площадь Стокгольма, где проходили массовые казни. По легенде, души казненных обходят Старый город каждую ночь.

В Старом городе Стокгольма (Гамла Стан) в полночь начинается «час обхода теней», призраки обходят узкие улочки древнего города. В этот час город затихает – не слышны звуки музыки из ресторанов и рев мотора машин. Ничто не тревожит важного шествия гостей загробного мира. Хотя находились «борцы с мракобесием», которые пытались доказать абсурдность легенды. В «час призраков» они включали громкую музыку по радио или гоняли на машинах по набережной старого города. Но по радио шутников сразу возникали помехи, а машины ломались.

Как показывает история, век 16 оказался роковым для многих стран. Многими народами правили тираны, расправлявшиеся с врагами при помощи массовых казней: Екатерина Медичи – во Франции, Генрих VIII – в Англии, Иван Грозный – в России. Спокойный Шведский край тоже попал под власть кровавых королей.


Фонтан был установлен в 17 веке

В 1520 году вольный град Стокгольм был захвачен жестоким датским королем Кристианом II, который провозгласил себя «отцом Швеции». Опасаясь мятежа, король решил казнить знатных и уважаемых подданных Стокгольма. К казни приговорили более сотни горожан из разных сословий, которым вынесли приговор — «повинны в явной ереси».


Король-узурпатор Кристиан II


Во дворце на площади сейчас расположен музей Нобеля


На площади всегда много туристов

«Хотя Кристиан и обязался владычествовать над Швецией не тяжелой рукой завоевателя, но с добротою государя, избранного всеобщим согласием нации, но вскоре после коронования в Стокгольме обнаружилось его намерение отомстить за столетнее оскорбление своих предков…» — гласят летописи.

Когда-то датские короли пытались покорить гордых викингов, но потерпели поражение. Обезумевший король желал крови врага в знак отмщения своего рода.

Три дня 8 – 10 ноября 1520 года продолжались казни на главной площади Стокгольма. Горожанам накануне казни запретили выходить из домов на улицы. В назначенный час казни жителям Стогкольма велели отправиться на главную площадь, где «свершилось правосудие». Люди оплакивали осужденных, но не могли противостоять захватчикам.

Потом начались убийства «врагов короля», которые возвратились в город поверив словам, что правосудие свершилось, и король уже не жаждет крови. «Враги» были схвачены и казнены без суда и следствия.

Расправа над врагами получила название «Стокгольмская кровавая баня» (Stockholms blodbad), которую сравнивают с казнями Ивана Грозного при захвате Великого Новгорода и Варфоломеевской ночью в Париже, организованной Екатериной Медичи.


Узкие улочки старого города по которым в «час теней» бродят призраки

Как гласят летописи:
«…Около полудня взятые под стражу выведены на большую площадь и окружены войсками. Тогда выступил Датский государственный советник Нильс Лике и изъяснил, что король, внимая просьбам архиепископа, решился отмстить нанесенные ему оскорбления; потом объявил, что пленники умыслили взорвать замок, дабы погубить короля и весь двор…

….пленники преданы палачу; сперва пала глава епископа Матвея Стренгнезского, который наиболее способствовал возвышению Короля… после него умерли епископ Скарский, Эрих Ваза (отец будущего короля Густава), Эрих Кнудсон, три бургомистра и все ратсгеры Стокгольма… в следующий день кровавое зрелище возобновилось; еще 94 особы из всех сословий нашли смерть в этой «Стокгольмской кровавой бане»…

Эпизод публичной казни на площади Стокгольма описан в романе Йенсена Йоханнеса «Падение короля». Герой романа – горожанин Аксель наблюдает за казнью из окна своего дома:

«… Полуголое тело архиепископа Маттиаса лежало на земле в одних штанах и чулках, а голова лежала рядом, чуть в стороне от него. Алый плащ… Нет, то была его собственная кровь, которая широко растеклась вокруг.

Аксель не успел отвести глаз от этой бедной отрубленной головы, как свистнул ему в уши меч палача и хрястнул удар, и на глазах у него вторая голова отпрыгнула с плахи на землю, и вслед брызнула струя крови. То была голова епископа Винсента из Скары. Тем временем раздевался Эрик Абрахамсон Лейонхувуд. Площадь заволновалась, слышались громкие выкрики и ругательные слова…


Стокгольмские казни,гравюра 1524 года

…Аксель видел, как одного за другим хватали и уводили людей, и узнавал среди них представителей высшей шведской знати. Некоторые торопились и впопыхах сами раздевались, путаясь в рукавах, другие дожидались, когда с них стащат платье, предоставляя палачам управляться, как им вздумается. Стадо теснилось и жалось друг к другу, окруженное со всех сторон вооруженными солдатами. Среди последних Аксель разглядел Миккеля Тёгерсена и еще кое-кого из своих товарищей.

Аксель уже успокоился и наблюдал сверху за тем, как распоряжался внизу Йорген Хумут, руководивший работой палачей, помахивая затянутой в перчатку рукой — ради такого случая он вырядился, как на праздник.


«Кровавая баня» на рисунке суровых шведских детей

Уже много голов полегло кругом, вернее, они торчали на окровавленной земле, словно высунувшиеся из воды пловцы. Кровь растекалась по площади, образуя фигуру, похожую на гигантскую букву. Всякий раз, как Аксель подходил к окну, у этого рунического знака уже успевали вырасти новые ответвления, словно бы с каждым разом он приобретал новое значение. Казнь следовала за казнью с утомительным однообразием. Ненастный день становился все пасмурнее, собирался дождь.

