Продолжаю публиковать по главам мой мистический детектив «ДОРОГОЙ ТЕМНОЙ, НЕЛЮДИМОЙ». Главы второй части.

ЧАСТЬ 2, Глава 4

Вне Времени — и вне Пространства

  

   Париж 1842 год

  

   Из журнала Константина Вербина

  

   Стараясь отбросить волнения за судьбу нашей дорогой Аликс, которые только мешали разуму сосредоточиться, я погрузился в размышления. Ее очередной пересказ таинственной книги и недавние события только добавили вопросов.

   Понятно, Кавелли получили талисман — ключ от загадочных лабиринтов миров. Но не стоит забывать, что это только одна составляющая «Талисмана Вселенной», вторая часть принадлежала Эсмеральде. Какие возможности дарит обладателю второй фрагмент амулета? Какое могущество откроется перед тем, кто объединит обе части талисмана?


   Очень странно, что Франческо Кавелли, демонстративно носил амулет, а потом вдруг снова вернул его юной племяннице? А беды наших дней? Странный персонаж — Тень, который стал главным противником Аликс и графа… Как он оказывает влияние на мир живых? Неужто помощь «Талисмана вселенной»? Возможно ли отыскать две его составляющие?

   Надеюсь, следующие главы книги подскажут верный шаг

  

   Из журнала Александры Каховской

  

   Дневной сон сразил меня, когда я опустилась в кресло у себя в комнате. Сон тревожный и переменчивый, когда вы знаете своего врага и ощущаете его незримое присутствие. Царство снов и мир теней часто пересекаются, но Тень пока не может причинить мне вреда, хоть и ждёт подходящего момента.

   Сон переменился — я снова оказалась на площади перед Нотр-Дамом, вокруг была пустота, только серые сухие листья, которые уносил могильно-холодный ветерок.

   Двери собора бесшумно отворились, открыв темный коридор, в котором тускло мерцали желтые огоньки свечей. Повинуясь неведомому приказу, я вошла внутрь.

   Меня снова встретил молодой человек, представившийся Квазимодо, которого я видела во сне. Странно, но лицо его было, отнюдь, не уродливо, прямая осанка — отсутствие горба. Могу отметить, что черты его было вполне приятны, а добрый взгляд дарил чувство защищенности. Встречи с такими призраками обычно радовали меня, они не озлобленны и пытаются дать нам подсказку, дабы мы смогли принять верное решение.

   Он протянул мне руку, призывая следовать за собой. Я послушалась. Мои пальцы дотронулись до его ладони, я вздрогнула — это был загробный холод, но его спокойный голос успокоил меня:

   — Прошу вас, не бойтесь, — сказал он добродушно.

   — Аликс! — прозвучал знакомый голос.

   Я обернулась, рядом стоял граф.

   Квазимодо протянул ему другую руку, мне не составило труда догадаться, что он хочет провести нас по какому-то таинственному пути. Неужто по магическим лабиринтам Нотр-Дама?

   Действительно, своды храма перед моим взором вдруг начали расплываться, вскоре мы очутились средь зеркального лабиринта. Мы стояли в центре зеркального зала, из которого в разные стороны уходили коридоры. Перекресток мистических дорог, который иногда мелькал в моих сновидениях, но никогда раньше мне не приходилось находиться среди этих зеркальных лабиринтов. Наш провожатый исчез. Странные зеркала, они отражали размытые пейзажи сумрачного леса. Я подошла ближе к одному из зеркал, но не увидела своего отражения.

   — Одна из дорог ведет в царство теней, — задумчиво огляделся граф. — Не могу объяснить свою уверенность…

   Возможно, граф прав — тени и отражения, вроде бы и повторяют нас, но при этом наш зеркальный образ — абсолютная противоположность.

   — Ты когда-нибудь видел это существо… Тень? — спросила я.

   — Нет, меня он не преследовал… Тень сразу выбрал тебя, Аликс… Дар предвиденья Теней непревзойден, мои таланты картежника тут слабы… хотя у меня есть свои преимущества, — он задумался.

   — Странно, что Квазимодо не походит на уродца, описанного в книге, — рассуждала я, — возможно, мы видим его душу — которая оказалась красива… Ведь призраки умерших в старости мне обычно являются молодыми и красивыми… Но… они являются мне именно такими, какими были на самом деле, пусть в расцвете красоты и силы… Квазимодо умер молодым, и я увидела бы его таким, каким он был при жизни… Если бы он был уродлив, я бы увидела уродливое существо… Граф, у вас есть соображения?

   — Задачка для вашего родственника Вербина, — пожал он плечами. — Его подсказки нам пригодятся… Мне нужно найти Тень, что преследует вас… Это существо другого мира, собравшее пороки… Неспроста призрак привел нас сюда…

   — Полагаю, что Тень скоро нас найдет, нам не нужно прилагать никаких усилий. Только ждать… Сами мы можем заплутать в среди зеркальных коридоров с переменчивыми пейзажами…

   Ход времени в мире Теней неощутим, казалось, что средь зеркальных стен мы находимся вечность.

   Граф подошел к одному из зеркал. Стекло заволокло тьмой, будто открывалась дорога в бездну. Постепенно появились очертания человеческого лица. Даже граф, повидавший немало, вздрогнул и отступил назад.

   — Вы меня ищите? — прозвучал насмешливый голос.

   К нам навстречу из зеркальной бездны шагнул человек из моих кошмаров.

   — Ваш призрачный друг сумел провести вас на границу Мира Теней по лабиринту, это под силу только призраку… Что ж, вы желаете поговорить со мною, не так ли?

   Он снова жутко улыбнулся. Удивительно, но несмотря на некоторое сходство -черты лица Тени невозможно было спутать с лицом графа. Предо мной было два совершенно непохожих человека, две противоположности.

   — Только не обольщайтесь, я встретился с вами, потому что тоже ищу встречи…

   — Значит, призрак на вашей стороне? — разочарованно спросила я.

   — Нет, он проигравший противник, но не покоренный, не согласившийся служить мне! Однако этот призрак сумел убедить меня встретиться с вами… Не забывайте, что мы, бестелесные Тени, можем перемещаться сквозь время и пространство, у нас много дорог, неизвестных вам…

   — Что вам угодно, чтобы вы отстали от нас? — спросил граф прямо.

   Тень снова жутковато усмехнулся.

   — Вам нечего предложить мне, — ответил он, — к моему сожалению, вам придется принять мой бой…

   — Тогда к вашим услугам, — граф театрально поклонился, — когда и где? Если я приму ваш бой, вы больше никогда не потревожите мадемуазель?

   Собеседник покачал головой.

   — В том то и сложность боя с Тенью, вы не знаете ничего о противнике, ни времени нападения, ни места, ни оружия, — ответил он. — И бой вынуждены принять не только вы, но и ваша милая спутница…

   Он снова жутковато улыбнулся, глядя на меня.

   — А ответ на мой второй вопрос? — уточнил граф.

   — Если вы проиграете, то вашей милой барышне ничего не поможет, — сказал Тень бесстрастно.

   — Талисман вселенной! — воскликнул граф. — Тебя вызвал этот талисман? Кто тебя вызвал и зачем?

   — Слишком много вопросов! — прервал Тень слова графа. — Могу сказать одно, что я не подчиняюсь никому в вашем мире. Ни один маг не в силах управлять тенями! Иногда мы притворяемся покоренными, дабы обмануть зазнавшегося глупца.

   Человек кошмаров исчез среди зеркал.

   Резкая я боль пронзила висок, перед глазами снова всё плыло. Очнулась я в кресле, к своему удивлению заметив, что путешествие не заняло ни минуты.

   Не раздумывая, я отправилась к графу. Уверена, мы видели один и тот же сон? Сон ли это?

   Мы едва не разминулись. Граф встретил меня у выхода из дома. Взволнованно перебивая друг друга, мы рассказали о своем видении.

   Общая идея охватила нас, немедленно наведаться к писателю Виктору Гюго, который, к нашему счастью, оказался дома и согласился уделить нам время.

   Не вдаваясь в подробности, я первая начала разговор.

   — А у вас не было мыслей о мистических лабиринтах Нотр-Дама, наследия древних египтян? — спросила я. — По легенде собор построен на месте древнеегипетского храма…

   Виктор Гюго развел руками:

   — Не задумывался, — ответил он, — я описал историю, промелькнувшую в моем разуме подобно виденью. Ощущение, будто чей-то голос настойчиво диктовал мне… и кто-то незримый привел меня к той стене собора с надписью «рок», преследовавшей меня до окончания книги…

   — Многое осталось за гранью вашей истории? — спросил граф.

   — Уверен, — согласился Гюго, — мне открылась лишь часть… и с каждым разом убеждаюсь реальности произошедшей истории. Пусть меня сочтут безумцем, но это не простая фантазия.

   — А Квазимодо… он, правда, был уродлив? — спросила я, скрывая смущение, понимая, что этим вопросом автора, наверняка, замучили.

   — Я видел именно этот образ, — задумчиво ответил Гюго. — Почти-человек… именно так…

   — Возможно, мой вопрос будет далек от вашей истории, — начал граф, — а у вас были размышления о мире Теней? Что у каждого из нас может оказаться Тень — существо, ставшее нашей противоположностью с низменными качествами… Тень может вырваться и уничтожить человека…

   — Разумеется, я слышал подобные философские размышления, — ответил писатель, — говорят, Тени могут проникать в наш мир через зеркала при помощи магии. Простите, не думаю, что смогу вам дать вразумительные рассуждения по сему предмету…

   Понимаю, автор описал часть истории, которая вдруг промелькнула перед его внутренним взором. Только часть картины, оставившей много загадок…

   Мы покинули писателя. По пути нам встретился Ростоцкий, который выглядел очень подавленным. Я расспросила его о делах, казалось, что он не слышал меня. Все его слова были о гадалке Элизабет.

   — Элизабет нужна ваша помощь, Серж, — перебил его граф, — отбросьте сомнения… вы на верном пути…

   Он по-дружески пожал ему руку. Ростоцкий благодарно улыбнулся. Не оставалось сомнений, Сергей немедля отправится к Элизабет.

   — Так вот почему ты не ревновал меня к Ростоцкому! — воскликнула я. — Ты знал, что всё так сложится… Опять тебе сказали твои карты?

   Мой тон звучал насмешливо-игриво.

   — Не вижу смысла спорить, — ответил граф, — я видел, Ростоцкий — мой временный соперник вскоре исчезнет с моего пути…

   — Но у Элизабет есть жених, и выбор сделан ею по зову сердца, — напомнила я. — Не хотелось бы видеть страдания Сержа.

   — Жених вскоре струсит, — усмехнулся граф, — мадемуазель гадалка сейчас переживает отнюдь не лучшие времена.

   — Прошу изъясняться точнее! — сказала я взволнованно. — Элизабет и Сержу грозит опасность?

   — Не задумывался об их дальнейшей судьбе, Аликс, мне нет дела до посторонних! Меня беспокоит только ваша жизнь… Понимаю, что я далек от идеального образа, иногда меня удивляет, что нашелся некий Тень ужаснее меня.

   Я положила ладонь на плечо графа.

   — Возможно, беды Элизабет и Сержа связаны с нами. Признаться, граф, я сама никогда не была благородной героиней, спасающей несчастных… Но Ростоцкий и Элизабет вызывают беспокойство…

   — Разумеется, если их беда связана с нашей, только тогда я вмешаюсь, — ответил задумчиво мой собеседник.

  

***

   Граф проводил меня домой, где нас встретил озадаченный Константин. Понимая, что скрываться нет смысла, мы рассказали о встрече с Тенью, визите к Гюго и разговоре с Ростоцким.

   Выслушав нас, Константин со словами «Надо поспешить!» схватил свою трость, в которой был клинок, и выбежал из дома. Мы с графом последовали за ним, понимая, что Ростоцкому и Элизабет грозит опасность — Константин не ошибается в своих умозаключениях…

  

   Из журнала Константина Вербина

  

   История Тени и встреча с Ростоцким усилила мое беспокойство. Опасаясь за судьбу Сержа и Элизабет, я решил не медлить. Все просто. Зеркала, Тени, о чем Аликс и граф говорили с Гюго. Элизабет при помощи зеркала невольно позволила Тени вмешаться в наши жизни… Но как так вышло? Я не понимал…

   Ростоцкий теперь тоже в опасности, он жив только благодаря амулету предка, который защищает его от Тени… А Элизабет жива пока нужна Тени, пока послушно исполняет его приказы… и кто знает, что Тень прикажет в следующий раз? А вдруг она притворяется, и служит Тени осознанно…

Продолжение следует…

Общий текст романа

Часть 1 «Тени Нотр-Дама»
Часть 2 «Лабиринты Нотр-Дама»

В названиях глав использованы строки поэмы Эдгара По «Дорогой темной, нелюдимой»

Текст будет дополнительно вычитываться по ходу работы.

Обновления блога в моем паблике вконтакте

Мой facebook, Мой instagram

Реклама