Лабиринты Нотр-Дама. Глава 8

Продолжаю публиковать по главам мой мистический детектив «ДОРОГОЙ ТЕМНОЙ, НЕЛЮДИМОЙ». Главы второй части.

Глава 8

И ропщут еле слышно

  

   Париж 1842 год

  

   Из журнала Александры Каховской

  

   Граф сидел в кресле задумчив, глядя куда-то вдаль. Лицо его выглядело неподвижным и бледным, я забеспокоилась — вдруг ему стало дурно. Он не сразу заметил мое присутствие, только когда я опустилась в кресло рядом с ним. Граф обернулся ко мне и приветливо улыбнулся, извинившись, что не слышал, как я вошла.



За рисунок спасибо GS, она же

А Елизавете Ивановой спасибо за стихи:

Я в Зеркало смотрю

И ничего не вижу,

Лишь отблеск тени,

Словно серый дым…

Холодное стекло

Блестит, маня…

Стою, смотрю в него,

И вдруг услышал:

«Разбей его и выпусти меня…»

   — Я пытаюсь понять, когда именно я допустил какую-то досадную оплошность, — произнес он. — Меня предупреждали, что я должен остерегаться теней.

   — Возможно, вашей вины здесь нет, — возразила я. — Причина в моих талантах. Моя душа слишком часто проникает в мир теней.

   Граф ловко разложил карты на столике.

   — Вашей вины, Аликс, здесь нет. Разгадка появления Тени кроется в моем прошлом. Я погрузился в воспоминания, чтобы заново осмыслить каждый мой шаг.

   Меня охватило любопытство.

   — Может, попытаемся осмыслить вместе? — предложила я, взяв графа за руку.

   Мой собеседник задумался.

   — Сегодня на улице я столкнулся с человеком, о существовании которого давно забыл, я не помню ни его имени, ни как он выглядит… Удивительно, но человек, о котором я никогда не вспоминал, ненавидит меня. Причина злости мне не понятна, я не причинял ему вреда, наоборот, это он пытался унизить меня, хотя безуспешно. Тогда он был богат, а я беден, этот человек пытался задеть меня своими невнятными шутками, но всегда сталкивался с моим хладнокровием и безразличием. Потом он снова пытался выставить меня дураком, а в результате попадал в свою же яму. Он был глуп, его нападки не вызывали у меня никаких чувств. Этот человек не занимал мои мысли, и я даже представить не мог, что стал объектом его ненависти.

   Граф задумался.

   Я спешно устроилась за письменным столом, чтобы записать рассказ, вдруг среди воспоминаний промелькнет важная деталь, которая сразу покажется неважной.

  

   Рассказ графа, записанный Александрой

  

   Странная встреча. Когда я выходил из кофейни, запах утренних бриошей которой, заманил меня, я столкнулся на улице с неприятным субъектом в потертом костюме, его истерическое лицо сразу показалось мне неприятным, я поспешил удалиться, но прохожий схватил меня за руку.

   — Вы стали богатым и знатным, — прошипел он. — Но вас скоро настигнет возмездие!

   Он расхохотался так, что испугал прохожих.

   — Простите, мы знакомы? — уточнил я.

   Прохожий представился.

   — Радуйтесь, а я разорен!

   — Я вас не знаю, почему я должен радоваться? — удивленно ответил я.

   — Вы еще и насмехаетесь! — странный человек развернулся и зашагал прочь вдоль узкой улицы.

   Мне потребовалось несколько минут, чтобы вспомнить, кто этот безумец, и где я его раньше видел…

  

   Петербург, 183* год

  

   Давно, когда мне было двадцать лет, и я только вступил в высшее общество Петербурга. Мой род не славился знатностью и богатством, изящными манерами я не обладал, поэтому не привлекал особого внимания… В тот момент светское безразличие меня почти не занимало, я всерьез увлекся мистикой карт, мне хотелось играть не ради богатства и титула, а просто ради забавы. Мистическая игра была интереснее обычной карточной игры. В простой карточной партии на деньги — игрок полагается на случай удачи и не ведает, что его ждет. В мистической игре все было иначе. Мои ходы были продуманы до мелочей, если действовать верно и внимательно, выигрыш обеспечен. Я чувствовал себя магическим шулером. Разумеется, я скрывал мои таланты, и неприметность была только мне на руку. Ставкой становилась удача, у каждого человека есть свои тайные мечты и желания. Обычно это были житейские мелочи, удивительно, но люди легко соглашались на такую игру. В случае выигрыша они получали удачу, а в случае проигрыша их жали беды.

