Холодной поздней осенью вспоминаю лето. Помню, я скрылась от жары в тени деревьев Смоленского Лютеранского кладбища. Меня спрашивают, не страшно ли бродить по кладбищам? Посудите сами, здесь похоронено такое знатное общество! Разве может быть страшно? Встречу с такими призраками можно было бы считать высокой честью.

Смоленское Лютеранское кладбище появилось в начале 18 века, в молодом Петербурге этого времени проживало около пяти тысяч иностранцев-протестантов: немцы, англичане, голландцы. Кладбище было отнесено к приходу храма Св. Екатерины. Для прихожан храма были своеобразные скидки на кладбищенское место, цена за аршин (0,7 метра) дня прихожан составляла 30 рублей, а для лиц других приходов — 50 рублей.

По кладбищенским правилам тех времен родственники умершего должны были обнести могилу оградой и установить памятник, места бесхозных могил через 25 лет можно было снова использовать для захоронения.

На погребальные услуги кладбища тоже действовали скидки. Для прихожан — 20 рублей, для лиц приходов других церквей — 50 рублей.

За дорогие памятники ценой выше 40 рублей кладбище взимало сбор — 10% от стоимости памятника (за охрану).

Итого стоимость захоронения для прихожанина стоила примерно — 50 рублей, для стороннего лица — 100 рублей. Судя по ценам, кладбище было привилегированным, не каждая семья могла себе позволить такую роскошь.

Разрушавшиеся памятники руководство кладбища убирало. Накануне таких «чисток территории» в газетах давали объявления, чтобы родственники могли исправить ситуацию.


Лютеранская церковь Св. Екатерины


Кладбищенские цветы привлекают

В конце 19 века На кладбище хоронили около 350-500 человек ежегодно. К сожалению, точное количество захоронений в наши дни установить невозможно.

вспоминается поэзия Перси Биши Шелли:
…А там, на высоте недостижимой,
В сиянье звезд проходят тучи мимо.
Здесь мертвые покоятся в могилах,
Но в тишине вдруг возникает звук —
Мысль или чувство? — из земли унылой
Встает он, заполняя все вокруг,
И, с небом, с ночью слитый воедино,
Плывет, как смутный шорох над долиной.
Смерть кажется и нежной и смягченной,
Сокрывшей от людей весь ужас свой,
И верю я, как мальчик, увлеченный
Игрою средь могил, что их покой
О тайне величавой нам не скажет,
Что лучшие из снов у ней на страже.

И размышления о вечном Фридриха Шиллера.
Над бездной возникших из мрака миров
Несется челнок мой на крыльях ветров.
Проплывши пучину,
Свой якорь закину,
Где жизни дыхание спит,
Где грань мирозданья стоит.

Я видел: звезда за звездою встает —
Свершать вековечный, размеренный ход.
Вот к цели, играя,
Несутся… Блуждая,
Окрест обращается взор
И видит — беззвездный простор!

И вихря и света быстрей мой полет.
Отважнее! в область хаоса! вперед!
Но тучей туманной
По тверди пространной
Ладье дерзновенной вослед
Клубятся системы планет.

И вижу — пловец мне навстречу спешит.
«О странник! куда и зачем ты?» — кричит.
«Проплывши пучину,
Свой якорь закину,
Где жизни дыхание спит,
Где грань мирозданья стоит!»

«Вотще! беспредельны пути пред тобой!» —
«Межи не оставил и я за собой!..»
Напрасны усилья!
Орлиные крылья,
Пытливая мысль, опускай
И якорь, смиряясь, бросай!


Склеп семьи врача Горвица


Основатель цирка Гаэтано Чинизелли


Представитель из рода Штиглиц, о которых я писала в посте Завещание барона Штиглица


Архитектор Александр Шретер


Надгробие семьи художника Вольдемара (Владимира) Гау, автор популярных портретов семьи Романовых и аристократии

Вот здесь кончалось все: обеды у Донона,
Интриги и чины, балет, текущий счет…
На ветхом цоколе дворянская корона,
И ржавый ангелок сухие слезы льет.

А. Ахматова. «На Смоленском кладбище» (1942).


Академик Пекарский

Внимание привлекают захоронения времен войны. Заставляет вспомнить и задуматься…


Братская могила с погибшими детьми.


Скромные металлические надгробия времен блокады Ленинграда. «Умерли — 1942 год» — понятно без эпитафий.
Пока были силы, ленинградцы хоронили умерших родственников. Вспомнилась печальная фраза, сказанная родственниками во время похорон на Смоленском кладбище «Мы тебя хороним, а кто нас хоронить будет…»

Глядя на фото, начинаешь соглашаться с древними египтянами. В Египте верили, что при помощи изображения душа умершего может иногда возвращаться на землю, она появляется в этом изображении.

В 20 веке, к сожалению, лютеранское кладбище пострадало больше других. Разрушалось со времен революции до наших дней. Надгробия и ограды использовались в промышленных целях.
«Трест Лендорстрой разобрал множество надгробий, использовав гранит для поребриков панелей. Металлические ограды и кресты администрация кладбища сдавала в утиль. Так исчезло надгробие металлического литья с могилы архитектора А.А. Парланда, автора проекта знаменитого храма «Спас-на-Крови»… В 1986 году были похищены находившиеся под охраной государства памятники с могил садовода Э.Л. Регеля и ректора Петербургского университета П.Г. Редкина, и теперь трудно установить, где находились их могилы. Теряются и отдельные детали памятников: исчез бронзовый барельеф с портретом адмирала А.С. Грейга, был разбит на куски мраморный бюст книгоиздателя М.О. Вольфа…» — «Исторические кладбища Петербурга: справочник-путеводитель», А.В. Кобак, Ю.М. Пирютко


Следы былого вандализма

В лихие 90е акты вандализма продолжались.
Только с 2008 года территорию постепенно благоустроили, проложили дорожки, но многие памятники остались навсегда утрачены.


Здесь часто снимали фильмы. Кадр из «Господина офрмителя»


Надгробие детей Нобелей
На Смоленском Лютеранском кладбище похоронен Людвиг Нобель (о нем я писала в посте Нефтяная империя Нобелей в России), промышленник, брат Альфреда Нобеля.

Кстати, здесь похоронен легендарный Хосе де Рибас (1749—1800 г.), он же — Осип Михайлович Дерибас, но об этом персонаже подробно и отдельно.


Любопытный кладбищенский обитатель

Другие посты на тему по тэгу Прогулка по кладбищу

Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках

И еще рекомендую ознакомиться — Мои мистико-приключенческие детективы

Реклама