Об авантюристке леди Винтер мы с вами уже поговорили в посте Магическая власть Миледи Винтер. Теперь о другой ловкой героине Дюма – Жанне де Ла Мотт (она же Жанна де Люз де Сен-Реми́ де Валуа́). Эта особа появляется в романе Дюма «Ожерелье королевы».

Громкое дело о похищенном бриллиантовом ожерелье принесло графине де Ла Мотт мировую славу в веках. Жанна воспользовалось дурной славой о легкомыслии и расточительности королевы Марии-Антуанетты, чтобы совершить свою аферу века.

Как точно отметил Стефан Цвейг, изучивший биографию королевы: «Никогда Ламотт не удалось бы воздвигнуть такую пирамиду лжи, если бы легкомыслие королевы не заложило фундамент, а ее дурная слава не послужила бы лесами на этой стройке. Еще и еще раз: в фантастической афере с колье Мария Антуанетта была абсолютно невиновна. Однако то, что мошенники, использовав ее имя, смогли эту аферу осуществить, — в этом была и осталась историческая вина королевы».


Жанна де Ла Мотт

Жанна была родом из бедной семьи, она просила милостыню у аристократов, проезжавших в карете, рассказывая им трогательную историю о своем королевском происхождении. Она выдавала себя за правнучку Анри де Сен-Реми – незаконнорожденного сына короля Генриха II Валуа.


Детство Жанны, будущей графини де Ла Мотт

Одна из дам там расчувствовалась историей бедной Жанны, что устроила девочку в пансион при монастыре. Придерживаясь легенды о своем королевском происхождении, Жанна получила достойное дамское образование и вышла замуж за графа де Ла Мотт, который стал ее напарником в авантюрах.

Первоначально ожерелье предназначалось для фаворитки короля Людовика XV, но монарх умер, не успев выкупить ювелирный шедевр. На престол взошел король Людовик XVI. Его супруга любительница роскоши Мария-Антуанетта, тоже считала, что бриллианты – лучшие друзья девушек, но не рискнула просить у мужа столь дорогой подарок, королевская казна была пуста.


Гламурная Мария-Антуанетта, ввела во Франции моду на метровые прически. Другие монархи Европы мрачно шутили «на такой голове будет трудно удержать корону». Насмешки оказались пророческими.

Воспользовавшись ситуацией, Жанна представилась ювелирам как посредница королевы, которая пожелала тайно выкупить ожерелье, но в рассрочку. Для убедительности своих слов она пригласила кардинала де Рогана вести сделку с ювелирами. Кардинал желал получить покровительство королевы и поверил авантюристке, которая устроила ему свидание с Марией-Антуанеттой в парке. Роль королевы исполняла актриса мадемуазель Олива.


Кардинал де Роган

Сомнений у кардинала не возникло, королева любила ночами покидать дворец и отправляться в увеселительные заведения и маскарады.


Свидание кардинала с «королевой»

Любовь королевы к роскоши сыграла с ней злую шутку — кардинал де Роган и ювелиры поверили, что Мария-Антуанетта готова тайно от мужа-короля выкупить ожерелье. Продать дорогой шедевр ювелиры долго не могли, другие монархи Европы им отказывали, объясняя финансовыми трудностями. Поэтому ювелиры согласились на предложение «королевы» выкупить ожерелье в рассрочку. Стоимость украшения составляло 1 600 000 ливров.

Компанию в афере с ожерельем Жанне составил другой известный аферист, обиравший доверчивых аристократов — граф Калиостро. В романе Дюма он представлен гипнотизером, который хочет разрушить монархию Франции. При помощи гипноза ему удается узнавать тайны французского двора.

По одной из версий, Жанна передала ожерелье мужу, который бежал за границу. Дабы не вызвать подозрений, авантюристка планировала отправиться за ним позже, но не успела, обман раскрылся. По другой версии, она спрятала ожерелье в тайнике в Париже.

Жанна де Ла Мотт была уверена, что ее дело останется безнаказанным, она надеялась на кардинала де Рогана.
«Если действительно будет грозить опасность, то у нас есть надежный защитник. Попробуйте-ка нас тронуть, он живо наведет порядок, господин кардинал Роган! Он примет все меры к тому, чтобы афера не вскрылась; великий альмосениер Франции позаботится о том, чтобы замять аферу, которая сделает его посмешищем в веках. Он предпочтет тихо, не моргнув глазом, оплатить колье из собственного кармана. Чего же бояться?» — описывает рассуждения Жанны писатель Стефан Цвейг.

Когда подошел срок первого платежа – 400 000 ливров, Жанна де Ла Мотт заявила ювелирам, что подпись на документе поддельная, и что виной всему кардинал де Роган. Она предложила ювелирам взыскать деньги с кардинала, объясняя, что он испугается огласки и будет выплачивать долг постепенно. Ювелир Бомер не доверял де Рогану и решил отправиться на аудиенцию к королеве, что разрушило весь хитроумный план мошенницы.

Кардинал Роган и Жанна де Ла Мотт были арестованы, что вызвало новые сплетни в народе, будто королева хочет отделаться от нежелательных сообщников. Эти новости пошатнули из без того нелицеприятную репутацию Марии-Антуанетты.

На улицах распевают куплеты:
Наш красавчик кардинал за решетку вдруг попал.
Ну, смекни-ка, почему угодил дружок в тюрьму?
Потому что правит нами не закон — мешок с деньгами!

В 1786 году по обвинению в мошенничестве Жанна была приговорена к тюремному заключению и гражданской казни – публично на Гревской площади ее раздели до пояса и на плече выжгли клеймо «V», что значит voleuse (фр. «воровка»).

«В пять утра, то есть намеренно в такой час, когда нечего опасаться свидетелей, четырнадцать палачей тащат пронзительно кричащую и в исступлении рвущую на себе волосы женщину к лестнице Дворца Правосудия, где ей зачитывается приговор — сечь плетьми и выжечь клеймо. Но на этот раз правосудие имеет дело с бешеной львицей: истеричка дико воет, извергает гнусную клевету на короля, королеву, кардинала, парламент, ее крики будят спящих в окружающих домах, женщина сопротивляется, кусается, отбивается ногами, с нее наконец срывают одежду, чтобы поставить клеймо. Но в момент, когда раскаленное железо касается ее спины, несчастная в ужасе бросается на палачей, являя свою наготу на потеху зрителям, и раскаленное клеймо с буквой
«V» вместо плеча попадает на грудь. Взвыв от нестерпимой боли, она, словно неистовый зверь, прокусывает палачу куртку и лишается чувств. Как падаль, волокут ее, потерявшую сознание, в Сальпетриер, где она в соответствии с приговором в сером арестантском халате и деревянных башмаках всю жизнь
должна будет работать за черный хлеб и чечевичную похлебку»
— живописно описывает наказание Стефан Цвейг.


Гражданская казнь авантюристки

Кардинал де Роган был оправдан как потерпевший, а подельник Жанны — граф Калиостро выслан из страны.
Народ сочувствовал графине де Ла Мотт, знатные политические противники короля посылали ей в тюрьму богатые подарки и даже лично навещали авантюристку. Герцог Орлеанский, демонстрируя свои оппозиционные взгляды, демонстративно выражал сочувствие арестованной графине.

Как отметил Казанова в мемуарах: «Если полсотни лет назад, все высшее дворянство — кавалеры и дамы — четые часа с жадностью следило за ужасными подробностями пыток и казни слабоумного Дамьена, поцарапавшего Людовика XV перочинным ножичком, забавлялось тем, как рвали его раскаленными клещами, обваривали кипящим маслом, как четвертовали агонизирующего, поседевшего внезапно, на глазах у всех, то теперь те же самые люди под влиянием филантропических веяний века позволяют трогательное сочувствие к «безвинной» Ламотт».


Графиню Жанну везут в тюрьму

Политические враги королевы помогли, Жанне удалось сбежать из заключения. В народе новые слухи, что королеву замучили угрызения совести, и она помогла бежать совей сообщнице, которая мужественно сохранила ее тайну.
Она отправилась в Лондон, где с мужем пыталась продать ожерелье. Вероятно, они решили продавать бриллианты по частям, сбыть краденное целиком – было невозможно. По другой версии, Жанна сохранила ожерелье и пыталась продать его королю Георгу.

Авантюристка написала скандальную книгу «Жизнь Жанны де Сен-Реми, де Валуа, графини де ля Мотт и т. д., описанная ею самой», в которой описала все светские сплетни о «личной жизни королевы». Накануне издания сенсации графине приезжал королевский посыльный, которые предлагал за 200 000 ливров купить ее молчание, хитроумная Жанна взяла деньги, но книгу издала.

