Лабиринты Нотр-Дама. Глава 5

Продолжаю публиковать по главам мой мистический детектив «ДОРОГОЙ ТЕМНОЙ, НЕЛЮДИМОЙ». Главы второй части.

Глава 5

Они полу сокрыты от слабых глаз людских

   Из книги, подаренной незнакомцем

   Париж 1482 год

  

   Прогулка под сводами собора не помогла Паолине почувствовать влияние мистических сил и найти вход в загадочный лабиринт. Она с грустью поняла, что талисман не слушается ее, только наследнику Франческо подвластна сила амулета вселенной.

   Синьорина заметила, что Доминик только сделал вид, что задремал, на самом деле он внимательно следил за ней. Паолина решила вернуться домой и у порога сразу попрощаться со своим спутником. Хватит на сегодня его навязчивого бесполезного общества.



Рис. Evelyn de morgan

   Они покинули Нотр-Дам, но надежда Паолины отвязаться от Доминика не оправдалась, он сообщил, что с разрешения Изабеллы остается у них погостить. Синьорина с трудом сдержала вздох, но ничего не сказала.

   Путь проходил через темную узкую улочку. Паолина ускорила шаг, обычно такие закоулки выбирают злодеи для нападения. Доминик испуганно озирался по сторонам, разделяя беспокойство спутницы. Вдруг он замер на месте, а потом резко бросился бежать. Перепуганная синьорина последовала за ним, но споткнулась.

Падая, она выронила шкатулку, талисман вселенной упал на мостовую. Паолина сидя на коленях быстро подняла его и положила в шкатулку. Встав на ноги, она увидела, что из-за угла показалось двое людей, лица которых скрывали маски. Она попыталась закричать, но голос не повиновался. Злодеи молча направились к синьорине, один уже протянул руку, чтобы выхватить шкатулку.

   Однако легкой добычи не получилось. Кто-то в маске Анубиса окликнул их.

   Паолина едва сдержала возглас радости. Она верила, что воин Аубиса появится и спасет ее. Он не обманул надежд!

   Раздался звон клинков. Воин Анубиса ловко отражал атаки противника. Паолине вдруг стало досадно за свою беспомощность. Она достала амулет из шкатулки и повесила себе на шею, а шкатулкой ловко запустила в голову одного из злодеев. Метко целится синьорину научил ее дядя Франческо, когда они играли в мяч. С одним противником воин Анубиса справился легко.

   — Браво, синьорина! — воскликнул он.

   Паолина улыбнулась, глядя в его смеющиеся глаза, блестевшие сквозь прорези маски.

   — Не спешите радоваться, — как будто из ниоткуда перед ними появился человек в плаще, капюшон скрывал его лицо.

   У него на шее висел другой амулет. Паолина почему-то сразу догадалась, что это и есть утерянный амулет Эсмеральды. Неужели тайный противник решил сам прийти за талисманом?

   Воин Анубиса попытался атаковать, но вдруг отпрянул, будто наткнулся на неведомую преграду. Будто под воздействием чар, он замер и упал навзничь.

   — Мой талисман сильнее тебя, — произнес незнакомец бесстрастно.

   Однако защитник Паолины не сдавался, он снова атаковал, но на этот раз осторожно, будто прокладывая себе путь. Клинок в его руке засиял синеватым светом. Когда воин Анубиса почти подошел к врагу, его шпага будто наткнулась на стену. Свет клинка вспыхнул и погас. Все попытки нападения закончились безуспешно, воин будто бился о неведомую стену. Тем временем незнакомец подошел к Паолине, он протянул руку к талисману, один из камней которого вдруг засиял мягким светом. Злодей вздрогнул, будто обжег ладонь, и отпрянул.

   Не говоря больше ни слова, он развернулся и скрылся среди улиц.

   — Талисман не повинуется мне, но хранит! — воскликнула Паолина, но война Анубиса уже не было рядом.

   Синьорина спешно отправилась домой. Она ощущала, что воин Анубиса не исчез, просто скрылся с нее глаз, но все равно провожает ее до дома. Паолина подняла вверх голову, чтобы взглянуть на небо, и среди крыш она увидела силуэт его маски, который сразу же исчез.

   — Воин Анубиса всегда рядом! — улыбнулась синьорина, эта мысль дарила спокойствие.

  

***

   О своих приключениях Паолина решила сначала рассказать Бенедикту Вербинио, рассказ синьорины очень обеспокоил его.

   — Похоже, злодей, охотящийся за талисманом, сначала решил украсть у вас талисман, а потом избавиться от Франческо — наследника силы амулета, чтобы талисман стал трофеем и убийца получил власть над ним.

   — Да, вы правы, разбойники не собирались меня убивать, им нужен был амулет! — согласилась Паолина. — Меня спас воин Анубиса… Но потом появился странный человек в плаще, у которого амулет Эсмеральды, я уверена, что это именно амулет Эсмеральды — не могу объяснить своей уверенности. Всё точно, это другая часть амулета вселенной, которая сделала своего хозяина сильнее воина Анубиса, это удивительно… Страшно представить, что произойдет, если и наш амулет попадет к нему в руки… Ну почему дядюшка так упрям? Только он, наследник талисмана вселенной, может победить мистического противника! Кто бы его переубедил?

   Бенедикт задумался. Он корил себя за то, что не может разгадать загадку. Имя убийцы поможет найти ответ, но кроме подозрений никаких соображений не возникало.

   — Интересно, добрался ли Доминик де Гарде до дома благополучно? — иронично заметила Паолина. — Он удрал сразу, как почуял опасность.

   — Удрал, — задумчиво повторил Бенедикт.

   — Да, удрал. Надеюсь, больше я не увижу его в гостях и не буду выслушивать глупости этого труса. Зачем мне друг, который спасается бегством? Полагаю, даже синьор инквизитор не станет возражать.

   Вербинио внимательно слушал слова синьорины.

   — А где на вас напали, вы можете уточнить? — спросил он.

   Паолина назвала улицы.

   — Пойду наведаюсь к нашему другу Доминику, — сказал Вербинио.

   Синьорина кивнула, довольно улыбнувшись, представляя разговор благородного Бенедикта с этим трусом.

   Обеспокоенный Вербинио сначала направился к месту, где напали на Паолину и Доминика. Он завернул в соседний темный переулок и вскоре обнаружил бесформенное одеяние сбежавшего героя. Предположительно, чтоб легче было улепетывать, он сбросил верхнюю одежду.

   Бенедикт, не раздумывая, направился к дому Доминика. Услужливый слуга ответил, что господин еще не возвращался и предложил подождать в библиотеке.

   Слуга остался удивлен, увидев в руках гостя одежду своего господина, но предпочел промолчать.

   Вербинио, положив найденную одежду на кресла, обошел книжные полки. Присматриваясь к пыли. Так легко понять, какие книги Доминик читал недавно и часто, а какие давно запылились.

   Самыми любимыми книгами Доминика, как оказалось, были мистические трактаты его покойного отца — барона де Гарде, смерть которого вызвала много пересудов. Бенедикт был уверен, что это убийство, связанное со смертью супругов Кавелли. Вербинио давно предполагал, что Доминик сам увлечен мистикой, но опасаясь отцовской участи разыгрывает религиозного фанатика, боящегося демонов.

   Пробыв в библиотеке несколько минут Вербинио решил возвращаться. Он велел слуге передать Доминику о своем визите, когда тот появится.

  

***

   Пока Бенедикт разыскивал Доминика, Изабелла Кавелли как обычно отправилась на церковную службу в Нотр-Дам. После окончания проповеди отца Гийома о конце света и демонах, она не торопилась уходить. Изабелла любила посидеть в тишине опустевшего собора, погружаясь в свои размышления. Она наблюдала за отцом Гийомом, к которому подошел Феб. Собеседники отошли в сторону. Изабелла, чувствуя неладное, решила попытаться подслушать их разговор. Она пересела поближе, где можно было услышать слова беседы.

   — Я добился разрешение на обвинение Франческо Кавелли в ереси, — сказал отец Гийом. — Завтра наглец будет арестован, мне надоело наблюдать его довольную физиономию. Посмотрим, как он пошутит у меня на допросе. Каленое железо быстро заставит его подумать о собственных грехах. Все для его же блага, только так можно спасти заблудшую душу еретика.

   — Разумное решение, — ответил Феб. — Богохульства Кавелли немыслимы.

   У Изабеллы перехватило дыхание. Нужно предупредить кузена. Пока у него есть время уехать из Парижа. Она не могла допустить ареста, что означало погибель, из застенок тюрем инквизиции обычно не возвращаются.

   Дома, отвечая на расспросы Бенедикта, испуганная Изабелла разрыдалась.

   — Франческо завтра арестуют, я услышала их разговор. Ему надо уехать немедленно! Об этом говорил сам отец Гийом.

   — Странно, у Франческо папская бумага, которая одобряет все его действия, даже медицинские опыты, — удивился Бенедикт. — Как, интересно, инквизитор умудрился добиться отмены решения самого папы?

   — Не знаю, он говорил, что получил разрешение об аресте моего кузена. Бенедикт, любимый, мы должны помочь Франческо бежать.

   Изабелла не могла говорить от слез.

   — Прошу прощения, зачем и куда мне надобно бежать? — спросил вошедший Франческо.

   — Похоже, мой друг, ты дошутился, — мрачно ответил Бенедикт. — Инквизитор завтра тебя арестует, поэтому лучше тебе скрыться… хотя бы на время…

   — Чёртов инквизитор, — Франческо упал в кресло. — И именно сейчас! Я не могу оставить Паолину, за которой охотятся безумцы.

   — В тюрьме ты, тем более, не сможешь ей помочь. У меня есть некоторые соображения, как тебе поступить…

   — Я должен проститься с Флёр…

   — Не стоит рисковать, — возразил Бенедикт. — Впрочем, ты мне не послушаешь…

   — А ты бы сам послушал в моей ситуации? — он перевел взор на Изабеллу, которая покраснела.

   — Не послушал бы, не буду лукавить. Но тебе не следует откровенничать с синьориной Флёр де Лис.

   — Неужели ты и Флёр подозреваешь? — изумился Кавелли.

   — Возможно, — кратко ответил Вербинио. — Сначала выслушай мое предложение, а потом сам подумай, как поступить.

  

***

   Флёр де Лис получила письмо от Франческо Кавелли. Она приняла решение прекратить встречи, и чтобы не было искушения дала себе обещание сжигать его письма, не читая. Однако опять не смогла удержаться. Как и ожидалось, Кавелли просил встречи, но на сей раз в письме была пометка — «прощальной встречи». Кавелли писал, что решил сегодня ночью покинуть Париж. В своей обычной манере Франческо написал время, к которому прибудет к Флер, даже не спросив у нее — желает ли она его принять.



Рис. Thomas Edwin Mostyn

   Молодая дама была возмущена от такой наглости, но мысль, что их прошлое свидание может оказаться последним, и она никогда больше не увидит Кавелли — заставили согласиться на встречу.

   — Вы ко мне средь бела дня! — возмущенно воскликнула она, когда Кавелли вошел в гостиную. — А если моя матушка узнает о вашем визите?

   — Тогда вам придется принять мое предложение. Не вижу причин, чтобы ваша матушка мне отказала, мой род достаточно уважаем.

   — Вы хотите уехать, почему? — взволновано спросила Флёр.

   — Не могу объяснить вам сейчас… Прошу вас, не надо разговоров.

   Он обнял Флёр, которая не думала противиться его настойчивости. Они укрылись в ее комнате.

   Кавелли не хотелось думать, что Флёр, любовные чары которой, так манили — желает его смерти ради амулета. Конечно, будучи в Риме он повидал немало коварства и обмана, но только не Флёр… пусть она вспыльчива и капризна, но честна… такие люди не способны на подлость, если нанесут удар, то только лицом к лицу, не в спину.

  

***

   Все утро Изабелла с волнением прождала, что к ним в дом придут люди Гийома, чтобы арестовать Фанческо. Паолине она велела оставаться в своей комнате, синьорина не возражала. Когда дядюшка уехал, ей стало особенно беспокойно на душе.

   Отец Гийом сам пожаловал к полудню, но без сопровождения стражи.

   — Прошу вас пригласить вашего кузена Франческо Кавелли, — попросил он своим вкрадчивым слащавым голосом.

   — Прошу простить, но Франческо нет дома, неотложные дела заставили его покинуть Париж, — ответила Изабелла, стараясь говорить непринужденно, но дрожь в голосе скрыть не удавалось.

   — Очень жаль, очень жаль… — отец Гийом пристально смотрел на собеседницу. — Позвольте узнать, куда отправился ваш кузен?

   — Франческо не сказал мне… Слишком скрытен стал последнее время, редко говорит со мной откровенно.

   Инквизитор с улыбкой закивал. По его насмешливому взгляду читалось, что он не верит словам собеседницы.

   К счастью, в комнату вошел Бенедикт, который первым начал разговор с гостем.

   — Вы, наверно, ко мне? Простите, что давно не приходил послушать ваши проповеди. Я слишком озадачен последнее время, убийство друга семьи и его супруги не дают мне покоя… Потом погиб незнакомый нам горожанин и служанка… А также внезапная смерть уважаемого господина де Гарде, произошедшая накануне. Боюсь, как бы погибель не настигла кого-то из нас…

   — Увы, сын мой, если в сердце человека поселилось зло, он не остановится, — слова гостя звучали зловеще и угрожающе. — Может, вы знаете, куда отправился ваш друг Франческо?

   — Простите, он уехал столь неожиданно, получив какое-то письмо. Вы, наверно, сами заметили его вспыльчивый нрав. Мой друг принимает решения мгновенно.

   — Очень жаль, — повторил отец Гийом. — Кстати, вы искали Доминика де Гарде, не так ли?

   — Вы правы, хотел побеседовать с ним по поводу нападения на улице… К сожалению, мои поиски оказались безуспешны. Планирую сегодня нанести ему визит…

   — Не думаю, что ваш визит будет успешен, — перебил инквизитор. — Доминик де Гарде так и не вернулся домой. Признаться, я теряюсь в догадках. Боюсь, как бы вашего дорогого друга Франческо Кавелли не постигла та же участь…

   Изабелла вздрогнула, волнение за судьбу кузена было слишком сильным, она с трудом владела собой.

   — Прошу вас понять, дочь моя, что я ваш друг… возможно, единственный, — произнес гость, глядя ей в глаза.

   Инквизитор отечески обнял испуганную Изабеллу. Ей на мгновение показалось, что ее окутал могильный холод. Когда Гийом ушел, она обессилено опустилась в кресло. Бенедикт сел рядом и взял ее за руку.

   — Не понимаю, он пришел арестовать Франческого? Почему один без стражников? — прошептала она. — Что задумал этот страшный человек?

   — Похоже, мои подозрения подтвердились. Отец Гийом хотел, чтобы Франческо уехал из города и нарочно произнес слова об аресте, чтобы вы услышали и предупредили кузена.

   — Может, нам нужно было сделать по-другому, как будто я ничего не слышала, и Франческо не стоило уезжать?

   — Нет-нет, тогда у инквизитора возникла бы другая идея, о которой мы бы не догадались… Пусть лучше думает, что все складывается так, как он замыслил.

   — Зачем эта игра? Чего он хочет?

   — Трудно судить. Возможно, чтобы Паолина осталась одна без защиты своего дяди Франческо. Ваш кузен утверждает, что не верит в мистику, но, вполне вероятно, именно его присутствие влияет на талисман, который хранит Паолину. Но это всего лишь предположение…

   — А Доминик, неужели злодеи его убили, когда он бежал?

   — Пока не могу знать…

   Он нежно сжал ладонь Изабеллы.

   — У нас есть немного времени, не так ли? — прошептал он целуя ее ладонь. — Иначе я не могу сосредоточиться, все мои мысли сейчас только о вас, моя Изабелла…

   Молодая дама хитро улыбнулась.

   — Пойду к себе… А у вас ключ от моей комнаты, — прошептала она удаляясь.

  

***

   Паолина понимала, что вскоре сойдет с ума от постоянного страха от неизвестности. Оставалась надежда, что талисман хранит ее, но нельзя все время прятаться и скрываться. Синьорина понимала насколько силен противник, обладая второй частью талисмана вселенной.

   Наступила ночь, Паолина спустилась во внутренний дворик дома. Талисман висел у нее на шее, так спокойней. Зачарованно она смотрела, как лунный свет играет на его камнях, которые мерцали под магическим влиянием Луны.

   Вдруг среди лунного света пред ней возник воин Анубиса.

   Паолина радостно бросилась к нему в объятия, как ребенок, ищущий защиты. Таинственный гость добродушно обнял ее.

   — Не знаю, как благодарить вас! — воскликнула Паолина. — Вы храните меня от врагов. Только благодаря вам амулет не украли злодеи.

   — Рад слышать эти слова. Опасался, что разочаровал вас вчера. Увы, амулет вселенной сильнее меня, — он виновато вздохнул.

   В его словах и вздохе было столько человечности, он уже не казался Паолине далеким мистическим существом. Воин Анубиса стал близким другом.

   — Вы всегда спасаете меня, — улыбнулась Паолина. — Мне хочется побольше узнать о вас лично. Воин Анубиса — кто это? Как там в ваших мирах? Вы вечность гоняетесь за злодеями, есть ли у вас время на отдых? И склонны ли вы к чувствам, как люди?

   Она тараторила весело по-приятельски, наконец-то чувствуя себя прежней бойкой Паолиной, а не напуганным зверьком.

   Воин Анубиса отпрянул и отвернулся.

   — Не имею права ответить на эти вопросы, простите…

   Паолина смущенно извинилась.

   — Увы, я тоже уязвим, — произнес воин Анубиса печально. — Взгляните на ваш браслет, который я подарил вам в самом начале нашего знакомства. Его камни светлые, прозрачные, но если со мной случится беда, они покраснеют…

   Синьорина дотронулась до браслета, ей не хотелось верить, что ее таинственный защитник тоже может погибнуть.

   — А почему вы в маске? — переменила она тему. — Тоже тайна?

   — Люди не должны видеть наших лиц, — спешно ответил он, — но смею вас заверить, у меня самое обычное лицо. Внешне мы ничем не отличаемся от людей.

   — Но вы мудрее людей и сильнее, — заметила Паолина. — Я горжусь, что у меня есть такой хранитель, иначе бы обезумела от постоянных страхов.

   Она очень надеялась, что воин Анубиса когда-нибудь доверится ей и откроет ей свой мистический мир.

В названиях глав использованы строки поэмы Эдгара По «Дорогой темной, нелюдимой»

Текст будет дополнительно вычитываться по ходу работы.

Обновления блога в моем паблике вконтакте

Мой facebook, Мой instagram

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s