   Вызвать на игру человека оказалось очень легко, достаточно было написать письмо от лица таинственного незнакомца. Я назначал встречу в квартирах трущоб, а сам гримировался до неузнаваемости, моим любимым образом стал учтивый старик, вкрадчивый голос которого вызывал волнение игроков.

   Поглощенный идеями игры, я не замечал многих неприятностей высшего света, которые могли довести до истерии любого впечатлительного человека.

   Мой странный знакомый тогда был первым светским героем, от которого млели все дамы. Перед ним заискивали, пытаясь получить его расположение, если какой-то несчастный вызывал раздражение этого персонажа, то подвергался насмешкам, к которым присоединялись товарищи светского мажора. Светский герой был труслив, и никогда не отважился бы на дуэль, он мог только упражняться в гостином остроумии.

   Припоминаю, он пытался задеть и меня своими шутками, но я отвечал безразличием. Мнение хихикающего общества меня не интересовало. Напротив, забавляло, когда я знал, что один из насмешников вскоре сыграет со мной в мистическую карточную игру. Будет наивно надеяться на выигрыш, но на самом деле проиграет. Что ждало проигравших зависело от ставки и их благоразумия, кто-то вовремя прекращал игру, и расплачивался житейскими неудачами, разорением, позором, но у кого тщеславие застилало разум — впадал в безумие.

   Однажды я был не в духе и ответил светскому насмешнику слишком резко, возмущенный собеседник, не привыкший получать отпор, произнес оскорбленным тоном:

   — Что вы себе позволяете? Вы знаете кто мой отец?

   — Неужели ваша матушка скрывает от вас эту тайну? — ответил я равнодушно.

   Собравшиеся сделали вид, что не расслышали моей грубой шутки, поэтому скандала удалось избежать. Хотя по взглядам я понял, что все оценили мою смелость.

   Меня не занимала светская возня, я был поглощен игрой.

   Признаться, не ожидал, что мои карточные опыты привлекут внимание мастера карт. Однажды я сам получил анонимное письмо, в котором Некто приглашал меня встретиться в доме на Столярном переулке. Тогда я, не раздумывая, отправился на встречу. Предчувствие подсказывало мне, что мой собеседник окажется осведомленным в мистических делах. Я давно подозревал, что могу скрыть свой талант от простых людей, но не от мистиков. Когда я поднимался по обшарпанной лестнице неприглядного дома, мое волнение усиливалось — что скажет мой таинственный собеседник? Попросит оставить ремесло или, напротив, предложит интересное предприятие?

   С замиранием сердца я вошел в комнату, освещенную тусклыми свечами. За карточным столом сидел человек неопределенного возраста, взмахом тонкой руки в белой перчатке он указал мне на кресло напротив. От незнакомца исходила неведомая внутренняя сила, и я послушно повиновался. За плечом человека я увидел зеркало, в мутном стекле которого не было отражения, я невольно вздрогнул.

   — Мое имя граф Сен-Жермен*, — представился незнакомец, — наверно, вы слыхали обо мне.

   ____________

   *Граф Сен-Жермен (не путать с графом Калиостро и Жаком Казотом) — французский мистик 18 века. В веке 19 говорили, что он разгадал секрет бессмертия и до сих пор жив, путешествует по миру.

  

   Конечно, легенда о бессметном маге была мне известна, но я бы счел слова человека глупой шуткой или безумием, если бы не странные ощущения. Необъяснимая внутренняя сила незнакомца подтверждала его слова о мистических способностях.


Сен-Жермен в представлении современного художника

   — Понимаю, вы не ожидали меня повстречать в Петербурге, — добродушно произнес собеседник, глядя мне в глаза.

   Поймав этот взгляд, я больше не сомневался в истинности слов моего собеседника. Глаза глубины веков — смотрели на меня.

   — Прибыв в Петербург, я сразу вас заприметил, — перешел граф к делу, — мне нравится ваш бескорыстный азарт к мистической игре… Таких людей я встречаю редко, но именно они могут стать мастерами!

   Он приветливо улыбнулся.

   — Конечно, со временем, когда вы разовьете свой талант, вы захотите получить от игры и денежную выгоду… и титул…

   — Я не честолюбив, — мои слова позвучали немного виновато.

   — Это пока вы только начинаете играть и справедливо оцениваете свои способности, но потом людские судьбы будут в ваших руках… У вас также есть дар убивать при помощи карт, талант полезный, но не стоит им злоупотреблять…

   Я вздрогнул. Мне не хотелось думать об этом, но воспоминания пугали меня — я убеждал себя, что много лет назад произошло обычное совпадение. Я могу влиять на людские судьбы, но отнимать жизнь — это невероятно…

   — Отнять жизнь для вас проще, чем играть, — будто в ответ на мои мысли произнес Сен-Жермен, — ваш дар палача очень силен, но отнимая чужую жизнь, вы укорачиваете свою — помните об этом. Этот дар поможет вам получить богатство и титул, но приведет к трудностям, ибо в этом мире за все мы должны платить — даже мистические шулеры.

   Он печально вздохнул.

   Сен-Жермен протянул мне ключ.

   — Возьмите ключ от этой квартиры, — сказал граф, — вскоре вы познакомитесь с остальными мистическими игроками Петербурга, вам скажут — в какие дни и в котором часу вы будете принимать своих посетителей и играть с ними.

   Он указал на мутное зеркало:

   — В этом стекле каждый игрок увидит свои желания, ради которых будет готов играть до последнего и потеряет благоразумие. Самая ценная ставка для вас — годы жизни, вам необходимо восстанавливаться после мистических убийств.

   — Для меня важнее игра! — возразил я.

   — Не сомневаюсь, игра всегда будет для вас важнее, иначе бы я не говорил с вами. — Вы начнете совершенствовать свой талант. Кстати, ваш образ старика-игрока весьма интересен.

   — Позвольте уточнить, какая вам выгода от меня? — поинтересовался я.

   — Вы верно заметили, каждый ищет свою выгоду. Я знаю, что со временем мне может понадобиться ваша помощь… Мне выгодно, чтобы вы развивали свой талант и получили влияние.

   Я перевел взор на мутное стекло. Постепенно в нем возникли очертания теней, которые пытались вырваться в наш мир, но преграда не пускала их. Они злились и метались.

   — Да, самое важное, — произнес Сен-Жермен, заметив мое беспокойство, — остерегайтесь Тени. В игре мы, приступая грани, делаем Тени сильнее, помните об этом.

   Тогда я не понял смысл слов Сен-Жермена, только позднее его предостережение стало мне ясно. Дальше начались сбываться его предсказания, мистические убийства оказались моей возможностью получить богатство и положение в обществе. Даже нечестолюбивый человек не откажется от такой возможности. Сомнений не оставалось, когда я понимал, что «приговоренный» был злодеем, и только я могу восстановить справедливость.

   Всё началось уже на следующий день, когда в одном из салонов я встретился с княгиней Голициной, той самой Пиковой Дамой*, которой Сен-Жермен когда-то открыл тайну трех карт.

   ___________

   * Княгиня Голицина — прототип героини повести «Пиковая Дама» А.С. Пушкина, ведающая тайной «трех карт».

  

   Говорили, что княгине было открыто немало магических тайн. Эта пожилая дама была весьма уважаема в высшем обществе, даже государь император прислушивался к ее мнению. Гнев княгини мог уничтожить любого, а благосклонность возвысить.

   Признаться, я всегда опасался княгини, как ребенок боится злой колдуньи, и стыдился своего ребяческого страха. Когда Голицина появлялась в зале, я старался не попадаться ей на глаза. Обычно даму окружала толпа желающих снискать покровительства, дама презрительно отмахивалась от навязчивых собеседников и, утомившись, просила «не надоедать праздной болтовней».

   Тогда в салоне княгиня прошла мимо меня, потом вдруг остановилась и обернулась, окинув оценивающим взором, на высокомерном лице мелькнула улыбка. Вскоре ко мне подошел слуга и передал, что княгиня желает, чтобы я присоединился к ее компании. Под удивленный шепот я сел за столик напротив княгини.

   — Мы играем в фанты, ваш ход, — произнесла она добродушно.

   В этот момент я понял, что одновременно принят в круг мистических картежников и в высший свет Петербурга. Первое меня заинтересовало больше.

   Уходя, княгиня через своего слугу передала мне записку, в которой назначила визит завтра на утренний кофе. Я с трудом дождался утра, прибыл к дому Голициной раньше назначенного часа и бродил по улице под окнами, пока лакей не пригласил меня войти.

   Княгиня сразу протянула мне конверт.

   — Я знаю полезное дело, в котором вы можете проявить свой талант и получить щедрое вознаграждение, — сказала она. — Вам надобно убить злодея… В конверте все подробно написано, деньги приложены — это пока задаток, остальное вы получите, когда злодей будет мертв.

   Вспомнились слова Сен-Жермена о возможностях. Слишком заманчиво было предложение.

   Я послушно принял конверт. Дальше мы пили кофе в молчании, пронзительный взгляд княгини больше не пугал меня. Напротив, в ее обществе мне было спокойно, ощущение уверенности «среди себе подобных».


Комната Голициной, рис. И. Глазунов>

   — Остерегайтесь теней, — добавила княгиня, когда я уходил, — под моими окнами иногда возникает человек-тень. Поначалу я думала, что это какой-то шаромыжник охотится за моей юной воспитанницей, но потом поняла, что это Тень! Хитрый Тень, никто его не видит кроме меня… Приходится молчать, чтоб по городу не распустили слухи о моем безумии…

  

   Вернувшись к себе, я немедля распечатал концерт. Прочитал трогательное письмо отца, потерявшего сына. Юноша был подло застрелен из-за угла, убийца все продумал, и преступление было представлено как честная дуэль. Хотя об обмане все шептались. Какой глупец устроил бы дуэль на городской улице? Убийцу как дуэлянта сослали на Кавказ, он благополучно устроился «На Водах» в Пятигорске, где продолжил свой праздный образ жизни. Несчастный отец написал старой приятельнице княгине Голициной, прося у нее помощи покарать злодея, обещая щедрую благодарность.

   Мне стало понятно, Голицина избрала меня своим орудием.

   Чувство справедливости особенно сильно в молодости, меня охватил праведный гнев. Подлость всегда вызывала отвращение. А убить подлеца так просто, зажечь свечу, прочитать заговор над картой, нарекая ее именем злодея, взять ножницы и одним движением перерезать карту пополам. Повинуясь порыву, я уверенно выполнил смертоносный обряд…

   Потом через три дня я узнал, что злодей погиб. Именно в ту ночь, когда я повел обряд. Нетрезвый казак устроил стрельбу, и шальная пуля смертельно ранила злодея, возвращавшегося домой после бала в местной ресторации.

   В этот вечер ко мне подошел седой генерал.

   — Княгиня сказала, что именно вас я должен благодарить за то, что мой сын отомщен, — произнес он, отведя меня в сторону.

   Он вложил в руку мне старинный перстень и, повторив слова благодарности, отошел к другим гостям.

   Слуга снова позвал меня к княгине, которая сидела в кресле у окна, устало прогоняя всякого, подходящего к ней.

   — Великолепно! — улыбнулась она мне. — Теперь могу предложить вам занятных партнеров по игре. Квартира на Столярном завтра ваша весь вечер.

   Она указала в сторону карточного стола, и азарт игры на людских пороках снова охватил меня. Захотелось поскорее начать игру в квартире картежников и испытать силу зеркала, которая покажет каждому его желания, ради которых они согласятся сыграть на годы жизни. В партнеры по игре я отобрал двоих самых неприятных тщеславных господ. Вечером написал им письмо от лица старика-картежника, приглашая на игру. Обычно никто не отказывался попытать счастья.

   Так начался мой путь… Я стал членом клуба «Мистических картежников», мне был доверен ключ от загадочной квартиры на Столярном переулке. Мне нравилось выигрывать и управлять людскими пороками. Чем неприятнее и порочнее были противники, тем занимательнее становилась игра. Никто не догадывался, что старик из дома на Столярном переулке и я — один и тот же персонаж.

   На каждом светском вечере я наблюдал за господами, выискивал новые жертвы. Я был горд, что мне удалось получить уважение в тайном мире мистических картежников и мнение обычных людей — пусть уважаемых в свете меня не беспокоило.

   Снова вспоминаю моего недоброжелателя. Он хотел получить благосклонность княгини, он она сказала ему «ступайте прочь, не утомляйте меня».

   Этот человек был настолько скучен и неинтересен, что я даже не рассматривал его кандидатуру для игры. Когда он покинул Петербург, я позабыл о его существовании и вспомнил только сейчас. Оказывается, после смерти отца этот герой разорился, «давая три бала ежегодно». Он затаил на меня свою злобу, о которой я даже и не подозревал. Оказывается, он следил за моей жизнью — новости о моем богатстве, купленном титуле вызывали у него ярость. Не понимаю причины, ненавидеть меня за то, что я когда-то не присоединился к его прихвостням и равнодушно отвечал на глупые шутки.

  

   Париж, 1842 год

  

   И вот недавно, встретив былого недоброжелателя на улице, я решил вновь отыскать его и переговорить. Разумеется, много лет назад я не подозревал, что человек, о существовании которого я не задумываюсь, тихо ненавидит меня, и все свои последующие неудачи будет связывать с моим именем.

   Вчера я отыскал его в Париже и говорил с ним. Невозмутимо выслушав злословие, я узнал, что мой недоброжелатель еще давно провел мистический обряд с зеркалами, который помог Тени оказать влияние на мою жизнь. Он запустил механизм, и сила Тени усиливается с каждым днем.

  

***

   Граф завершил рассказ.

   — Путь этот безумец отменит обряд! — воскликнула я. — Или я сама убью его!

   — Увы, сделанное отменить невозможно, он приоткрыл дверь Тени, — граф развел руками. — Мне придется принять вызов мира теней…

   Я не смогла сдержать возмущения.

   — Вы не причинили этому человеку никакого вреда, и не виновны в его бедах, не понимаю, зачем он наслал на вас проклятье?

   — Увы, иногда одно наше существование вызывает ненависть некоторых людей, — ответил граф, — а наши жизненные удачи воспринимаются ими как личное оскорбление. А если у этих людей что-то не ладится, то мы становимся врагами, сами о том не подозревая…

   — Провалиться ему в Ад! — воскликнула я, от всей души насылая кару на завистника. — Значит, это по его вине я могу погибнуть!

   В этот момент мое сердце пронзила острая боль, я поднялась из-за стола и вскрикнула, голова закружилась. Перед моим взором промелькнуло насмешливое лицо Тени. Потом я увидела недоброжелателя, который, пошатнувшись, упал на городскую мостовую. Его душа заметив меня, трусливо метнулась в сторону, будто я могу наслать на него кару и после смерти.

   Очнулась я в кресле, граф испуганно обнимал меня. Сразу осознала, что, повинуясь чувствам, отняла жизнь злодея. По закону равновесия, своим поступком уменьшила свою жизнь, которая и так на исходе. Но я не жалела о содеянном. Зеркало на стене потемнело, и мы увидели Тени…

Весь текст романа

Часть 1 «Тени Нотр-Дама»
Часть 2 «Лабиринты Нотр-Дама»
В названиях глав использованы строки поэмы Эдгара По «Дорогой темной, нелюдимой»

Текст будет дополнительно вычитываться по ходу работы.

Обновления блога в моем паблике вконтакте

Мой facebook, Мой instagram

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s