По вашим просьбам, первым идею предложил френд , эта заметка о «проклятой королеве» Анне Болейн. «Королева на 1000 дней» — как ее называют. Она стала второй законной женой английского короля Генриха VIII, получила корону, которая стоила ей жизни.

Мрачное предчувствие охватило Анну после смерти ее соперницы — Екатерины Арагонской, первой жены короля.

«В последнее время Анна часто вспоминала давнишнее пророчество, согласно которому английская королева должна быть похоронена заживо. В начале 1536 года в ее спальне внезапно вспыхнул пожар, она тогда жутко перепугалась. Живя в постоянном страхе за свою жизнь, она пришла к убеждению, что между ее смертью и смертью Екатерины существует какая-то мистическая связь. Поэтому, услышав, что бывшая королева наконец отошла в мир иной, Анна начала думать о своем конце…» — К. Эрриксон «Мария Кровавая»

Екатерина — брошенная жена короля умерла в январе 1536 года, а в мае этого же года казнили Анну. Будто проклятье настигало всех, кто выходил замуж за Генриха VIII Тюдора, ставшего прототипом сказочного злодея «Синей бороды».


Молодая Анна Болейн

Анна получила достойное образование своего времени, жила во Франции, двор которой славился своими вольностями.
«Анна только что возвратилась из Франции после учебы в придворной академии. Это была живая, остроумная женщина двадцати четырех лет, очень изящная и хрупкая, с чудесными черными глазами. Ее пышные черные волосы, свободно распущенные по плечам, были такими длинными, что она могла сидеть на них. «Госпожа Анна, — писал венецианский посланник, — не самая красивая женщина в мире. Она среднего роста, со смуглой кожей, длинной шеей, широким ртом, довольно плоскогрудая». Анна обладала горячим нравом, отличалась прямотой, откровенностью и любила командовать. Хотя фаворитка нравилась далеко не всем, вскоре у нее появились приверженцы, известные в большинстве как люди, тяготеющие к новой религиозной доктрине Лютера» — так описывает будущую королеву Уинстон Черчилль в книге «Британия в новое время (XVI-XVII вв.)»

«Сосватал» Анну с королем ее отец — Томас Болейн. Первоначально фавориткой короля была старшая дочь Томаса – Мария, которая долго жила при французском дворе и успела побывать фавориткой короля Франциска I. Томас Болейн получил немало милостей от Генриха VIII за внимание Марии, и был весьма недоволен, когда король охладел к его дочери. Будучи фавориткой короля, Мария была замужем за аристократом Уильямом Кэри.


Мария Болейн — сестра Анны

Привыкший жить в роскоши, Томас познакомил с королем младшую дочь Анну. Говорили, что старик Болейн сожалел, что «у него только две дочери». Мария не стала обижаться на сестру, которая заняла место рядом с королем после ее отставки. Овдовев, Мария осталась без средств к роскошной жизни и с радостью принимала богатые подарки Анны. Мари тайно вышла замуж за Уильяма Стаффорда, человека ниже по происхождению. Анна не одобрила брак сестры, продолжая помогать Марии материально, королева удалила ее с мужем от двора.

По легенде, Анне посвятил стихи популярный в те времена поэт Клеман Маро.
Какое имя чуждо перемены,
Хоть наизнанку выверни его?
Все буквы в нем мучительно блаженны,
В нем — средоточье горя моего,
Страдание мое и торжество.
Пускай меня погубит это имя, —
Но нету в мире имени любимей.

В 1525 году король Генрих VIII начал настойчивые ухаживания за Анной Болейн. Поначалу Анна гордо отвергла ухаживания короля, дав понять, что согласна только быть королевой. Королю 33 года, Анне — 24 года.
«Любить я могу и буду любить только мужа» — сказала она.
Король ранее не получал такого отпора и не смог устоять.

«Мое сердце будет вечно принадлежать вам одной, охваченное этим желанием так сильно, что сумеет подчинить ему и желания своего тела» — писал король Анне.