Толпа людей редела, зато высились горы трупов.

Аксель глядел, затаив дыхание. Когда полегла вся родовитая знать и недосягаемые для простого смертного вельможи, а палачи еще более рьяно принялись рубить головы простым горожанам, Аксель вдруг с головокружительным чувством — ибо увиденное не укладывалось в его сознании — ощутил всю непостижимую огромность власти, которой должен располагать король, когда такое совершается по его велению!..»

Репрессии короля начались и в других городах Швеции, не щадили даже детей.
«Учредив в Швеции управление и вверив оное преданным себе чиновникам из рода Тролле, Кристиан отправился в Данию, ознаменовывая свой путь ужаснейшими жестокостями. Аббата монастыря Нидалы с 11 монахами велел он утопить… Петере и Ларе Риббинге казнены с малолетними детьми. И в Финляндию послано было повеление о многих убийствах…»

Король Кристиан II не всегда был безумным тираном. Благотворное влияние на короля оказывала его фаворитка Дивеке (в переводе означает – голубка), она усмиряла вспышки королевского гнева. Дивеке была купеческой дочерью. Говорили, что ее мать – колдунья и приворожила короля. «Гнусная голландская чернокнижница» — называли ее при дворе.


Король Кристиан с фавориткой Дивеке в представлении художника 19 века

Кристиан II издал закон против крепостного права: «Не должно быть продажи людей крестьянского звания; такой злой, нехристианский обычай, что держался доселе в Зеландии, Фольстере и др., чтобы продавать и дарить бедных мужиков и христиан по исповеданию, подобно скоту бессмысленному, должен отныне исчезнуть».


Влияние на короля оказывала купчиха Сигебритта, мать Дивеке. Сигебритта выхлопотала у монарха немало привилегий для своего сословия. Она была назначена председателем министерства финансов и неплохо обогатилась за счет казны.

Предположительно, Дивеке была отравлена вишнями. Умирая, она сказала королю «Прости, мой возлюбленный! Меня отравили!..»

Король тяжело переживал смерть Дивеке, он велел не упоминать при нем о покойной, желая унять свою скорбь. После смерти любимой фаворитки, король резко переменился, ему всюду чудились заговорщики. Кристиан предполагал, что убийцы Дивеке желают и его смерти.

Подозрения в отравлении фаворитки пали на молодого придворного Торбена Оксе, на которого король получил донос, будто Торбен был тайным любовником в Дивеке и даже мечтал жениться на ней. Ожидания доносчика не оправдались, король не наградил его за верную службу, а велел казнить наглеца, заявившего о неверности его покойной фаворитки.


Подписание смертного приговора Торбену

Однако сомнения у короля остались. Торбен Оксе был арестован и обвинен в заговоре. По легенде, Торбен сам признался королю, как Дивеке поддалась его ухаживаниям. Монарх под видом дружеской беседы в память о покойной разговорил придворного, который по глупости и поведал о «ночи любви» с королевской голубкой.


Это не солнечный Прованс, это суровый Стокгольм

Иноземный тиран Кристиан II недолго правил шведским народом. Уже на следующий год вспыхнуло восстание под предводительством дворянина Густава Васа, который поклялся отомстить злодею. Отец и зять Густава были казнены Кристианом II, а мать и сестры брошены в тюрьму.

«Нам представляется совсем жалким и скверным, что не имеется добрых людей из благородных рыцарей желающих поддержать шведское крестьянство и наказать врагов, королевских слуг, которые забравшись на наши земли, грабят, жгут и убивают…» — сокрушалась Кристина Юлленшерна, вдова казненного аристократа Стена Стуре.

На призыв к восстанию откликнулись люди всех сословий – аристократы и простолюдины. Иноземных узурпаторов изгнали из родного края.

«Сражайтесь с нами, чтобы освободить своих детей и себя, как и раньше поступали преданные Швеции люди!» — звучал призыв к народному восстанию.

«Лучше на своей земле встать рядом с достойнейшими, чем просить подаяние в чужом краю»


После военных поражений король Кристиан II был свергнут заговорщиками с датского престола и провел остаток дней в заточении

В 1523 году Густав Васа был провозглашен королем Швеции.
«…Густав, приняв присягу в верности, отправился в свой лагерь перед Стокгольмом и увидел врата геройски защищавшегося города для себя отверстыми…»


Освободитель Швеции — король Густав I

Король Густав I был мудрым правителем.
«Внимательно обдумывайте дело и, приняв решение, быстро исполняйте его, не отлагая до завтра; намерение без исполнения подобно облаку без дождя в засуху» — учил он своих потомков.


Георгий победоносец — памятник в честь победы Швеции над Данией


Напротив Георгия спасенная принцесса

Казалось, в шведское королевство вернулись мир и спокойствие. Однако старший сын и наследник престола – Эрик не разделял политических взглядов отца. Говорили, что Эрик даже навел порчу на родного отца, опасаясь, что тот передаст корону его брату. После воцарения Эрика центральная площадь Стокгольма снова стала местом массовых казней.

Легенды о шведском короле-безумце Эрике в следующем посте.

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама