Продолжаю публиковать по главам мой мистический детектив «ДОРОГОЙ ТЕМНОЙ, НЕЛЮДИМОЙ». Главы второй части.

ЧАСТЬ 2, Глава 3

Здесь тихая обитель

   Из книги, подаренной незнакомцем

   Париж, 1482 год

  

   Когда наступила ночь, Паолина покинула гостеприимный дом Изабеллы. У двери синьорину уже ждал воин Анубиса. Они отправились в тайную обитель мистического гостя, в которой должен был пройти еще один урок древних тайн. Каждый раз местом уроков становились комнатушки разных домов. Будто воин Анубиса опасался, что его могут выследить.

Паолина всякий раз заворожено смотрела на силуэт его черной маски в виде головы шакала, точно как на старинных рисунках.



Маска Анубиса выглядит так

   — Ты познала многие тайны, — сказал он, когда за ними закрылась дверь, и тусклая лампа осветила комнатку. — Теперь я могу раскрыть тебе секрет талисмана, который ты хранишь в шкатулке.

   Паолина, невольно прижала шкатулку к себе. Она никогда не расставалась с этим предметом.

   — Таинственный амулет может открыть путь в мистические лабиринты. Я говорил тебе, что на месте Нотр-Дама в древности стоял храм служителей культа древних египтян. Жрецы создали в храме эти лабиринты, ведущие в другие миры.

   — Значит, в подземельях Нотр-Дама есть таинственный лабиринт, а амулет ключ, который откроет дверь? — оживилась Паолина.

   — Почти, — ответил собеседник, — эти лабиринты не рукотворные каменные подземелья, это мистические зеркальные дороги на грани между мирами. Твой талисман не только отпирает незримую дверь в лабиринты, но и помогает выбрать нужную дорогу — становясь компасом путешествия между мирами, временем и пространством…

   — Мне даже неловко, что такой важный предмет достался мне на хранение! — воскликнула Паолина. — Жаль, что дядя Франческо не верит мне. Он должен был стать наследником своего брата… Что я могу сделать?

   Она опустила голову, печально вздохнув.

   — Ты должна остаться хранителем амулета, пока твой дядюшка не одумается, — ответил воин Анубиса, — не бойся, я здесь, чтобы помочь тебе.

   — Но я не рискну отправиться по лабиринтам! — воскликнула Паолина.

   — Нет надобности изучать лабиринты, — ласково сказал собеседник, — твоя задача беречь талисман, чтобы он не попал в злые руки, а моя задача — защитить тебя…

   Воин Анубиса положил ей руку на плечо.

   Паолина смотрела в его темные глаза, блестевшие сквозь прорези маски.

   — Не бойся, я стану твоим защитником… Впрочем, и ты сама уже сумеешь за себя постоять, — он добродушно рассмеялся. — Уверен, мои уроки не прошли даром.

   — Мне бы преодолеть страх… наверно, я никогда не перестану бояться…

   — Вскоре ты осознаешь, что сильнее многих…

   Добрые слова загадочного друга предавали храбрости.

   — Особенно боюсь, что воры украдут шкатулку, — сказала Паолина.

   — Нет… не украдут, талисман не послушается вора… Сила амулета подвластна только наследникам, получившим в дар, купившим или…

   Он вздрогнул, понимая, что едва не сказал лишнее.

   — Что «или»? — обеспокоено спросила Паолина.

   — Или как военный трофей в поединке… В поединке с твоим дядей Франческо Кавелли…

   — Я это подозревала…

   Паолина закрыла лицо руками.

   — Ну почему дядюшка так упрям?! Ему уже двадцать пять, пора бы стать мудрее!

   — Значит, не пришло его время стать матером амулета и познать древние тайны лабиринтов… — ответил воин Анубиса, — уверен, твой родственник одумается… Думаю, на сегодня хватит уроков, я провожу тебя домой…

   — Да, ты прав, воин Анубиса, сегодня я буду бестолковой ученицей, волнение от новых знаний не покидает меня… Мне даже жутковато… А тут еще хотят глупца Доминика де Гарде ко мне приставить, чтобы он шпионил для инквизитора. Трусливый и глупый Доминик! Не верится, что он сын мудрого и храброго Пьера де Гарде.