Потом последовало еще более жаркое продолжение под названием «Перечень всех лиц, с которыми королева предавалась разврату». В книге представлен список из 34 знакомых королевы, обоего пола, разных сословий – от брата короля до дворцового лакея и уличных девиц. В будуарах королевы, по утверждению графини, устраивались оргии, которые автор памфлета лицезрела лично.

Надо заметить, что в эпоху галантного века к морали общество относилось пренебрежительно, смена любовников, однополые связи, пикантные развлечения – не вызывали осуждений. Если бы не тяжкое финансовое положении Франции, книги графини Жанны вызвали бы только хихиканье как подглядывание в замочную скважину за королевскими развлечениями. Но народ голодал, а двор утопал в роскоши, поэтому истории о похождении Марии-Антуанетты усилили у людей злобу к ненавистной королеве.

Рассказы Жанны де Ла Мотт потом серьезно использовало революционное правительство для составления обвинений Марии-Антуанетты.

Весть о французской революции застала Жанну в Лондоне. Авантюристка, мемуары которой вызвали скандал, опасалась мести роялистов. Революционеры пригласили Жанну де Ла Мотт в Париж, чтобы лично выступить с обвинениями против развращенной монархии.

«Заблуждения, из-за которых Франция была населена тиранами и рабами, исчезли, умные законодатели создали новые законы, согласующиеся с достоинством человека. Уничтожив столько предрассудков и плодов несправедливости, разве не смогли бы они осветить факелом правды темные, запутанные махинации, погубившие меня…?» — восхищенно писала Жанна о новой революционной власти.


Кавайная Жанна де Ла Мотт

В 1791 году поклонников творчества графини ждала печальная новость — Жанна де Ла Мотт Валуа выбросилась из окна. Появились справедливые подозрения, такая дама не могла покончить жизнь самоубийством. Наверняка, ее толкнули…

По одной из легенд, ожерелье было сделано из проклятых бриллиантов, всякий кто на них посмотрит сквозь свет — будет проклят.

Другая жизнь Жанны

В 19 веке среди французских путешественников, путешествующих по Крыму, появилась версия, что авантюристка не погибла, а бежала в Россию под именем мадам де Гоше.

В 1844 году, узнав о смерти мадам де Гаше, газета «Французский курьер» писала: «Утверждают, что знаменитая госпожа де Ламотт, сыгравшая такую прискорбную роль в деле о бриллиантовом ожерелье королевы Марии-Антуанетты, приговоренная к клеймению плеча, высеченная на улицах Парижа, пожизненно заключенная в Сальпетриер и бежавшая оттуда, недавно скончалась в возрасте восьмидесяти лет».

В 1791 году графиня инсценировала собственную смерть в Лондоне. Подкупив свидетелей, она подбросила документы на свое имя неизвестной женщине, выбросившейся из окна.

После своей «смерти» графиня де Ла Мотт отправилась в Россию под именем мадам де Гаше. Она представилась эмигранткой, бежавшей из революционного Парижа. Французов, спасавшихся от гильотины, в России было немало, императрица Екатерина II сочувствовала несчастным и оказывала радушный прием.

Былая авантюристка сторонилась бурной светской жизни, опасаясь быть узнанной, но не отказывалась от приглашений в интеллектуальные салоны.
Во время войны России с Наполеоном она приняла русское подданство.

Несмотря на осторожность, мадам де Гаше однажды была узнана в салоне одним из гостей, новость быстро достигла императора Александра I. Он вызвал мадам де Гаше к себе и потребовал назвать ее настоящее имя. Она согласилась открыть свою тайну царю без свидетелей. Александр I спокойно воспринял новость о прошлом мадам де Гаше, но велел ей удалиться из Петербурга в солнечный Крым.

Эта история описана в мемуарах Марии Боде, которая видела графиню де Гаше, когда была ребенком и слышала историю о ней.
«Она долго жила под этим именем в Петербурге. В 1812 году де Гаше приняла русское подданство, так как никто не подозревал о ее настоящей фамилии. В Петербурге в числе ее знакомых была одна англичанка, придворная дама госпожа Бирх. Она не подозревала о печальной славе своей протеже, а интересовалась ею исключительно как одной из жертв Революции, вынужденной самой зарабатывать себе на хлеб. Возвратившись однажды от графини де Гаше. госпожа Бирх узнала, что ее разыскивает императрица Елизавета Алексеевна. На следующий день придворная дама принесла императрице извинения за свое отсутствие.
Последняя спросила у нее: Где же Вы были?
— У графини де Гаше.
— Кто это такая, графиня де Гаше?

Госпожа Бирх ответила, что это французская эмигрантка, и она попыталась заинтересовать императрицу судьбой своей протеже. В это время вошел император Александр.

При упоминании де Гаше он воскликнул: «Как, она здесь ? Сколько раз меня спрашивали о ней, и я утверждал, что она находится вне пределов России. Где она ? Каким образом вы узнали о ней?» Госпоже Бирх пришлось рассказывать все, что она знала.

«Я желаю видеть ее,- сказал император,- приведите завтра ее сюда».
Госпожа Бирх сразу же передала этот приказ графине, которая воскликнула: «Что вы наделали?…Вы меня погубили… Зачем было говорить императору обо мне? Тайна была моим спасением. Теперь он выдаст меня моим врагам, и я погибну».

Она была в отчаянии, но вынуждена была подчиниться. На следующий день в назначенный час в сопровождении госпожи Бирх она появилась в апартаментах императрицы. Подойдя к графине, император сказал ей: «Вы носите не свою фамилию. Назовите мне вашу настоящую девичью фамилию».

— Мой долг повиноваться Вам, сир, но я назову свою фамилию только Вам без свидетелей.

Император подал знак, и императрица вышла вместе с госпожой Бирх. Более получаса оставался император с графинею, которая вышла затем успокоенная и удивленная доброжелательностью Александра I.

«Он пообещал сохранить мою тайну», — вот все, что она сказала госпоже Бирх, от которой я узнала все эти детали. Вскоре графиня де Гаше отправилась в Крым».

В Крыму мадам де Гаше провела остаток своих дней. Суеверные местные жители побаивались ее, называя ее скромную виллу «чертов домик» или «домик белой дамы». Домик сохранился на территории нынешнего Артека, и легенда о призраке его хозяйки стала любимой страшилкой пионеров.

Мадам де Гаше любила ездить верхом по окрестностям с двумя пистолетами за поясом, за что местные татары прозвали ее «старухой гор».

Образованное общество Крыма, напротив, отнеслось к графине с должным уважением. Свое обаяние мадам де Гаше сохранила до преклонных лет, о чем вспоминали ее современники.

По воспоминаниям Марии Боде: «Я была совсем еще ребенком, когда все это общество собиралось у моих родителей… Не знаю почему, но меня поразила эта женщина, хотя только позже узнала я ее знаменитую историю. Я вижу ее перед глазами, как будто это было только вчера: старенькая, среднего роста, хорошо сложенная, одета в редингот из серого сукна. Ее седые волосы украшает черный велюровый берет с перьями. Черты лица не мягкие, но живые; блестящие глаза создают впечатление большого ума. Она обладала живыми и пленительными манерами, изысканной французской речью. Чрезвычайно вежливая с моими родителями, она могла быть насмешливой и грубой в компании друзей, властной и высокомерной со своей французской свитой, несколькими бедными французами, смиренно прислуживавшими ей».

«Многие перешептывались по поводу ее странностей и намекали на тайну ее жизни. Она это знала, но хранила свой секрет, не отвергая и не подтверждая домыслы, часто как бы случайно спровоцированные ею же самой в ходе светских бесед. Что касается в основной своей массе легковерных местных жителей, низших слоев общества, то она любила навязывать им эти предположения с помощью загадочных намеков. Она рассказывала о графе Калиостро и о других разных представителях двора Людовика XVI, как будто эти люди входили в круг ее личных знакомств; и еще долго из уст в уста передавалось содержание этих разговоров, служа темой для сплетен и разного рода комментариев».

Современники отмечали странность графини всегда переодеваться самой в одиночестве, не пользуясь помощью служанок.

Умирая мадам де Гоше завещала, чтобы ее тело не омывали согласно посмертным традициям, но служанка позабыла об этой просьбе. Снимая одежду мертвой госпожи, она увидела на плече мадам де Гаше клеймо…

Местные жители передавали легенду своим потомкам. В 1879 году французский путешественник услышал от местного татарина: «В нескольких верстах отсюда, в Артеке есть дом, где жила госпожа Гаше, женщина, укравшая у своей королевы прекрасное ожерелье. Когда она умерла, на её спине обнаружили две большие буквы»

Оглавление блога
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама