Федька Басманов «колдун» и «царев любовник»

В истории 16 век – эпоха тиранов и массовых казней. Генрих VIII и его дочь Кровавая Мария в Англии, организатор Варфоломеевской ночи – Екатерина Медичи во Франции, Борджиа в Италии (конец 15 — начало 16 века), как зловещая волна прокатилась по Европе. В России — печально известный Иван Грозный, которого также именуют Иваном Ужасным. Сподвижником царя в злодеяниях был молодой опричник Федор Басманов, этого мрачного персонажа истории можно назвать русским Чезаре Борджиа.

«Вид Басманова являл странную смесь лукавства, надменности, неизнеженного разврата и беспечной удали» — пишет Алексей Толстой в романе «Князь Серебряный» (1862 год).
«Прекрасный лицом, гнусный душою, без коего Иоанн не мог ни веселиться на пирах, ни свирепствовать в убийствах» – так опричника описывает Карамзин (1821 год).


Михаил Кузнецов в роли Федора Басманова (фильм Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный»)
Эпизод фильма «Танец опричников» (под музыку Сергея Прокофьева), персонаж отплясывает в котюме и маске славянской богини Макошь (Мокошь) – богиня судьбы, жизни и смерти, опричники следуют за ним, смотрится жутковато. Символичный эпизод получился под тревожную музыку, опричники стали вершителями судеб.

Если искать информацию о Федоре Басманове в интернетах, то google упорно направляет к слэшерам (фан-арт с гомоэротикой), которые живописуют отношения царя и опричника во всей красе, так сказать.

Басманов и Иван Грозный были «заслэшены» еще раньше – опальным полководцем Андреем Курбским, который бежал в 1564 году Литву, где написал гневный памфлет против тирании «История о великом князе Московском». Федор Басманов плел интриги против Курбского и возвысился в 1564 году после его бегства. В отместку князь Курбский не скупился на нелицеприятные отзывы о своем противнике, называя его «царевым любовником».


Портрет князя Курбского, противник Басманова и Ивана Грозного

В художественной литературе 19 века тему царского слэша, начатую Курбским, подхватили и литераторы. Хотя исторически эту информацию ни подтвердить, ни опровергнуть сейчас невозможно. Со свечкой в царских покоях никто не дежурил.

Исторически точно, Федор Басманов был женат на княжне Сицкой, племяннице покойной царицы Анастасии. У них было двое сыновей — Иван и Петр, который проявил себя в смутное время, став сподвижником Лжедмитрия. Сыновей у Пера и Ивана не было. Наследницей имущества Басмановых стала дочь Ивана – Фектинья, в замужестве Сулешова. Фамилия Басмановых пресеклась.

Мне интереснее другая версия – Федор Басманов владел тайнами черной магии, оказывал на царя магическое воздействие, чтобы получать богатые подарки и безнаказанно вершить злодеяния. Говорили, что в роду у него была «басурманская колдунья».

Свою карьеру Федор Басманов начал в 1562 году с должности рынды – телохранителя, которые стояли за спиной царя в тронном зале.
Вместе с отцом Алексеем Басмановым проявил себя как храбрый воин во время сражения с татарскими войсками, напавшими на Рязань в 1564 году, за что получил золотую награду от царя.

«Когда Басмановы донесли ему о бегстве неприятеля: личная доблесть и слава сих двух любимцев еще более оживляла его радость: он дал им золотые медали» — пишет историк Карамзин.


Кузнецов (Басманов), рис. , она же GS- Благодарный зритель

Также Федору Басманову была пожаловано звание кравчего.
Кравчие отвечали за царскую трапезу, столы, приборы, убранство, чтобы получить эту должность, нужно было пользоваться особым царским доверием.

Вскоре вместе с отцом Алексеем Басмановым стал руководителем опричного войска царя, которое жестоко расправлялось со всеми подозреваемыми в государственной измене.
Опричники носили черную одежду со специальными атрибутами: метла (чтобы выметать измену) и собачья голова (чтобы вынюхивать).

«Они ездили всегда с собачьими головами и с метлами, привязанными к седлам, в ознаменование того, что грызут лиходеев Царских и метут Россию!» — Николай Карамзин.

«Опричные должны были носить черные кафтаны и шапки и у колчана, куда прятались стрелы, что-то вроде кисти или метлы, привязанной к палке. По этому узнавали опричников» — пишет Штаден, немец на службе Ивана Грозного.

О тирании Ивана Грозного Карамзин пишет:
«Одним словом, Иван достиг наконец высшей степени безумного своего тиранства; мог еще губить, но уже не мог изумлять Россиян никакими новыми изобретениями лютости. Скрепив сердце, опишем только некоторые из бесчисленных злодеяний сего времени.

Не было ни для кого безопасности, но всего менее для людей известных заслугами и богатством: ибо тиран, ненавидя добродетель, любил корысть».


Дмитрий Писаренко в роли Федьки Басманова
Кадр из фильма «Иван Грозный, 1991»

Опричники грабили и убивали знатных богатых дворян, чтобы пополнить царскую казну и собственные карманы. Каждого могли обвинить в заговоре против царя, которому в припадках безумия всюду чудились заговорщики. Опасаясь расправы, Иван Грозный одобрял преступления своих опричников. Не щадили ни женщин, ни детей.

«Жена знатная, именем Мария, славилась в Москве Христианскими добродетелями и дружбою Адашева: сказали, что она ненавидит и мыслит чародейством извести Царя: ее казнили вместе с пятью сыновьями; а скоро и многих иных, обвиняемых в том же…»

Не гнушались опричники и клеветой, чтобы поживиться имуществом «простого земского люда».
«Опричник или кромешник — так стали называть их, как бы извергов тьмы кромешней — мог безопасно теснить, грабить соседа, и в случае жалобы брал с него пеню за бесчестье. Сверх многих иных злодейств, к ужасу мирных граждан, следующее вошло в обыкновение: слуга опричника, исполняя волю господина, с некоторыми вещами прятался в доме купца или Дворянина; господин заявлял его мнимое бегство, мнимую кражу; требовал в суде пристава, находил своего беглеца с поличным и взыскивал с невинного хозяина пятьсот, тысячу или более рублей. Не было снисхождения: надлежало или немедленно заплатить или идти на правеж : то есть неудовлетворенному истцу давалось право вывести должника на площадь и сечь его всенародно до заплаты денег.

8SUTOVSNGk8

Иногда опричник сам подметывал что-нибудь в богатую лавку, уходил, возвращался с приставом, и за сию будто бы краденную у него вещь разорял купца; иногда, схватив человека на улице, вел его в суд, жалуясь на вымышленную обиду, на вымышленную брань: ибо сказать неучтивое слово кромешнику значило оскорбить самого Царя; в таком случае невинный спасался от телесной казни тягостною денежною пенею. Одним словом, люди земские, от Дворянина до мещанина, были безгласны, безответны против опричных; первые были ловом, последние ловцами, и единственно для того, чтобы Иван мог надеяться на усердие своих разбойников-телохранителей в новых, замышляемых им убийствах» — Николай Карамзин.

Политические противники, скрывшиеся от расправы за границей, рассказывали о том, как распутник Федька Басманов предается с царем «утехам содомии», называли его «ласкателем», «согласником», «царев любовник». Романисты века 19го спокойно описывали это мнение, цензура той эпохи оказалась толерантна.

Например, Алексей Толстой в романе «Князь Серебряный» (1862 год) описывает эпизод, где опричник в шутку пристает к князю, насмехаясь над сплетнями о своей персоне.
— А где ему, — продолжал Басманов, как бы подстрекаемый к большей наглости, — где ему найти слугу краше меня? Видал ли ты такие брови, как у меня? Чем эти брови не собольи? А волосы-то? Тронь, князь, пощупай, ведь шелк… право-ну шелк!
Отвращение выразилось на лице Серебряного. Басманов это заметил и продолжал, как будто желая поддразнить своего гостя:
— А руки-то мои, посмотри, князь, чем они не девичьи? Только вот сегодня намозолил маленько. Такой уж у меня нрав, ни в чем себя не жалею!
— И подлинно не жалеешь, — сказал Серебряный, не в силах более сдержать своего негодования. — Коли все то правда, что про тебя говорят…
— А что же про меня говорят? — подхватил Басманов, лукаво прищурясь.
— Да уж и того бы довольно, что ты сам рассказываешь; а то говорят про тебя, что ты перед царем, прости господи, как девушка, в летнике пляшешь!
Краска бросилась в лицо Басманова, но он призвал на помощь свое обычное бесстыдство.
— А что ж, — сказал он, принимая беспечный вид, — если и в самом деле пляшу?
— Тогда прости, — сказал Серебряный, — мне не только с тобой обедать, но и смотреть на тебя соромно!

Толстой при этом упоминает воинский талант Федьки, не так то он прост — прикидывается:
«Да что ты за саблю-то хватаешься? — продолжал Басманов. — Меня этим не испугаешь. Как сам примусь за саблю, так еще посмотрим, чья возьмет!»


Алексей Толстой, автор романа «Князь Серебряный»

Карамзин приводит один эпизод из записей Курбского, один из князей назвал Басманова содомитом, за что был убит. Сам историк версию не комментирует:
«Князь Дмитрий Оболенский-Овчинин, сын Воеводы, умершего пленником в Литве, погиб за нескромное слово. Оскорбленный надменностию юного любимца Государева Федора Басманова, Князь Дмитрий сказал ему: «Мы служим Царю трудами полезными, а ты гнусными делами содомскими!» Басманов принес жалобу Иоанну, который в исступлении гнева, за обедом, вонзил несчастному Князю нож в сердце; другие пишут, что он велел задушить его».

Историк Соловьев скептически относится к этой версии, считая рассказ опального Курбского противоречивым:
«Молодой князь Дмитрий Оболенский-Овчинин, племянник любимца великой княгини Елены, казнен был по одному известию за то, что поссорился с молодым Федором Басмановым, любимцем Иоанна, и сказал ему: «Я и предки мои служили всегда с пользою государю, а ты служишь гнусною содомиею». Но молчание Курбского о причине казни Овчинина заподозривает приведенное известие; Курбский также противоречит его автору относительно того, как убит был Овчинин»

Лев Жданов в романе «Царь и опричники» (1906 года) описывает Федю Басманова очень своеобразно:
«Да и вообще, вся фигура наперсника царского, с пухлой грудью, с широкими, упитанными бедрами, вихляя которыми подходит он к Ивану, — все в Басманове дышало притворной слащавостью и женственностью. Азиат происхождением, он наследовал от своих дедов или, скорее, от бабок — миндалевидные, с наглой поволокой очи, брови соболиные дугой, полные губы, яркие, пунцовые, каким любая боярыня позавидует…»

Хотя такой образ не соответствует делам опричника Федора Басманова, принимавшего участие в битвах, наводившего ужас на врагов.

В 1568 году Иван Грозный доверил Басмановым низвержение своего противника – митрополита Филиппа. Опричники ворвались в храм во время службы и объявили об аресте уважаемого духовного лица. «Воины вступили в олтарь, сорвали с Митрополита одежду Святительскую, облекли его в бедную ризу, выгнали из церкви метлами и повезли на дровнях в обитель Богоявления» — описывает Карамзин.

Говорили, что именно Федька Басманов принес митрополиту Филиппу голову казненного Ивана Колычева, племянника митрополита, и передал слова царя «се твой любимый сродник: не помогли ему твои чары!»

Но через два года опричники Басмановы сами стали жертвой. Часто «верные палачи» сами впадают в немилость тирана. Федор Басманов и его отец попали под опалу Ивана Грозного и были арестованы. Говорили, что Федор Басманов, чтобы вернуть царское расположение, убил своего отца.

«Федор Басманов, своей рукой зарезал отца своего Алексея, преславного льстеца, а на деле маньяка (безумца) и погубителя как самого себя, так и Святорусской земли» — записал противник Басмановых — Андрей Курбский.

Историк Карамзин склоняется к другой версии, что Алексей Басманов, как и его сподвижник князь Вяземский «испустил дух в пытках». Вот как Карамзин описывает казнь опричников:

«Граждане Московские, свидетели сего ужасного дня, не видали в числе его жертв ни Князя Вяземского, ни Алексея Басманова: первый испустил дух в пытках; конец последнего — несмотря на все беспримерные, описанные нами злодейства — кажется еще невероятным: да будет сие страшное известие вымыслом богопротивным, внушением естественной ненависти к тирану, но клеветою! Современники пишут, что Иван будто бы принудил юного Федора Басманова убить отца своего, тогда же или прежде заставив Князя Никиту Прозоровского умертвить брата, Князя Василия! По крайней мере сын-изверг не спас себя отцеубийством: он был казнен вместе с другими».

Есть версия, что Федору Басманову удалось избежать казни, он был отправлен в ссылку.

Расправе подверглись и семьи бывших опричников, жены и дети их были утоплены в реке. Жену и сыновей Басманова спасло родство с покойной царицей Анастасией, которую Иван Грозный очень любил.

Мертвые тела опальных в знак устрашения «целую неделю лежали без погребения, терзаемые псами».

Сторонники версии о магическом влиянии Басманова на царя отмечают, что после казни Федьки опричина прекратила свое существования. Колдун убит – чары рассеялись. Возможно, совпадение, но опричина началась в годы возвышения Басманова – 1565 года, а закончилась сразу после его низвержения – в 1571 году. Под запрет попало даже само слово «опричина», об этом названии вспомнили только благодаря исследованию Николая Карамзина в 19 веке.
«Войско смерти» существовало около шести лет и за эти годы унесло тысячи жизней.

Фрагмент фильма «Иван Грозный» — танец опричников

Обновления блога в моем паблике вконтакте

Мой facebook, Мой instagram

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s