Предполагают, что король посвятил Анне поэму «Зеленые рукава». По другой версии у стихов был другой автор.
Любовь моя, я ль заслужил
Отвергнутым быть грубо?
Я так давно тебя любил,
С тобой мне всё было любо
Припев:
Зеленые рукава,
Мне радость, веселье вы,
Вы – сердце из золота,

Рукавчики цвета травы
Всегда подле тебя одной,
Исполнить прихоти был рад,
Платил и жизнью, и землей,
Чтоб знать с тобой любовь и лад
Припев
Довольно было лишь пожелать –
И было всё к ногам твоим,
Тебе мог петь я и играть,
Но недостоин был любви
Припев
Любовь моя, что верен я,
Пойми, молю я вновь и вновь,
Как прежде я люблю тебя,
Приди и подари любовь

По одной версии, Анна Болейн была в зеленом платье в день знакомства. По другой – фраза «зеленые рукава» была нарицательной и означала «цвет лёгкости в любви».


Натали Портман в роли Анны, фильм «Еще одна из рода Болейн» (2008 год)

Когда-то король посвящал подобные строки другой женщине.
«Через несколько лет Вы будете моей женой, и я буду самым счастливым человеком Англии!» — говорил когда-то принц Генрих и невесте Екатерине Арагонской.

Анна полагала, что смогла перехитрить короля. Возможно, она понимала, что королевская любовь непостоянна, но надеялась укрепить свои позиции рождением сына-наследника.


Король с Анной на охоте в представлении художника 19 века


Так выглядел король Генрих VIII

В 1528 году король приказал первой жене Екатерине покинуть дворец, дал ей в услужение 200 слуг и назначил пожизненное содержание. На вопросы о конфликте с испанской родней Екатерины, король ответил «…Мне нет дела ни до нее, ни до членов ее семьи. Пускай все испанцы провалятся на дно морское!»

Однако Римский Папа отказывался дать развод королю. Анна убеждала Генриха, что он как монарх – наместник божий на земле, должен сам стать главой церкви своих подданных. Тщеславный король согласился, в 1530 году он объявил себя «единственным защитником и главой Англиканской церкви и духовенства» и присвоил себе статус «короля и повелителя, не признающего над собой никого, кроме Бога, и не подвластного законам никаких земных созданий».


Анна (Женевьев Бюжо) в фильме «1000 дней королевы Анны», 1969 год

В январе 1533 года Анна и король обвенчались. Она терпеливо прождала этого момента более 7 лет. Анне было 32 года, королю — 41 год.

В мае 1533 года Анна была коронована, что вызвало возмущение подданных, которые считали законной «добрую королеву Екатерину», а Анну называли «околдовавшей короля шлюхой Болейн».
После коронации король спросил Анну:
«Как тебе вид города, любовь моя?»
«Сир, город был прекрасен, но я видела много покрытых голов, и слышала от силы несколько голосов»
— ответила она.

Хронист Эдвард Холл описывает пышную коронацию: «Первого июня королева Анна в торжественной процессии проследовала из Вестминстер-холла в аббатство Святого Петра. Её сопровождали монахи Вестминстера в богатых золотых ризах и тринадцать аббатов в митрах. А за ними — все из королевской часовни, и четыре епископа, и двое архиепископов в митрах, и все лорды в своих парламентских облачениях; а корону перед нею нёс герцог Саффолкский, а два скипетра несли двое графов. Сама королева шествовала под богатым балдахином из золотой парчи, одетая в платье из тёмно-красного бархата и горностая, а верхнее платье из пурпурного бархата, украшенное горностаем, и на голове богатая корона из жемчуга и драгоценных камней.

Старая герцогиня Норфолкская, в тёмно-красном бархате и золотой коронке, несла её шлейф, а лорд Берг, гофмейстер королевы, поддерживал шлейф посередине.
За нею следовали десять дам в алых одеяниях, отделанных горностаем, с золотыми коронками на головах.
А следом ехали фрейлины королевы в алых платьях, отделанных белым балтийским мехом. И так она прибыла в церковь Святого Петра в Вестминстере, и её усадили на королевское сиденье, воздвигнутое на высокой платформе перед алтарём. Там архиепископ Кентерберийский и архиепископ Йоркский помазали её и короновали королевой Англии. И так сидела она, коронованная, на своём королевском сиденье, всю мессу, и молилась. А когда месса закончилась, то все, каждый на своём месте, отправились в Вестминстер-холл, и она по-прежнему шла под балдахином, коронованная, с двумя скипетрами в руках, а вели её милорд Уилшир, её отец, и лорд Тальбот. И там они отобедали, и был это самый торжественный пир, который когда-либо видели».

Шекспир, которому оказала покровительство королева Елизавета – дочь Анны, писал восторженную оду.
Уж дан приказ ее короновать.
Но это новость свежая. Ее
Не будем разглашать. Ну что ж, милорды,
Девица хороша, в ней все прелестно,
И тело и душа. Я предрекаю,
Что от нее сойдет благословенье
На Англию на долгие года.

… Ну, королева встала и смиренно
Приблизилась теперь уж к алтарю.
И, как святая, взор воздела к небу,
И на коленях вознесла молитву,
Вновь встала и народу поклонилась.
Затем архиепископ подал ей
Все то, что подобает королеве:
Елей священный, а затем корону,
Что исповедник Эдуард носил,
И жезл, и голубя, и все эмблемы
Пристали ей! Когда обряд был кончен,
То хор под звуки лучшего оркестра
Пропел Те Deum. Тут она ушла
И с той же самой свитой возвратилась
В дворец йоркский, где начнется пир.

Уильям Шекспир. Король Генрих VIII (перевод В. Томашевского)

На гербе королевы Анны был изображен белый сокол с подписью «Счастливейшая из женщин».

Семейная жизнь Анны и Генриха не сложилась. Стареющий король требовал от жены родить наследника престола. Анна родила дочь Елизавету, которой суждено стать великой. Потом у нее родился мертворожденный сын. Король негодовал, он лично обвинил Анну в смерти ребенка.


В фильме «Еще одна из рода Болейн» Марию — сестру Анны, играет Скарлет Йохансон

«Хотите увидеть вашу маленькую дочурку?» — спросила короля старая няня.
«Дочь, дочь! Ты, старая ведьма, не смей больше говорить со мной!» — возмутился король.

Монарх начал догадываться, что Анне и ее семейству нужны только титулы и королевская казна, и еще больше обозлился. Король страдал паранойей, ему начали мерещиться убийцы-заговорщики. Король заподозрил, что Анна приворожила его.

Строптивый нрав королевы тоже раздражал Генриха. Анна казнила и миловала без его ведома, раздавала титулы и подарки своим сторонникам.

Вскоре король заприметил фрейлину Джейн Сеймур, на которую возложил новые надежды. От супруги Анны король решил поскорее избавиться. Однажды он придумал как избавиться от первой жены, значит, сможет избавиться от второй.

Накануне Анна поссорилась со своим главным политическим сторонником Томасом Кромвелем. Недовольный Анной политик перешел на сторону семьи новой пассии короля – Джейн Сеймур. Коварный Кромвель внес свой вклад в низвержении королевы-выскочки.

Анну обвинили в государственной и личной измене королю. Ей приписали множество любовников, в том числе родного брата. Ее отец — сводник Томас Болейн тоже был арестован.
Придворный музыкант Марк Смитон под пытками признался, что был любовником королевы.
«Наконец, король, узнав о всех этих преступлениях, бесчестиях и изменах, был так опечален, что это вредно подействовало на его здоровье» — гласило обвинение. Сам король на суде не присутствовал.

