Образов Дон Жуана в литературе немало, авторская фантазия и идеи безграничны. Основная фабула – коварный соблазнитель, разбивающий дамские сердца, его «величайшим удовольствием было соблазнить женщину и, обесчестив, покинуть её». На протяжении веков образ героя обретал философские черты. Менялось время и место действий историй Дон Жуана.


Дон Жуан и Донна Анна, Рис. Илья Репин

У каждого автора был свой Дон Жуан. Самое необычное произведение — поэма Байрона, о молодых годах Дон Жуана. Особенно интересен эпизод — где молодой Дон Жуан под командованием русского полководца Суворова принимает участие во взятии турецкой крепости Измаил. Поэт Николай Гумилев описывает Дон Жуана, оказавшегося в Египте начала 20 века среди руин древнего храма. Дон Жуан Пушкина – размышление автора о своей жизни и предчувствие смерти.

Дон Жуану посвящали романтические стихи поэтессы:
«…Чтобы ночь тебе светлее
Вечная — была,
Я тебе севильский веер,
Черный, принесла.
Чтобы видел ты воочью
Женскую красу,
Я тебе сегодня ночью
Сердце принесу.
А пока — спокойно спите!..
Из далеких стран
Вы пришли ко мне. Ваш список —
Полон, Дон-Жуан!»

Марина Цветаева

Начну рассказ по порядку, как появился этот легендарный персонаж.


Жованни Марио, исполнитель роли Дон Жуана на сцене

Дон Жуан стал литературным героем в 17 веке благодаря автору Тирсо де Молина, написавшего пьесу «Севильский распутник и каменный гость».
Одним из прототипов Дон Жуана был испанский аристократ 14го века — Хуан Тенорио, прославившийся как соблазнитель и дуэлянт. Призвать развратника к ответу родственники соблазненных сеньор не могли, ему покровительствовал король Кастилии Педро I, сам принимавший участие в бесчинствах Тенорио.


Король Педро I, покровитель Дон Жуана

Однажды, совсем позабыв о правилах чести, Хуан Тенорио убил командора Гонзаго, который вступился за честь своей дочери. Командор был уважаемым влиятельным человеком, и его сторонники решили покарать злодея. От имени дамы мстители назначили Хуану свидание ночью у церкви, где был похоронен Командор. Когда Тенорио пришел на «свидание», они убили его.
Чтобы не вызвать гнев короля Педро, мстители рассказали, что каменный памятник Командора вдруг ожил и покарал убийцу, отправив его в преисподнюю.

Так и появилась легенда о «Каменном госте», который отправил Дон Жуана в ад. Эту легенду и описал в своей пьесе Тирсо де Молина.
Персонаж Дон Жуан появился позднее в пьесах мастеров драматургии — Мольера и Гольдони.

Персонаж Дон Жуан вызвал особый интерес у авторов 19 века.

Подробнее хочу рассказать о произведении Байрона «Дон Жуан», в котором автор описывает молодые годы испанского авантюриста, который оказывается в центре исторического момента – взятия русским полководцем Суворовым турецкой крепости Измаил.
Я в восторге от этой поэмы, всем рекомендую перечитать полностью. Это приключенческий роман в стихах.


Джордж Гордон Байрон сам снискал славу Дон Жуана

«Признаться вам — Суворова я сам
Без колебаний чудом называю!
То прост, то горд, то ласков, то упрям,
То шуткою, то верой ободряя,
То бог, то арлекин, то Марс, то Мом,
Он гением блистал в бою любом»
— писал Байрон.

Байрон всегда выступал против воин, он осуждал военную политику и Англии «она — тюремщик наций…», и России, и Франции.
Поэт утверждал, что люди имеют право взяться за оружие только защищая свои дома и семьи от захватчиков.
Но, в сущности, лишь воины за свободу
Достойны благородного народа.
— писал Байрон.

Поэта восхищал героизм Суворова, который представлен в поэме как освободитель народов, захваченных турками.


Александр Васильевич Суворов

В поэме Байрона молодой путешественник Дон Жуан лично знакомится с Суворовым. Необычный полководец вызывает восхищение молодого странника.

Но ближе к делу; лагерь ликовал,
Шумели и французы и казаки,
Их, как фонарь, Суворов озарял —
Залог победы в яростной атаке.
Как огонек болотный, он сиял
И прыгал в надвигающемся мраке,
Всех увлекал вперед, неустрашим,
И все, не размышляя, шли за ним.

Байрон в поэме отражает факт, что Суворов всегда принимал участие в битвах и сам обучал солдат. Таких полководцев в мировой истории не встречалось.

Да, это факт; фельдмаршал самолично
Благоволил полки тренировать
И тратил много времени обычно,
Дабы капрала должность исполнять.
Едва ли эта прихоть неприлична:
Любил он сам солдату показать,
Как по канатной лестнице взбираться,
А то и через ров переправляться.

В поэме Байрон упоминает и Кутузова:
Кутузов (тот, что позже одолел
Не без подмоги стужи Бонапарта)
Под Измаилом еле уцелел;
В пылу неукротимого азарта
С врагом и другом он шутить умел,
Но здесь была поставлена на карту
Победа, жизнь и смерть, — момент настал,
Когда и он смеяться перестал.

Молодой Дон Жуан проявляет себя как храбрый воин при взятии Измаила:
Но возвратимся к делу. Мой Жуан
Ворвался смело, ловкий и проворный,
На парапет твердыни мусульман
Хотя не самым первым, но, бесспорно,
Одним из первых. Славы ураган
Его увлек; веселый и задорный,
Мой юноша держался храбрецом,
Хоть нежен был и сердцем и лицом.

Когда победители вступают в крепость, Дон Жуан проявляет отвагу и человеческое сострадание, он спасает турецкого ребенка. Байрон всегда без прикрас описывал ужасы войны, когда «враг ступает в город, пленных не щадя».
Поэт показывает человечность своего героя, не всегда сердце Дон Жуана было каменным, потом он станет циничным.


Штурм крепости Измаил

К военной славе у Байрона отношение непоколебимо, о великих мировых завоевателях истории (Цезарь, Наполеон) поэт пишет с презрением:
Зачем я говорю: «прощальным блеском»?
Затем, что каждый век и каждый год
Герои с новым шумом, с новым треском
Военной славой потчуют народ.
Но тот, кто честно, искренне и веско
Оценит их заслуги, — тот поймет:
Все эти мясники друг с другом схожи
И все дурачат разум молодежи.
…..
Но те, кому даются власть и сила,
О жертвах сокрушаться не хотят,
И кровь не насыщает их гордыню,
Как влага — Аравийскую пустыню.

Эти строки Байрона точно отражают и мое отношение к войне и завоевателям, из-за амбиций которых погибают тысячи людей.


Кораблекрушение. Иллюстрация к одной из сцен поэмы Байрона «Дон Жуан»

Дон Жуану выпадает честь передать послание Суворова императрице Екатерине о взятии Измаила. Юный гонец очаровывает царицу.

Екатерина — ох! Царица — ах!
Великим междометья подобают:
В любви и в государственных делах
Они смятенье духа выражают,
Хоть было лестно ей узнать, что в прах
Повержен враг, что Измаил пылает,
Всему могла царица предпочесть
Того, кто ей доставил эту весть.

Вверх глянул он, вниз глянула она.
В нем каждое ей нравилось движенье.
Ведь сила Купидонова вина
Великое рождает опьяненье.
Глотками пей иль сразу все до дна —
От этакого зелья нет спасенья:
Магическая сила милых глаз
Все, кроме слез, испепеляет в нас.


Дон Жуан Байрона

Хоть Байрон и иронизирует над влюбчивостью императрицы, но уважает ее за то, что она «всем давала жить». Он согласен, что лучше правительнице взять фаворита в любовники, чем отрубит ему голову из ревности (как поступала английская королева Елизавета, казнившая своих поклонников).

Екатерина всем давала жить,
С ней нашу не сравнить Елизавету
Полуневинную; скупясь платить,
Всю жизнь скучала королева эта.
Избранника могла она казнить
И горевать о нем вдали от света…
Подобный метод флирта глуп и зол,
Он унижает сан ее и пол.

Молодого Жуана, отличившегося в бою, императрица Екатерина благосклонно приняла при дворе и в знак своего расположения и доверия направила в Лондон с государственным поручением.


Дон Жуан Байрона, рис. Кравченко

Высший свет Британии принял посланника императрицы благосклонно:
Жуан представлен был. Его наряд
И внешность возбудили изумленье,
Равно и перстень в множество карат,
Который в состоянье опьяненья…
Ему Екатерина, говорят,
Надела в знак любви и одобренья…
И, уж конечно, не жалея сил,
Он это одобренье заслужил.

Получив уважение лондонского света, Дон Жуан становится циничным соблазнителем. Байрон часто высмеивал нравы высшего общества, и в сюжете поэмы они затмевают разум человека, который в юности отличился как храбрый и благородный герой. Так тщеславие может испортить даже благородного и честного человека.

К сожалению, поэма Байрона осталась незаконченна, автор не успел дописать историю своего Дон Жуана – отважного воина и путешественника. По замыслу поэта, Дон Жуан отправляется в Париж и погибает в годы французской революции.

Об образе Дон Жуана в поэме русского поэта А.С. Пушкина интересно написала Анна Ахматова в своей статье. В представлении поэтессы эта поэма – размышление поэта о своей жизни и предчувствие смерти.
«Итак, в трагедии «Каменный гость» Пушкин карает самого себя — молодого, беспечного и грешного…» — пишет Ахматова.

Донна Анна в поэме Пушкина не дочь командора, а его жена. По сюжету командор был убит на дуэли, и Анна не знает его убийцы.

«Так, внимательный анализ «Каменного гостя» приводит нас к твердому убеждению, что за внешне заимствованными именами и положениями мы, в сущности, имеем не просто новую обработку мировой легенды о Дон Жуане, а глубоко личное, самобытное произведение Пушкина, основная черта которого определяется не сюжетом легенды, а собственными лирическими переживаниями Пушкина, неразрывно связанными с его жизненным опытом» — пишет Ахматова.

Поэма «Каменный гость» Пушкина была опубликована после смерти поэта. Родственники поэта не торопились публиковать произведение, слишком явно отражающее переживания автора.
«Перед нами — драматическое воплощение внутренней личности Пушкина, художественное обнаружение того, что мучило и увлекало поэта».

В этой поэме Пушкин отражает себя в двух персонажах-противниках: беспечном Дон Жуане и мрачном Командоре, который даже после смерти ревнует свою жену. Пушкин, предчувствуя свою гибель, отразил это переживание в поэме.
«Командор приходит в момент «холодного, мирного» поцелуя, чтобы отнять у Гуана свою жену. Везде у других авторов Командор — ветхий старик, оскорбленный отец. У Пушкина он ревнивый муж («А я слыхал, покойник был ревнивец. Он Дону Анну взаперти держал»; VII, 307—308), и ни из чего не следует, что он старик. Гуан говорит:
Не мучьте сердца
Мне, Дона Анна, страстным поминаньем
Супруга —
на что Дона Анна возражает: «Так вы ревнивы»
— отмечает Ахматова.

Ахматова приводит отрывок письма Пушкина накануне свадьбы с Натали, в котором поэт предвидит свою судьбу: «Бог мне свидетель, что я готов умереть за нее; но умереть для того, чтобы оставить ее блестящей вдовой, вольной на другой день выбрать себе нового мужа, — эта мысль для меня — ад».

В поэме Алексея Толстого (1860 года) Дон Жуан остается в живых.
Когда каменный Командор уже готов утащить душу Дон Жуана по приказу Демона, появляются призраки, которые мешают статуе:
«Пути творца необъяснимы,
Его судеб таинствен ход.
Всю жизнь обманами водимый
Теперь к сознанию придет!
Любовь есть сердца покаянье,
Любовь есть веры ключ живой,
Его спасет любви сознанье,
Не кончен путь его земной!»
— говорят духи.

Дон Жуан осознает ужас своих злодеяний, с которыми ему придется жить. Эта кара страшнее.

«Я мнил восстать как ангел-истребитель,
Войну хотел я жизни объявить —
И вместе с ложью то, что было чисто,
Светло как день, как истина правдиво,
В безумии ногами я попрал!

Чем кончу я?
Искать любви мне боле невозможно,
А жизни мстить я право потерял.
Убить себя? То было бы легко:
Несостоятельные должники
Выходят часто так из затрудненья;
Но этим долга выплатить нельзя —
Я должен жить. Я умереть не смею!»
— говорит Дон Жуан слуге в финале поэмы.

Дон Жуан Николая Гумилева появляется в Египте начала 20 века, эпоху увлечения египтологией. Пройдя по пути загробного мира, он оказывается среди руин древнего храма. По верованиям египтян в храмах находились врата в загробный мир, эта легенда и нашла отражение в стихах Гумилева.

Дон Жуан:
(выходя из глубокой расселины между плит)

Как странно! Где я? Что за бред?
Ага! Я ставлю три червонца,
Что наконец я вижу свет
Земного ласкового солнца.
Но что же делалось с тех пор,
Как я смеялся с донной Анной
И грозный мертвый командор
Мне руку сжал с улыбкой странной?

Да! Мы слетели в глубину,
Как две подстреленные птицы,
И я увидел сатану
Сквозь обагренные зарницы.
Мой командор лежал как пень,
Его схватили, жгли, терзали,
Но ловко я укрылся в тень
И выждал срок в подземной зале.

Когда ж загрезил сатана
С больной усмешкой, с томным взором,
Я подниматься стал со дна
По лестницам и коридорам.
Потел от серного огня,
Дрожал во льдах, и мчались годы,
И духи ада от меня
Бросались в темные проходы.
Ну, добрый, старый дон Жуан,
Теперь по опыту ты видишь,
Что прав был древний шарлатан,
Сказавший: Знай, иди и выйдешь!

Французский поэт 19 века Шарль Бодлер описывает путешествие Дон Жуана по загробному миру.

Шарль Бодлер. Дон Жуан в аду
перевод А.Курсинского

Когда Жуан сошел на Стикса берег зыбкий
И бросил свой обол гребцу унылых мест,
Угрюмый проводник с цинической улыбкой
Рукою мстительной схватил свой длинный шест.

Метались женщины под черным сводом ада,
С грудями смятыми, толпой полунагой,
И словно жуткий рев из жертвенного стада,
Вился вослед ладьи протяжный, долгий вой.

Слуга напоминал, смеясь, былые звенья,
Тогда как дон Луи трепещущим перстом
Указывал теням того, чьи дерзновенья
Смеялись над его седеющим челом.

В печали, вся дрожа, Эльвиры тень святая
Близ мужа — и того, в ком вся была любовь,
Холодные уста улыбкой искажая,
Всю прелесть первых клятв напоминала вновь.

И в каменной броне из камня мрачный воин,
Застывший исполин, держался у руля…
Но, опершись на меч, недвижен и спокоен,
Жуан лишь видел бег струи от корабля.

Дон Жуан поэта Брюсов питается эмоциями соблазненных женщин, как вампир кровью

Валерий Брюсов
ДОН-ЖУАН

Да, я — моряк!Искатель островов,
Скиталец дерзкий в неоглядном море.
Я жажду новых стран, иных цветов,
Наречий странных, чуждых плоскогорий.

И женщины идут на страстный зов,
Покорные, с одной мольбой во взоре!
Спадает с душ мучительный покров,
Все отдают они — восторг и горе.

В любви душа вскрывается до дна,
Яснеет в ней святая глубина,
Где все единственно и неслучайно.

Да! Я гублю! пью жизни, как вампир!
Но каждая душа — то новый мир,
И манит вновь своей безвестной тайной.

12 мая — 25 июля 1900

Дон Жуан поэта Блока описан на грани жизни и смерти персонажа, приближается смертный час.

Александр Блок
Шаги Командора

В. А. Зоргенфрею
Тяжкий, плотный занавес у входа,
За ночным окном — туман.
Что теперь твоя постылая свобода,
Страх познавший Дон-Жуан?

Холодно и пусто в пышной спальне,
Слуги спят, и ночь глуха.
Из страны блаженной, незнакомой, дальней
Слышно пенье петуха.

Что изменнику блаженства звуки?
Миги жизни сочтены.
Донна Анна спит, скрестив на сердце руки,
Донна Анна видит сны…

Чьи черты жестокие застыли,
В зеркалах отражены?
Анна, Анна, сладко ль спать в могиле?
Сладко ль видеть неземные сны?

Жизнь пуста, безумна и бездонна!
Выходи на битву, старый рок!
И в ответ — победно и влюбленно —
В снежной мгле поет рожок…

Пролетает, брызнув в ночь огнями,
Черный, тихий, как сова, мотор,
Тихими, тяжелыми шагами
В дом вступает Командор…

Настежь дверь. Из непомерной стужи,
Словно хриплый бой ночных часов —
Бой часов: «Ты звал меня на ужин.
Я пришел. А ты готов?..»

На вопрос жестокий нет ответа,
Нет ответа — тишина.
В пышной спальне страшно в час рассвета.
Слуги спят, и ночь бледна.

В час рассвета холодно и странно,
В час рассвета — ночь мутна.
Дева Света! Где ты, донна Анна?
Анна! Анна! — Тишина.

Только в грозном утреннем тумане
Бьют часы в последний раз:
Донна Анна в смертный час твой встанет.
Анна встанет в смертный час.

Сентябрь 1910 — 16 февраля 1912

Обновления блога в моем паблике вконтакте

Мои Книги

Мой facebook, Мой instagram

Реклама