Проклятье королевы Марго

Маргарита Валуа, младшая дочь Екатерины Медичи, многим знакома по роману Александра Дюма «Королева Марго». Прославилась королева своими многочисленными любовными похождениями, которые плачевно заканчивались для тех, кого она любила. Говорили, что древнее проклятье Тамплиеров, насланное на королевский род, настигло и Марго — ее любовники или погибали, или оказывались предателями. Говорили, что Марго хранила сердца погибших любовников в специальных коробочках.

Как писал Таллеман де Рео, в память о любовниках Марго «носила в это время огромный вертюгаден (нижняя юбка с кольцами), весь облепленный карманами, и в каждом из них находилась коробочка с сердцем ее покойного любовника, ибо она следила за тем, чтобы после смерти их сердца были забальзамированы. На ночь она вешала этот вертюгаден на крюк, которым запирался замок у изголовья ее кровати… За исключением безумств любви, в остальном она была вполне уравновешенной женщиной».


Марго — королева Франции


Марго — пока еще королева Наварры

Меня удивляло, почему Дюма и биографы описывают Марго брюнеткой, ведь на портретах явно светлые волосы. Потом ответ нашелся – Марго иногда носила светлый кудрявый парик, модный в те времена. По воспоминаниям современников, без париков она тоже обходилась.

По записям Пьера ле Бурдея «Несколько раз я видел, как она подбирала туалеты, обходясь совершенно без париков, при этом умея так взбить, завить и уложить свои жгуче-черные волосы, что любая прическа ей шла… Я видел ее в белом атласном платье, усыпанном множеством блесток, в его розоватом отливе темная или прозрачная вуаль из крепа, с римской небрежностью наброшенная на голову, создавала ощущение чего-то неповторимо прекрасного… Я видел ее в платье бледно-розового испанского бархата и в колпаке того же бархата, столь искусно отделанного драгоценными каменьями и перьями, что трудно представить себе что-либо более восхитительное…»

Поэты посвящали Марго нескромные стихи:
Тайных желаний ветра грудь молодую волнуют,
Два сладострастных холма, полные неги всегда,
Две эти спелых айвы, два этих чудных холма,
Что, превратясь в два соска, молодость жизни даруют.

Голова графа де Ла Моля

В романе Дюма описана история Марго и графа де Ла Моль.

История любви Марго к Ла Молю началась спустя десять месяцев после ее свадьбы с Генрихом Навррским. Марго было двадцать, а Графу Ла Молю — сорок четыре года, по тем временам уже начало старости, но граф сумел сохранить привлекательность для юных дам.
«Больше умел побеждать на полях Венеры, чем на полях Марса…» — шутили современники.

Дюма представил Ла Моля гугенотом, которого Марго спасает в Варфоломеевскую ночь. На самом деле Ла Моля спасать не пришлось, он был набожным католиком.


Марго в Варфоломеевскую ночь (картина 19 века)
Марго, действительно, спасла гугенота в Варфоломеевскую ночь, но не Ла Моля

После буйных ночных оргий он отстаивал церковные мессы днем «исходя из убежденности в том, что благочестиво выслушанная месса искупает все грехи и буйства, какие бы ни пришлось совершить». Брат Марго — Карл IX иронично замечал: «тому, кто вознамерился бы составить реестр блудных похождений де Ла Моля, достаточно сосчитать количество посещенных им месс!..»

Ла Моль и его друг Коконат (Коконас) были обвинены в заговоре против короля, обвинения также коснулись Генриха Наваррского и принца Франсуа – брата Марго.


В сериале «Королева Марго» (1996 год) графа де Ла Моля сыграл Дмитрий Харатьян


Королева Марго — Евгения Добровольская

В романе Дюма есть эпизод, как ревнивый Ла Моль просит колдуна совершить приворот Марго — слепить восковую куклу и проткнуть ее сердце булавкой, чтобы королева любила только его. Это приводит к тому, что Ла Моля обвиняют в колдовстве против короля.
«Господин прокурор! Сегодня вечером мне передали за верное, что Ла Моль совершил святотатство. В его парижской квартире найдено много предосудительных бумаг и книг. Прошу Вас вызвать председателя суда и как можно скорее дать ему все необходимые сведения по делу о восковой фигурке, пронзенной в сердце, – о преступлении против короля».