«В пятницу утром для суда над любовниками Анны специальная комиссия по расследованию измены, назначенная на предыдущей неделе, куда входили, помимо прочих, отец Анны Болейн, граф Уилтшир, и все королевские судьи, сформировала состав жюри. В него вошли двенадцать дворян. Они сочли обвиняемых виновными и приговорили их к повешению и четвертованию, но казнь отложили до суда над королевой. Он открылся в следующий понедельник в Тауэре. Двадцать шесть пэров (половина из всех существовавших) под председательством герцога Норфолка, произведенного по такому случаю в должность председателя суда пэров, разместились на особом возвышении. Лорд-канцлер сэр Томас Одли, простолюдин по рождению, не был вправе судить королеву. Он находился рядом с герцогом как консультант по правовым вопросам. Присутствовали также лорд-мэр Лондона, депутация олдерменов и представители общества (так приказал король), занявшие места, отведенные для адвокатов.

Сэр Эдмунд Уолсингем ввел в зал королеву, после чего Генеральный атторней зачитал обвинение. В вину ей вменялись следующие преступления: неверность королю; обещание Норрису выйти замуж за него после смерти Генриха; передача Норрису медальонов для отравления Екатерины и Марии, а также другие преступления, включая инцест с братом. Королева энергично отрицала свою виновность, подробно отвечая на каждое обвинение. Пэры удалились и после совещания вынесли вердикт: «виновна». Норфолк огласил приговор: Анна Болейн должна быть сожжена или обезглавлена, по усмотрению короля» — писал в своих исторических труда Уинстон Черчилль.

В заговоре был обвинен и поэт Уайетт, который писал об Анне как о запретной дичи королевских лесов.
Кто хочет, пусть охотится за ней,
За этой легконогой ланью белой;
Я уступаю вам — рискуйте смело,
Кому не жаль трудов своих и дней.

Порой, ее завидя меж ветвей,
И я застыну вдруг оторопело,
Рванусь вперед — но нет, пустое дело!
Сетями облака ловить верней.

Попробуйте и убедитесь сами,
Что только время сгубите свое;
На золотом ошейнике ее
Написано алмазными словами:

«Ловец лихой, не тронь меня, не рань:
Я не твоя, я цезарева лань».

Современник, ставший свидетелем последней встречи Анны и короля, потом рассказывал Елизавете: «Увы, никогда мне не забыть того щемящего чувства, что я испытал, видя, как праведница королева, Ваша матушка, подняв Вас, совсем ещё ребенка, на руки, стояла на коленях перед милосерднейшим из властителей, Вашим отцом, а он смотрел через окно куда-то вдаль…».


Королева перед казнью

В мае 1536 года Анну перевезли в тюрьму Тауэр. Она проследовала на лодке по тому же пути, что и при коронации. Перепуганная королева упала на колени перед конвоирами.
«Вы отправите меня в темницу?» — спросила она.
«Нет, мадам, вы отправитесь в королевские апартаменты» — ответили ей мрачным сарказмом. В замке-Тауэре были давно построены королевские покои, которые не дождались посетителей. Замок стал темницей.

Из тюрьмы Анна писала королю, прося пощадить остальных, обвиненных в заговоре: «Государь!
Неудовольствие Вашего Величества и мое заключение в темницу мне кажется столь странными, что я не знаю, о чем мне должно писать к вам и в чем должно просить прощения. Вы прислали известного всем врача моего сказать мне, что я должна сознаться в истине, если хочу снова приобрести вашу благосклонность. Он не успел еще объяснить мне своего поручения, как я уже приметила, в чем состоит ваше намерение. Но если, как вы говорите, признание в истине может доставить мне свободу, я повинуюсь вашим повелениям от всего сердца и со всею душевною покорностию. Не воображайте, В.В., чтоб ваша бедная жена когда-нибудь могла быть доведена до такого преступления, о котором она никогда не дозволяла себе и помыслить. Никогда ни один Государь не имел супруги столь верной всем своим обязанностям, столь исполненной нежнейшей привязанности, какова Анна Болейн (в ориг. — Булен), собственная ваша супруга. Она умела ценить то высокое состояние, до которого возвысили ее милость Провидения и снисходительность ваша. Но стоя на высоте величия и трона, на который возведена была, никогда не забывала я, что могла подпасть такой участи, какой подверглась ныне. Мое возвышение не имело никакого другого основания, кроме кратковременной вашей ко мне склонности, и я не сомневаюсь, что самомалейшее изменение тех внешних приятностей, которые произвели ее в сердце вашем, могло обратить вас к иному предмету.

Вы извлекли меня из ничтожества, возвели на высочайшую степень в государстве, присоединили меня к Августейшей фамилии вашей: сего блеска я никогда не смела ожидать; сие величие выше заслуг моих. Между тем если вы уже удостоили меня сей почести, то не потерпите, великий Государь, чтоб непостоянство или злые советы врагов моих могли меня лишить благосклонности Вашего Величества. Не допустите, чтобы порицание за неверность, пятно столь черное и столь недостойное, обесчестило имя вашей супруги, а вместе с нею и имя юной Принцессы, вашей дочери.

Итак, повелите, Государь, исследовать дело мое, соблюдая свято законы справедливости и не допустите, чтобы враги мои были вместе моими доносчиками и моими судьями. Повелите, чтобы процесс мой произведен был публично. Моя верность защитит меня от поношения и стыда. Вы увидите: невинность моя будет оправдана, ваши подозрения развеются, ваш дух успокоится и молчание заступит место порицания или — мое преступление будет обнаружено пред глазами целого света. Итак, повелите сделать со мною то, что угодно Богу и вам. Вы можете, В.В., избежать чрез сие общественной молвы; мое преступление, будучи обнаружено по справедливости, даст вам, пред Богом и пред людьми, право не только наказать меня как неверную супругу, но и беспрепятственно последовать склонности, чувствуемой вами к той, которая причиною моего несчастного состояния. Я могла бы давно произнести пред вами имя ее. Вы не знаете, В.В., как далеко в сем случае простираются мои подозрения. Наконец, если вы уже решились погубить меня и если смерть мою, основанную на постыдной клевете, почитаете единственным средством к получению желаемого вами блага, то я буду просить Бога, чтобы он простил сие великое преступление как вам, так и врагам моим, послужившим при сем орудиями и чтобы в последний день, сидя на престоле Своем, пред которым вы и я предстанем скоро и пред которым моя невинность, если смею сказать, будет явно открыта, Он не потребовал от вас строго отчета в поступке, столь недостойном вас и столь жестокосердном.

Последняя и единственная моя просьба состоит в том, чтобы вы на одну меня возложили всю тяжесть вашего гнева и чтоб не подвергали никакому бедствию тех несчастных, которые, как я слышала, содержатся по моему делу в тесной темнице. Если когда-нибудь я могла о чем упросить вас, если имя Анны Болейн (в ориг. — Булен) когда-нибудь было приятно вашему слуху, не откажите мне в сей просьбе и я ни о чем более беспокоить вас не буду; в противном случае, мне остается воссылать пламенные молитвы к Богу, чтоб он был к вам милостив и управлял всеми вашими действиями»

Узнав об отсрочке приговора, Анна разрыдалась, еще день ожидания казни был мучителен.

По воспоминаниям Констебля Тауэра: «…когда я пришел, она сказала: «Мистер Кингстон, я слышала, что не умру сегодня в полдень, и мне очень жаль, потому что я думала, что к этому времени буду за пределами страданий». Я ответил ей, что страданий не будет. Затем она сказала: «Я слышала, что палач очень хороший, а у меня тонкая шейка» и обхватила ее руками, сердечно смеясь. Я видел не только мужчин, но и женщин, ожидающих казни, и все они сильно горевали, но, как мне известно, эта леди радовалась смерти».

19 Мая 1536 года Анна Болейн была казнена. Казненной было 35 лет, она пробыла королевой Англии три года. Готовясь к казни, гордая Анна сказала: «Королевой жила, королевой и умру, хотя бы вы все лопнули с досады!»
Поначалу Анну приговорили к сожжению на костре за ворожбу, но милостью короля казнь смягчили – королеву обезглавили.

Последними словами приговоренной были:
«Добрые христиане, я здесь для того, чтобы умереть в соответствии с законом и, таким образом, подчиниться воле короля, моего повелителя. И если в своей жизни я причинила страдания королю, моя смерть искупит мою вину. Я прошу и умоляю вас молиться за короля. Моего и вашего законного повелителя, одного из самых достойных монархов на Земле, который так хорошо со мной обращался. Я принимаю смерть с доброй волей и покорно прошу прощения у всего Мира. Если кто-нибудь возьмётся за моё дело, то прошу судить милостиво. На том я прощаюсь с Миром и с вами, и от всего сердца желаю, чтобы вы помолились за меня…»

«Во имя восстановления справедливости, считаю своим долгом заявить, что эта милая женщина совершенно неповинна в преступлениях, в которых ее обвиняли, доказательством чему служат ее красота, изящество и веселый нрав, не говоря уже о торжественных клятвах в невиновности, необоснованности обвинений, ей предъявленных, и нраве короля: все вышеперечисленное может служить дополнительными доводами в ее защиту, пусть, возможно, и менее вескими по сравнению с теми, кои выдвигались ранее…» — писала об Джейн Остин об Анне Болейн, «История Англии. От правления Генриха IV до смерти Карла I».

«Дело сделано! Спускайте собак, будем веселиться!» — сказал король после казни Анны.
Он не послушал предсмертной просьбы, и все обвиняемые были обезглавлены. Только поэту Уайету удалось получить помилование.

Перед казнью Анна написала королю: «Ваши благодеяния теперь я испытала на себе вполне. Я была ничто; вы меня сделали Статс-дамою, Маркизою, Королевою; и когда уже на земле нельзя было вполне возвышать меня, вы делаете меня святою».

Король Генрих VIII был женат шесть раз, возможно, именно он стал прототипом «Синей бороды», убивающего своих жен. Третья жена — Джейн Сеймур, на которой король женился спустя 11 дней после казни Анны, умерла при родах. Пятая жена — Катрин Ховарт была тоже казнена. Четвертая супруга — Анна Клевская получила развод сразу, так как не понравилась королю – повезло ей. Шестая жена — Катрин Парр пережила короля.


Генрих и его жены

«Самый непереносимый мерзавец, позор для человеческой природы, кровавое и сальное пятно в истории Англии», – писал о правлении Генриха VIII Чарльз Диккенс.

А призрак Анны Болейн появляется в Тауэре и его окрестностях. Иногда проезжает ее траурная карета, запряженная обезглавленными лошадьми. Казненная королева держит в руках свою голову.

В 1830 году в Милане состоялась премьера оперы Доницетти «Анна Болейн»

Френд подсказала стихи на английском, которые написала королева перед смертью (предположительно). Очень красиво звучит по-английски, смысл, думаю, многим будет понятен без перевода.

O Death, rock me asleep,
Bring me to quiet rest,
Let pass my weary guiltless ghost
Out of my careful breast.
Toll on, thou passing bell;
Ring out my doleful knell;
Let thy sound my death tell.
Death doth draw nigh;
There is no remedy.

My pains who can express?
Alas, they are so strong;
My dolour will not suffer strength
My life for to prolong.
Toll on, thou passing bell;
Ring out my doleful knell;
Let thy sound my death tell.
Death doth draw nigh;
There is no remedy.

Alone in prison strong
I wait my destiny.
Woe worth this cruel hap that I
Should taste this misery!
Toll on, thou passing bell;
Ring out my doleful knell;
Let thy sound my death tell.
Death doth draw nigh;
There is no remedy.

Farewell, my pleasures past,
Welcome, my present pain!
I feel my torments so increase
That life cannot remain.
Cease now, thou passing bell;
Rung is my doleful knell;
For the sound my death doth tell.
Death doth draw nigh;
There is no remedy.

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама