Петропавловская крепость согласно легендам расположена на древнем капище — места силы волхвов. Выбор местности для начала основания города был сделан Петром I неслучайно. Царь увидел орлов, кружащих над возвышенностью, и счел это добрым знаком. Петр принял судьбоносное решение, когда орлы сделали два круга над берегом.


«Охранники» Петропавловской крепости

Старинная крепость давно получила славу — «крепости привидений», о которых я хочу рассказать.
По легенде, призраки пятерых декабристов, казненных летом 1826 года, бродят здесь по ночам. Очевидцы рассказывали о пяти бледных фигурах в белых развевающихся одеждах.

Истории о появлении привидений декабристов особенно распространились в первые годы советской власти. «Общество безбожников» даже попыталось поймать «мракобесных хулиганов, нарушающих покой трудящихся», но безрезультатно. Борцы с мракобесием слышали только звуки шагов и вздохи, но когда прибегали на звук – никого не находили.

Призраки декабристов часто появлялись накануне Великой отечественной войны, будто предрекая городу грядущую трагедию.
М.-Анчаров-Казнь-декабристов
Казнь Декабристов. Рис. М. Анчаров


Петропавловская крепость

О казни декабристов сохранились записи свидетелей.
Заговорщиков казнили через повешенье – унизительная казнь, достойная разбойников. Перед казнью с декабристов демонстративно сорвали офицерские мундиры и переломили шпаги, что указывало на разжалование перед смертью. По распоряжению императора Николая I «…сорвать мундиры, кресты и переломить шпаги, что потом и бросить в приготовленный костер…».



Привожу дословно описание казни свидетелем:

«…Эшафот уже строился в кругу солдат, преступники шли в оковах, Каховский шел вперед один, за ним Бестужев-Рюмин под руку с Муравьевым, потом Пестель с Рылеевым под руку же и говорили между собою по-французски, но разговора нельзя было слышать. Проходя мимо строящегося эшафота в близком расстоянии, хоть было темно, слышно было, что Пестель, смотря на эшафот, сказал: «C’est trop» — «Это слишком» (фр.). Тут же их посадили на траву в близком расстоянии, где они оставались самое короткое время. По воспоминанию квартального надзирателя, «они были совершенно спокойны, но только очень серьезны, точно как обдумывали какое-нибудь важное дело». Когда к ним подошел священник, Рылеев приложил его руку к своему сердцу и сказал: «Вы слышите, как оно спокойно бьется?» Осужденные в последний раз обнялись.

Этот священник — Мысловский, награжденный после процесса декабристов орденом и саном протоиерея, передавал в своих «Записках», что Пестель, увидев виселицу, сказал: «Ужели мы не заслужили лучшей смерти? Кажется, мы никогда не отвращали чела своего ни от пуль, ни от ядер. Можно бы было нас и расстрелять».
Мысловский добавил: «Ничто не колебало твердости его. Казалось, он один готов был на раменах своих выдержать тяжесть двух Альпийских гор».

Так как эшафот не мог быть готов скоро, то их развели в кронверк по разным комнатам, и когда эшафот был готов, то они опять выведены были из комнат при сопутствии священника. Полицмейстер Чихачев прочитал сентенцию Верховного суда, которая оканчивалась словами: «…за такие злодеяния повесить!» Тогда Рылеев, обратясь к товарищам, сказал, сохраняя все присутствие духа: «Господа! Надо отдать последний долг», — и с этим они стали все на колени, глядя на небо, крестились.

казнь
Казнь декабристов. Кадр из фильма

Рылеев один говорил — желал благоденствия России… Потом, вставши, каждый из них прощался со священником, целуя крест и руку его, притом Рылеев твердым голосом сказал священнику: «Батюшка, помолитесь за наши грешные души, не забудьте моей жены и благословите дочь»; перекрестясь, взошел на эшафот, за ним последовали прочие, кроме Каховского, который упал на грудь священника, плакал и обнял его так сильно, что его с трудом отняли…


Солнечные часы «Время мастера» в Петропавловской крепости. Время солнечных часов, изготовленных по типу 18 века, отличается от современного на два часа

При казни были два палача, которые надевали петлю сперва, а потом белый колпак. На груди у них (то есть у декабристов) была черная кожа, на которой было написано мелом имя преступника, они были в белых халатах, а на ногах тяжелые цепи. Когда все было готово, с нажатием пружины в эшафоте помост, на котором они стояли на скамейках, упал, и в то же мгновение трое сорвались: Рылеев, Пестель и Каховский упали вниз. У Рылеева колпак упал, и видна была окровавленная бровь и кровь за правым ухом, вероятно, от ушиба.

6176
Пушкин и призраки декабристов

Он сидел, скорчившись, потому что провалился внутрь эшафота. Я к нему подошел и сказал: «Какое несчастье!» Генерал-губернатор, видя, что трое упали, послал адъютанта Башуцкого, чтобы взяли другие веревки и повесили их, что и было исполнено, Я был так занят Рылеевым, что не обратил внимания на остальных оборвавшихся с виселицы и не слыхал, говорили ли они что-нибудь. Когда доска была опять поднята, то веревка Пестеля была так длинна, что он носками доставал до помоста, что должно было продлить его мучение, и заметно было некоторое время, что он еще жив. В таком положении они оставались полчаса, доктор, бывший тут, объявил, что преступники умерли».


Когда веревки троих приговоренных оборвались «Знать, Бог не хочет их смерти» – зашептались люди. Обычно преступника дважды не вешали, но заговорщиков не помиловали.
Другой свидетель казни — адъютант Голенищева-Кутузова рассказывал: «поднялся на ноги весь окровавленный Рылеев и, обратившись к Кутузову, сказал: «Вы, генерал, вероятно, приехали посмотреть, как мы умираем в мучениях». Когда же новый возглас Кутузова: «Вешайте их скорее снова»,- возмутил спокойный, предсмертный дух Рылеева, этот свободный необузданный дух заговорщика вспыхнул прежней неукротимостью и вылился в следующем ответе: «Подлый опричник, тиран! Дай же палачу твои аксельбанты, чтобы нам не умирать в третий раз».


Есть другие версии о словах Рылеева, после падения с эшафота:
«Рылеев, несмотря на падение, шел твердо, но не мог удержаться от горестного восклицания: «И так скажут, что мне ничто не удавалось, даже и умереть!» По другой версии он произнес: «Проклятая земля, где не умеют, ни составить заговора, ни судить, ни вешать!»

Сам Николай I на казни не присутствовал. Получив письмо о свершенном приговоре, император написал матери: «Пишу на скорую руку два слова, милая матушка, желая Вам сообщить, что все совершилось тихо и в порядке: гнусные вели себя гнусно, без всякого достоинства.
Сегодня вечером выезжает Чернышев и, как очевидец, может рассказать вам все подробности. Извините за краткость изложения, но, зная и разделяя Ваше беспокойство, милая матушка, я хотел довести до Вашего сведения то, что мне уже стало известным».

Супруга Николая I, Александра Федоровна, сделала запись в дневнике: «Что это была за ночь! Мне все время мерещились мертвецы… В 7 часов Николая разбудили. Двумя письмами Кутузов и Дибич доносили, что все прошло без каких-либо беспорядков… Мой бедный Николай так много перестрадал за эти дни!»

Семья декабриста Рылеева не утратила благосклонности императорской семьи. Николай I передал жене мятежника 2 тысячи рублей, а императрица прислала на именины дочери – тысячу рублей.

По словам одного из офицеров, перед казнью Пестель сказал: «Что посеял, то и взойти должно и взойдёт впоследствии непременно». Если бы эти благородные люди, мечтавшие об «идеале демократии» знали, что именно «взойдет»…

Продолжение темы призраков Петропавловки
Призрак княжны Таракановой

Вид с Петропавловской крепости на недавно прошедшую регату.

e_be8aef90-1Моя группа в Одноклассниках
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram

И еще рекомендую ознакомиться — Мои Книги

Реклама