Действительно, при обыске агенты королевы-матери Екатерины Медичи нашли у Ла Моля колдовскую восковую куклу, найденному дали пояснение – черная магия против короля. Екатерина немедленно сообщила сыну о заговорщиках.

Узнав о заговоре, король Карл IX в гневе опрокинул стол и велел:
«Арестовать их всех!»


Во французской экранизации (1994 года) королеву Марго сыграла Изабель Аджани


«Маргарита Николаевна, королева вы моя французская»
Любопытно, Изабель Аджани стала Маргаритой романа Булгакова в фото-постановке

Марго записала в дневнике.
«Дело дошло до разбирательства в суде парламента, откуда к моему брату и моему мужу отрядили комиссаров, чтобы их выслушать. Не имея никого в Королевском совете, последний попросил меня письменно изложить его ответы, чтобы случайно не навлечь неприятности ни на себя, ни на других. Провидение Божье помогло мне составить защитную речь, которой он остался очень доволен, а комиссары пришли от нее в восторг».

Она спасла мужа и брата, но спасти любовника ей не удалось.
Дюма описывает разговор Марго с братом-королем:
– Вам, может быть, не известно о существовании некоей восковой фигурки, изъятой у де Ла Моля?
– Конечно, известно, брат мой.
– И то, что эта фигурка проколота иглой в сердце, и то, что к этой иголке прикреплен флажок с буквой «М»?
– И это я знаю.
– И то, что у этой фигурки на плечах королевская мантия, а на голове королевская корона?
– Все знаю.
– Что же вы на это скажете?
– Скажу, что эта фигурка с королевской мантией на плечах и с королевской короной на голове изображает женщину, а не мужчину.
– Вот что! – сказал Карл. – А игла, пронзающая сердце?
– Это чародейство, которое должно пробудить любовь женщины, а не колдовство, которое должно убить мужчину.
– А буква «М»?
– Она означает вовсе не смерть, как говорила вам королева-мать.
– Что же она означает? – спросил Карл.
– Она означает… означает имя женщины, которую любил де Ла Моль.
– А как зовут эту женщину?
– Эту женщину зовут Маргарита, брат мой, – сказала королева Наваррская, падая на колени перед постелью короля; она взяла его руку в свои и прижала к этой руке залитое слезами лицо.


Графа де Ла Моля сыграл Венсан Перес

Ла Моль и его друг Коконат были приговорены к смертной казни — «их тела будут рассечены на четыре четверти» и «подвешены к четырем виселицам перед главными воротами Парижа, а их головы выставлены на башне позора на Гревской площади».

Перед смертью Ла Моль прошептал:
«Господи! Пресвятая Дева Мария, помилуй меня… Я поручаю себя молитвам королевы Наваррской и других дам».

Марго и ее подруга герцогиня Неверская — любовница казненного Коконата, выкупили головы казненных и забальзамировали их. На следующий день после казни они появились на балу в траурных платьях с вышитыми черепами, траурные символы украшали и их прически.
Говорили, что Марго хранит голову казненного любовника у себя в комнате.

Этот эпизод описан и у Дюма.
«Страшное и в то же время трогательное зрелище представляли собой эти две женщины: блистая красотой, молодостью и драгоценностями, они шли, согнувшись, под отвратительным меловым сводом; одна из них, более слабая духом, оперлась на руку другой, более сильной, а более сильная оперлась на руку палача.
Наконец они дошли до последней ступеньки.
В глубине подвала лежали два тела, накрытые широким черным саржевым покрывалом…

…Маргарита опустилась на колени подле своего возлюбленного и руками, которые ослепительно сверкали драгоценностями, осторожно приподняла голову любимого человека.
Герцогиня Неверская стояла, прислонившись к стене; она не могла оторвать взгляда от этого бледного лица, на котором она столько раз ловила выражение счастья и любви.
– Ла Моль! Мой дорогой Ла Моль! – прошептала Маргарита.
– Аннибал! Аннибал! – воскликнула герцогиня Неверская. – Такой красивый, такой гордый, такой храбрый! Ты больше не ответишь мне!..
Из глаз у нее хлынули слезы.
Эта женщина, в дни счастья такая гордая, такая бесстрашная, такая дерзновенная, эта женщина, доходившая в своем скептицизме до предела сомнений, в страсти – до жестокости, эта женщина никогда не думала о смерти.
Маргарита подала ей пример. Она спрятала в мешочек, вышитый жемчугом и надушенный самыми тонкими духами, голову Ла Моля, которая на фоне бархата и золота стала еще красивее и красоту которой должны были сохранить особые средства, употреблявшиеся в те времена при бальзамировании умерших королей…

Полагают, головы Ла Моля и Коконата были найдены на территории одного аббатства, Бассомпьер в своих мемуарах писал:
«…когда при строительстве ограды копали землю, были найдены два ящика, а в них две головы с набитыми драгоценностями ртами; к находке отнеслись с большим благоговением и решили, что головы принадлежали мученикам за веру, которые усердием христиан были захоронены в этом месте вместе с драгоценностями; так их обнаружили, и была построена часовня мучеников веры, а головы поместили в оправу и превратили в почитаемую реликвию…»

Первая любовь – герцог де Гиз

Первой страстью Марго стал герцог де Гиз, представитель знатного рода. Будущей королеве было 17 лет, ее любовнику – 26 лет.

О близости Марго и де Гиза королю Карлу IX донес некий Легаст. Род Гизов давно хотел добраться до французского престола, и эта новость вызвала у Карла беспокойство. Он перестал доверять сестре и обо всем рассказал королеве-матери Екатерине Медичи, все политические решения во Франции принимались по ее воле.


Герцог де Гиз

Марго записала в дневнике, что семья отстранила ее от политических дел:
«С тех пор как мой брат уехал, он приблизил к себе некоего Легаста, которым он был настолько одержим, что видел только его глазами и говорил лишь его устами. Этот подлый человек, родившийся чтобы творить зло, быстро околдовал брата и внушил ему тысячу дьявольских правил: что любить надо лишь самого себя, что ни с кем не надо делить свою удачу — ни с братом, ни с сестрой — и дал другие «прекрасные» наставления в коварстве. Они проникли в душу брата, и он решил применить их в жизни. Неожиданно, когда мы приехали и моя мать после первых приветствий начала меня хвалить и говорить брату, с какой верностью я отстаивала его интересы перед ней, он ответил холодно, что все это было легко сделать, так как он меня об этом просил. Однако, сказал он, осторожность требует не пользоваться этими же методами постоянно, ибо то, что бывает необходимо в одно время, становится вредным в другое. Мать спросила брата, почему он так говорит. На что он, видя, что настал момент для претворения в жизнь выдумки, имевшей целью погубить меня, ответил, что я становлюсь красивой, и что герцог де Гиз хочет просить моей руки, и что его дяди надеялись выдать меня за него замуж.

Если между нами установятся хорошие отношения, то возникнет опасение, что я буду рассказывать им то, о чем королева-мать будет мне говорить. А ведь она знала амбиции этого дома и то, как часто эта семья переходила нам дорогу. Поэтому было бы разумно, чтобы мать больше не обсуждала со мной дела и постепенно перестала бы мне доверять».


В роли королевы Марго дива французского кино — Жанна Моро (1954 год)

Марго пыталась убедить родных, что ее связь с де Гизом – гнусная клевета, но агенты матушки перехвалили письма любовников. Говорили, что брат и матушка собственноручно отлупили Марго за измену семейному клану. В дневнике Марго реакция родственников выглядит более сдержанной.

В приступе гнева Карл отдал приказ своему приближенному «Из этих двух шпаг, которые ты видишь, одна умертвит тебя, если завтра, когда я отправлюсь на охоту, ты не убьешь герцога де Гиза».

Марго предупредила любовника, на охоту де Гиз не поехал и скрылся на несколько дней.
— Зачем вы явились? – спросил, король, когда де Гиз наконец-то явился при дворе.
— Я прибыл служить Вашему Величеству, — ответил он.
— Я не нуждаюсь в вашей службе! – сказал король, повернувшись к нему спиной.

Герцогу де Гизу пришлось срочно уехать.

Спустя 16 лет Марго и де Гиз встретились снова. В 1586 году, когда Францией правил другой брат Марго – Генрих III. Снова королевские дети не смогли договориться, и Генрих заточил сестру в замке. Герцог де Гиз подобно романтическому герою спас Марго, он выкупил замок. Марго стала там хозяйкой, а бывшие тюремщики принесли ей присягу верности.

Былая страсть Марго возобновилась, но проклятье проявилось снова – через два года герцог де Гиз погиб. Генрих III приказал убить его. Теперь другой родной брат Марго стал исполнителем проклятья.


Убийство герцога де Гиза по приказу Генриха III

Предательство

В 1580 году, 27-летняя Марго снова серьезно влюбилась. Ее внимание привлек Жак де Арле де Шамваллон.
Королева посвящала ему пылкие стихи.
«Я переполнена страстью и нежностью;
Я живу для любви — я до смерти люблю».

Такой пылкости приближенные Марго у нее ранее не замечали. Имя возлюбленного она писала на стенах и мебели своего дворца. Любовный бред вызывал беспокойство ее подруг.

«Должна вам признаться, что самые твердые скалы, на которых тысячу раз запечатлела я ваше имя, вашу красоту и мое чувство к вам, могут вам сказать, принадлежит ли моя душа к тем душам из воска, которых время и пустота каждый день лепят по-новому, сотни раз меняя их форму… Прощайте, жизнь моя, целую миллион раз ваши прекрасные глаза и прекрасные волосы, для меня нет ничего дороже и милее оков, которые нас связывают…» — писала Марго.

Говорили, что Шамвалонн приворожил королеву. Она выполняла все его просьбы и даже закрывала глаза на измены. Обычно от любовников Марго требовала верности и обладала весьма ревнивым нравом.
«Тем не менее, если страсть к перемене внезапно нависнет над вашей душой, прошу вас, не противьтесь своей страсти; я не боюсь вас потерять, ибо живу в глубоком убеждении, что, когда все мы покинем этот мир, мы с вами воссоединимся на том свете…» — писала она фавориту.

Вскоре поклонник оставил свою королеву, выгодно женившись на другой. Марго очень тяжело переживала предательство.
«Значит, нет справедливости на небе, нет верности на земле! Гордитесь, что предали мою слишком горячую любовь! Смейтесь надо мной, обманутой!» – писала она гневные письма.
«Что останется от моей свободы и от моей жизни, если однажды я лишусь вашего божественного присутствия, чем наполнить душу, ненасытно требующую удовольствия созерцать вас?».
«Я единственная причина своего несчастья, неосмотрительности и невезенья».
«Целую миллион раз ваши прекрасные и любящие губы…»

Безумный фаворит

Однажды королева Марго возвращалась домой в карете вместе с фаворитом Сен-Жюльеном, которому было двадцать лет. Королеве исполнилось пятьдесят. Вдруг прозвучал выстрел. Убитый упал на колени королевы, кровь из раны забрызгала платье.
Убийцей оказался другой молодой фаворит – де Вермон.

«Поверните его, я хочу убедиться, что он действительно мертв» — сказал убийца, когда его схватили и привели к телу Сен-Жюльена.
«Он действительно мертв, и теперь вы можете убить меня! Я ни о чем не сожалею».
Вермон был обезглавлен по решению суда. Королева Марго, наблюдавшая за казнью из окна, потеряла сознание и на следующий день покинула дом навсегда.

Король Генрих IV — муж Марго узнав о новости, только посмеялся «Да пусть она утешится, мы ей найдем целую дюжину слуг, еще и получше этого!»

Оплакивая погибших любовников, Марго заказала поминальные стихи поэту.
Не ждите, не утихнет эта боль,
Я ношу ее повсюду.
Разум мой не победит любовь,
С каждым днем она сильнее будет.

Мраком загробным очам твоим милым
Клянусь, я все смогу:
Надгробный огонь над твоей могилой
Я пламенем сердца зажгу.

Толстушка Марго

Последние годы жизни Марго сильно располнела, молодые придворные шептались — «толстушка Марго». Как пишут биографы «Тучность ее явно приближалась к той черте, когда она буквально уже не во всякие двери могла протиснуться». От былой «богини ренессанса» не осталось прежних черт.

Она не утратила любовной пылкости, окружая себя молодыми любовниками, которых заставляла наряжаться по моде своей юности, чтобы снова ощутить себя молодой. Один из ее любовников – Виллар за послушание королеве, даже получил прозвище – «король Марго».

Королева опасалась, что фавориты изменяют ей с фрейлинами и иногда по утрам внезапно делала обследование покоев девушек не успев даже одеться. Марго открывала в шкафы, на четвереньках заглядывала под кровати, вызывая скрытые усмешки.

Горожане распевали о королеве Марго непристойные куплеты, припоминая трагедию ее любовников:

Королева Венера стоит у ворот
И зрит, полумертвая, эшафот.
Вчера здесь погиб ее Адонис,
А нынче точно на том же месте
Исполнят ее приказанье о мести…
Не думайте, впрочем, что это каприз.

Глазам бы не видеть ту улицу вновь,
Где двое любовников пролили кровь!
Она покидает и Санс и дворец
И тщится спасти своей чести остатки,
Как будто бы честь нам дана на заплатки…
Ужасна не кровь — а сердечный свинец!

Бежать от себя ей не стоит труда,
Трудней убежать от людского суда.
Теперь она хочет пожить при Дворе
И пудрой старушечьи щеки крахмалит.
Надеясь, что снова весь Лувр их расхвалит,
Как в годы амуров младых, на заре.

Какая Венера? — одна лишь постель.
И где королева? — на стенах пастель.
А раз королевой ей в Лувре не быть,
То что остается потасканной шлюхе?
Плевать ей на мненья, плевать ей на слухи,
Постель бы ей — в Лувре иль рядом — стелить!

Эта старуха в крахмальном чепце
Видит себя лишь в короне-венце.
Построю, мол, храм у священной воды,
Авось, с того берега Лувр заметит
И душка-король наконец-то приметит
Старуший бордель своей бывшей жены.

Однако сторонников у стареющий королевы тоже было немало, которые писали другие стихи:
Годы ложатся на наши плечи,
Становятся тихими наши речи.
Маргариты возлюбленных впредь
Музам моим уже не воспеть.

В 1615 году королева Марго умерла, ей было 62 года.
«Маргарита Французская, ты умерла! Прощай, отрада Франции, райский цветок Двора, жемчужина наших дней, день нашей красоты, украшение добродетели, робость лилии, лилия принцесс, королева величеств, королева духа, дух разума, воплощение благородства, благородство цветов, цветок всех Маргарит, цветок Франции…» — прозвучала заупокойная месса.

А как же король Генрих IV? Времени он даром не терял, окружив себя фаворитками и не страдая от неверности жены. Брак Генриха и Марго стал политическим союзом, они помогали друг другу не только в политике, но и в личной жизни. Генрих прятал в своей комнате любовников жены, а она заботилась о репутации его фавориток.
Даже после развода (детей у Марго не было, а наследник Франции был необходим) Генрих и Марго сохранили дружеские отношения.

Генрих и Марго — это уже другая длинная тема…
Одного поста о королеве Марго мало.

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s