   — Тебе неприятен Доминик? — спросил воин Анубиса.

   — Хуже инквизитора…

   Собеседник на мгновение задумался.

   — Значит, тебе придется трудно. Ты должна согласиться проводить время в обществе Доминика, чтобы не вызывать подозрений, пусть он сопровождает тебя. Играй роль благодарной синьорины.

   — Фууу, — Паолина поморщилась. — Но ты прав, воин, мне нельзя вызывать подозрение и внимание инквизитора, не хочу чтоб меня обвинили в колдовстве и замучили. Пусть думают, что я тоже дурочка, которая тоже боится ведьм и колдунов.

   — Вы совершенно правы, синьорина! — похвалил воин Анубиса догадливость ученицы.

  

***

   Флер де Лис как обычно пришла на исповедь к отцу Гийому, она была готова, что он начнет укорять ее за близость с Кавелли и торопить со свадьбой, дабы прекратить блудные встречи.

   Отец Гийом встретил постоянную прихожанку с привычной ласковой улыбкой.

   Жестом он велел опуститься Флер на скамью, а сам сел рядом.

   — Хотелось бы видеть ваши чистые честные глаза, — сказал он.

   Молодая госпожа забеспокоилась. В мягком тоне собеседника прозвучала пугающая жесткость.

   — Предпочитаю сразу перейти к делу, — произнес Гийом пристально глядя в глаза собеседнице.

   — Мне известно, что лесная ведьма именно вам передала свою силу. Я знаю кем вы стали, и чем занимаетесь… Поэтому догадываюсь, что вам надобно от грубияна Кавелли… Вы хотите заполучить содержимое шкатулки, которая оказалась в руках его малолетней племянницы… Так вот, спешу предупредить, вы должны оставить любые попытки заполучить шкатулку…

   Лицо Флёр сделалось бледным, она едва не потеряла сознание от внезапного разоблачения.

   — Вы арестуете меня? — спросила она дрожащим голосом.

   — Нет, — покачал головой Гийом, — если вы попытаетесь заполучить шкатулку, я просто создам вам такую репутацию, что ни один приличный дом не пустит вас на порог! Вам придется уехать в самую глухую провинцию, где никто не знает вашего имени, поселится в хижине у заброшенного кладбища, где вы будете варить смрадные зелья. Вы будете жить вдали от людей и развлечений долгие-долгие годы. Для прекрасной светской госпожи эта кара стала бы страшнее казни и пыток, не так ли?

   Его голос вновь зазвучал ласково вкрадчиво.

   — Клянусь, что не буду пытаться заполучить шкатулку! — воскликнула Флёр. — Я даже и не думала об этом предмете…

   — Надеюсь, что вы сдержите свои слова, дочь моя, — он ласково по отечески обнял Флёр. — И помните, я слежу за каждым вашем шагом. Раз оступитесь — и вас ждет вечное изгнание… Будет очень жаль прятать такую красоту от людских глаз…

   Он осторожно взял Флёр за подбородок, любуясь ее хорошеньким лицом.

   — Полагаюсь на ваше благоразумие, мой ангел, — произнес он с улыбкой. — И не бойтесь меня, я ваш друг, готовый всегда наставить на путь истинный…

   Его холодные губы поцеловали лоб Флёр де Лис. Госпоже стало жутко, она ощутила себя мертвецом в гробу, с которым простились прощальным поцелуем.

   Флёр спешно покинула Нотр-Дам. Оказавшись на улице, она отпустила служанку вперед, сказав, что хочет немного поразмыслить после исповеди. Ее уединение нарушил Франческо Кавелли. Флёр растерянно слушала его слова.

   — Моя кузина Изабелла попросила передать, чтобы вы остались у нас погостить на недельку, — произнес он. — Я буду настаивать…

   — Я отвечу вам сегодня, — Флёр попыталась улыбнуться.

   — Что с вами? Полоумный инквизитор запугал вас? — Кавелли легко догадался о причине печального настроения собеседницы.

   — Проводите меня домой, я расскажу по дороге! — решилась она. — Лучше сразу буду честна с вами. Гийом решил, что я сблизилась с вами, чтобы заполучить шкатулку Паолины… Не знаю причины, по которой он заподозрил меня в таких намерениях.

   На мгновение сомнения вновь охватили Франческо, вдруг инквизитор прав? Флёр уловила его мгновенное недоверие и отстранилась.

   — Значит, вы мне не верите… ваше право, дальше я пойду одна… — она помахала служанке, которая шла впереди, постоянно оборачиваясь на госпожу.

   — Я верб вам! — воскликнул Кавелли, — но тоже буду честен, сомнения иногда грызут как червь. Я сомневаюсь, скорее, в себе, чем в вас — прекрасная госпожа полюбила такого грубияна как я и отвергла светского красавчика с изящными минерами… Не верю своему счастью…

   — Сомнения, — повторила Флёр, — иногда я не понимаю вас. Что вы за человек? Они забрели на узкую улицу. Видя примирение, служанка спешно завернула за угол, чтобы собеседники могли поговорить наедине в тишине узких улиц.

   Вдруг раздался подозрительный шорох. Франческо и Флёр замерли. Еще мгновение — Кавелли, заслонив даму, выхватил шпагу и кинжал, готовый к нападению.

   Из окна ближайшего дома выпрыгнули трое в масках.

   — Эта банда преследует меня, — проворчал Кавелли, — перехватив кинжалом первый удар нападавшего. — Бегите! — шепнул он Флёр.

   Она испугано попятилась вдоль стены, но не могла оставить дорогого друга. Один из злодеев подбежал к Флёр, он протянул руку, чтобы схватить ее за горло. Вдруг знания, полученные от лесной ведуньи, промелькнули в мыслях Флёр де Лис. Подняв руку, она произнесла неведомые ей слова, пристально глядя в глаза противника. Казалось, в эти мгновения даже голос ее изменился. Злодей пошатнувшись, упал под ноги к Флёр, которая брезгливо отступила.

   В это время шпага Кавелли пронзила сердце второго злодея. Кинжал снова ловко перехватил удар третьего врага. Франческо атаковал стремительно, пока враг не опомнился, ранив убийцу в руку шпагой. Кинжал нанес завершающий удар по горлу.

   Кавелли обернулся в поисках третьего злодея, и с удивлением заметил, что тот лежит мертвым на земле.

   — Заклинание действует! — Флёр бросилась на шею Франческо.

   — Наверно, злодей оказался слаб здоровьем, — пробормотал упрямый материалист. — Но я восхищен вашей храбростью.

   Они поцеловались, позабыв о недоверии.

   — Как я понимаю, моя помощь не нужна! — прозвучал недовольный голос Феба.

   — Городская стража снова прибежала последней, — усмехнулся Франческо.

   — Госпожа, я сразу побежала за подмогой, — спешно затараторила верная служанка.

   — Не стоило утруждать себя, — ответила Флёр. — Со мной синьор Кавелли, прекрасный фехтовальщик!

   Опираясь на руку Франческо, она последовала дальше вдоль улицы, даже не взглянув на былого возлюбленного. Флёр не понимала, как она могла раньше страдать по столь недостойному человеку, и зря она обижалась на Изабеллу, которой Феб сразу не понравился.

   — Нам лучше прекратить наши встречи, хотя б на время… — попросила она, — мне страшно… Вдруг инквизитор решит, что я желаю украсть шкатулку вашей племянницы.

   — Мы можем встречаться тайно… — шепнул Кавелли. — Сегодня ночью я буду у вас в гостях… как в прошлый раз…

   — Ох, так мне страшно, что вы упадете с балкона…

   — Не беспокойтесь, я долго тренировал свою ловкость.

   — Лазая по балконам соседских дам, — Флёр обиженно надула губки.

   — Вы мне льстите, — хохотнул Кавелли, — большинство дам меня боялись, думали, что я продал душу Дьяволу. Виной всему мои медицинские опыты, которые дают знания, необходимые для доктора. Только препарируя покойника, мы можем узнать точное строение человеческого тела и выяснить причины болезней. Иначе не создать нам нужных лекарств и не выбрать верного лечения для больных. А вы не боитесь? Вдруг я сам чёрт!

   Он скорчил страшную гримасу.

   — Я варю зелья из пальцев покойников, подчиняя себе их души, а подписанный контракт с Сатаной спрятан у меня под подушкой.

   Его голос прозвучал так жутко, что молодая дама вздрогнула.

   — Не шутите так, — поморщилась Флёр. — Мистика не игра! Очень надеюсь, что вы занимаетесь только медицинскими опытами, а в некротике несведущи.

   — Молчу-молчу, а то слишком много ссор за один день. Не хочу из-за глупых шуток потерять ваше доверие.

   Кавелли не мог найти внятного объяснения — как Флер без оружия победила одного из злодеев, и решил к этой теме пока не возвращаться.

  

***

   Музыкант Генгуар гостил у Изабеллы, радуя ее своими песнями и развлекая гостей вечерами. Паолина испытывала перед ним странное благоговение. Он казался ей гораздо старше и мудрее. Ей хотелось поговорить с музыкантом, но синьорина не знала, как начать разговор и какого совета спросить. Слишком много нового и необычного узнала за прошедшие дни.



Портрет музыканта
Рис. Якопо Понтомо

   Понимая смятение юной синьорины, Гренгуар сам начал разговор:

   — Я знаю, что тебе рассказал воин Анубиса, — улыбнулся музыкант, — и теперь ты должна рассказать об этом Вербинио…

   — Вы полагаете, что синьор Вербинио убедит моего дядюшку, что мистика не старомодные дурацкие истории? — оживилась Паолина.

   — Возможно, и твои слова помогут ему найти убийцу, — добавил Грингуар.

   — Только об уроках воина Анубиса я пока промолчу, иначе мне достанется от дядюшки.

   Получив совет, Паолина сразу же отправилась к Вербинио. Спешно и сбивчиво поведала она ему о своих приключениях.

   — Вы мне верите? — спросила она, закончив рассказ. — Мои слова не выдумки и не фантазии!

   — Конечно, синьорина, я верю вам, — спешно заверил Вербинио.

   — Но как мне убедить дядюшку?

   — Всему свое время, я полагаю…

   — Боюсь, что мы опоздаем…

   — Я сделаю все возможное…

   — Только, прошу вас, не говорите дядюшке про уроки воина Анубиса.

   — Разумеется, я ничего не скажу. Но обещайте мне ничего от меня не скрывать…

   — Обещаю! Как хорошо, что у нашей семьи такой добрый преданный друг.

   В комнату вошла Изабелла. Паолина, лукаво улыбнувшись, оставила влюбленных вдвоем. Изабелла и Бенедикт обнялись, когда они были наедине, недоверие друг к другу отступало.

   Насладившись поцелуями, они решили подняться в комнату Изабеллы, не дожидаясь вечера, но их романтическое уединение нарушил мрачный Франческо.

   — Не понимаю! — воскликнул он. — Болван Гийом хочет привязать к Паолине своего трусливого прихвостня Доминика де Гарде. Моя племянница и так забивает голову всякими глупостями. Боюсь, что неокрепший разум Паолины не вынесет глупостей Доминика.

   Он указал на письмо, которое держал в руках.

   — Полагаю, нам не стоит ссориться с отцом Гийомом! — твердо произнесла Изабелла. — Паолина мудрая девочка и поймет, что придется немного потерпеть общество неприятного юноши. Она взрослеет и давно усвоила — часто люди вынуждены проводить время не только с приятными собеседниками.

   — Да, Паолина согласна, — сказал озадаченно Франческо, — удивительно, даже не спорила со мной.

   — Соглашусь с синьориной Изабеллой, — сказал Бенедикт Вербинио. — Лучше избегать лишних ссор… Мой друг, ты слишком вспыльчив…

   — Прошу, не стоит учить меня дипломатии! — отмахнулся Кавелли. — Доминик придет к нам сегодня, постараюсь на него не смотреть.

   — Как ваша прошлая беседа с Флёр, мой дорогой кузен? — поинтересовалась Изабелла. — Она мне пишет, что вы повздорили, и отныне больше не желает тебя видеть? Знаю, что вы оба обладаете несносным нравом, но не ожидала от вас бурной ссоры.

   — Не желаю говорить о нашей размолвке, моя милая кузина, — прервал Франческо, — простите, лучше мне вас оставить…

   Не объясняя причины, Кавелли удалился.

   — Я опасалась, что Флер и мой кузен изведут друг друга, — вздохнула Изабелла. — Попытаюсь помирить их…

   — Не будем спешить, бурный нрав наших друзей переменчив… Пускай сами ищут пути примирения…

   Он говорил тоном строгого учителя, которому надоело мирить подравшихся школьников.

***

   Паолина с видом мученицы исполняла просьбу Изабеллы, дяди Франческо и, главное, мудрого воина Анубиса. Она провела остаток дня с Домиником в библиотеке дома.

   К счастью, гость оказался не назойлив. Доминик взял одну из книг и задремал в широком кресле. Паолина погрузилась в чтение, благодаря небеса, что ей не пришлось занимать неприятного человека разговорами и выслушивать его нытье о колдунах.

   Шкатулка стояла рядом с нею на столике.

   Оторвавшись от книги, Паолина задумалась о лабиринтах, о которых рассказывал воин Анубиса. Захотелось отправиться к Нотр-Даму, вдруг путь к лабиринтам прост и находится прямо перед взорами беспечных горожан. Амулет должен подсказать. Она приоткрыла шкатулку.

   Она прогуляется днем. Это не страшно, и навязчивый Доминик будет с ней, и даже не поймет причины прогулки.

   В библиотеку вошел Бенедикт Вербинио.

   — Я хочу отправиться к Нотр-Даму, — сказала она, — Доминик будет сопровождать меня… Надеюсь, дядя Франческо не станет возражать.

   — Я могу отправиться с вами, юная синьорина, — предложил Вербинио.

   — Не стоит, не желаю быть для вас обузой. Прошу вас не беспокоиться, слугам убийцы нужен дядя Франческо, только убив его — злодей сможет заполучить амулет. Я всего лишь хранитель. Если талисман украсть у меня, то он утратит силу в руках вора… Помните, я рассказала вам слова воина Анубиса.

   — Конечно, я помню каждое ваше слово, синьорина.

   Вербинио уронил одну из книг, прозвучал негромкий гулкий звук.

   Доминик открыл глаза и спешно осмотрелся по сторонам, рука его дрогнула. Он недоверчиво взглянул на Вербинио.

   — Простите, я так неловок, — произнес Бенедикт, поднимая книгу. — Колдунов в этой комнате нет, я уже всё осмотрел: под креслами, под шкафами, под диваном, за шторами.

   Паолина отвернулась, с трудом сдерживая смех. Доминик на мгновение растерялся и обиженно засопел, кутаясь в свой бесформенный наряд.

  

***

   Франческо нехотя разрешил Паолине и ее спутнику прогуляться к Нотр-Даму, хотя понимал, что Доминик далеко не самая надежная компания для прогулок.

   Паолина шла быстрым шагом, прижимая к себе шкатулку. Она почти не слушала усталое бормотание Доминика о том, что он не любит быстро ходить.

   Наконец, она увидела очертания манящего собора. В дневное время на площади у собора многолюдно, и сосредоточиться не удавалось. Синьорина вошла внутрь. Доминик последовал за ней. К счастью, он сразу опустился на скамью и, достав молитвенник, принялся бубнить духовные строки.

   Юная синьорина не спеша последовала по длинному коридору храма. Служба давно закончилось, внутри людей было немного. Мягкий сумрак окутывал своды храма, тонкие лучи пробивались сквозь витражи, не нарушая сумрачной печали. Сияние свечей у стен тоже не тронуло гармонию сумрака.

   Паолина ничего не чувствовала, никаких подсказок, она бродила под сводами храма в надежде получить разгадку, но безуспешно…



Может быть, неподалеку от Нотр-Дама в 15 веке

Продолжение следует…

Общий текст романа

Часть 1 «Тени Нотр-Дама»
Часть 2 «Лабиринты Нотр-Дама»

В названиях глав использованы строки поэмы Эдгара По «Дорогой темной, нелюдимой»

Текст будет дополнительно вычитываться по ходу работы.

Обновления блога в моем паблике вконтакте

Мой facebook, Мой instagram

Реклама