По подсказке княжны Элизы я решила рассказать о знаменитых «Гусарах смерти». Они отличались храбростью в бою и носили черные мундиры, их символикой стали серебряные черепа и знак мальтийского креста с черепом.
Гусары 5го Александрийского полка — «Черные гусары». Их называли «Гусарами смерти» и «Бессмертными гусарами».

алексей
Царевич Алексей в форме «Черного гусара»
О своих однополчанах очень точно и красиво сказал Николай Гумилев, служивший в полку «Черных гусар» в годы Первой мировой войны:
Взгляните: вот гусары смерти!
Игрою ратных перемен
Они, отчаянные черти,
Побеждены и взяты в плен.


Зато бессмертные гусары,
Те не сдаются никогда,
Войны невзгоды и удары
Для них как воздух и вода.

Ах, им опасен плен единый,
Опасен и безумно люб,
Девичьей шеи лебединой
И милых рук, и алых губ.

1812
Форма «Черного гусара» в 1812 году

MQ7ahzzx5yA
Парадная форма «Черного гусара» в начале 20 века
По исторической легенде, гусары 5-го Александрийского полка получили прозвища «гусары смерти» и «бессмертные гусары» во время войны с Наполеоном в 1812 году.

Во время одного из боев против армии Наполеона русские гусары воевали в группе с союзниками-немцами, полк которых назвался «Гусары смерти».
Генерал Блюхер, довольный боевой храбростью воинов, лично поздравил их с «блестящей атакой». Шел ливень, и гусары были в грязи «с кивера до пят». Генерал перепутал своих воинов с русскими гусарами. Тогда князь Мадатов сказал генералу, что это не его «Гусары смерти», а наши «Бессмертные гусары».
С тех пор «Черных гусаров» (это название встречается в официальных документах) именовали «Бессмертными гусарами» и «Гусарами смерти».

блюхер
Генерал Блюхер
В начале 20 века императрица Александра Федоровна стала шефом «черных гусар» и предпочитала называть полк именно «Бессмертные» и в официальных документах.

Эмблема полка — серебряный череп, в те времена означала храбрость в бою. Нагрудным знаком «черных гусар» стал мальтийский крест с черепом в середине. Среди гусар полка были распространены бытовые предметы, украшенные черепами: канделябры, столовые приборы, детали мебели.
Огромный металлический череп, в глазах которого светились электрические лампочки, был установлен в начале 20 века на балконе здания офицерского собрания в г. Калише.

звезда
Звезда гусар смерти

знак
Знак гусар смерти

шапка
Шапка с черепом, 1913 год
В начале 20 века императрица Александра Федоровна стала шефом «черных гусар» и предпочитала называть полк именно «Бессмертные», даже в официальных документах.

алесандра
Императрица Александра Федоровна. Шеф полка «Бессмертных гусар» с 1904 года
Гимн «Гусар Смерти»
«Оружьем на солнце сверкая»

Оружьем на солнце сверкая,
Под звуки лихих трубачей,
По улицам пыль поднимая,
Проходил Полк гусар-усачей.

Марш вперёд, труба зовёт,
Чёрные гусары!
Звук лихой зовёт нас в бой,
Наливайте чары!

А там, приподняв занавесы,
Лишь пара голубеньких глаз
Смотрела. И чуют повесы,
Что здесь будет немало проказ!

Вот Полк разведён по квартирам.
Уж полночь, всё спит мёртвым сном.
Не снится седым командирам,
Что творится у них под окном.

Наутро, оружьем сверкая,
Под звуки лихих трубачей,
По улице пыль поднимая,
Уходил Полк гусар-усачей.

А там, приподняв занавесы,
Лишь пара голубеньких глаз
Искала среди уходивших
Виновника милых проказ.

И часто, при свете лампадки,
Во мраке осенних ночей
Вспоминали потухшие глазки
Про те звуки лихих трубачей.

Видео со старой фотохроникой под песню гимна «черных гусар»

uaS-cGbMI_A
Музыкант полка, 1907-1009
Николай Гумилев служил в полку «черных гусар» в годы Первой мировой войны, за отвагу в бою получил 2-й знак отличия военного ордена (Георгиевского креста). Сохранились военные письма (1914-1917 годы), по которым можно судить о тяготах военной жизни.
«Мы наступали, выбивали немцев из деревень, ходили в разъезды, я тоже проделывал всё это, но как во сне, то дрожа в ознобе, то сгорая в жару. Наконец, после одной ночи, в течение которой я, не выходя из халупы, совершил по крайней мере двадцать обходов и пятнадцать побегов из плена, я решил смерить температуру. Градусник показал 38,7».

gumilev
Николай Гумелев с Анной Ахматовой и сыном Лёвой
«Представь себе человек сорок офицеров, несущихся карьером без дороги, под гору, на гору, через лес, через пашню и вдобавок берущих препятствия: каналы, валы, барьеры и т.д. Особенно было эффектно одно — посредине очень крутого спуска забор и за ним канава. Последний раз на нём трое перевернулись с лошадьми. Я уже два раза участвовал в этой скачке и не разу не упал, так что даже вызвал некоторое удивление» (Из письма жене Анне Ахматовой о полковых учениях, август 1916 год).

«Я очутился в окопах, стрелял в немцев из пулемёта, они стреляли в меня, и так прошли две недели»
(письмо Ларисе Рейснер, январь 1917 год)

Из рассказа полковника А. В. Посажного (по записи Ю. А. Топоркова):
«В 1916 году, когда Александрийский Гусарский полк стоял в окопах на Двине, шт.-ротмистру Посажному пришлось в течение почти двух месяцев жить в одной с Гумилевым хате. Однажды, идя в расположение 4-го эскадрона по открытому месту, шт.-ротмистры Шахназаров и Посажной и прапорщик Гумилев были неожиданно обстреляны с другого берега Двины немецким пулеметом. Шахназаров и Посажной быстро спрыгнули в окоп. Гумилев же нарочно остался на открытом месте и стал зажигать папироску, бравируя своим спокойствием. Закурив папиросу, он затем тоже спрыгнул с опасного места в окоп, где командующий эскадроном Шахназаров сильно разнес его за ненужную в подобной обстановке храбрость — стоять без цели на открытом месте под неприятельскими пулями».

анастасия
Великая княжна Анастасия Николаевна
В 1915 году, находясь на лечении в госпитале Царского села, Гумилев посвятил стихи царевне Анастасии, которая навещала раненых.
«Её Императорскому Высочеству Великой Княжне Анастасии Николаевне ко дню рождения»
Сегодня день Анастасии,
И мы хотим, чтоб через нас
Любовь и ласка всей России
К Вам благодарно донеслась.

Какая радость нам поздравить
Вас, лучший образ наших снов,
И подпись скромную поставить
Внизу приветственных стихов.

Забыв о том, что накануне
Мы были в яростных боях,
Мы праздник пятого июня
В своих отпразднуем сердцах.

И мы уносим к новой сече
Восторгом полные сердца,
Припоминая наши встречи
Средь царскосельского дворца.

Судьба поэта-героя трагична. Как большинство офицеров царской армии, он был расстрелян в 1921 году как «враг народа», Николаю Гумилеву было 35 лет.

bERuVB8WDQ8
Офицер полка

спорт
Гусары на спортивных соревнованиях в Германии в начале 20 века

«Марш Чёрных гусар» (1908-1913)

Кто не знал, не видал
Подвигов заветных?
Кто не знал, не слыхал
Про гусар Бессмертных?
Марш вперёд, труба зовёт,
Чёрные Гусары!
Марш вперёд, смерть нас ждёт,
Наливайте чары!
Начинай, запевай
Песню полковую,
Наливай, выпивай
Чару круговую!
Ты не плачь, не горюй,
Моя дорогая,
Коль убьют, позабудь —
Знать судьба такая.
Не стоят, а храпят
Кони вороные,
Не ржавеют, а горят
Сабельки кривые!

Еще одним знаменитым «гусаром смерти» был барон Карл Густов Маннергейм, друг Николая II, будущий фельдмаршал Финляндии (1933 год), президент Финляндии (1944-1946 годы). В русской армии к барона называли Карл Густавич.

барон
«Гусар смерти» — молодой барон Маннергейм (в центре), пока еще корнет
Он начал службу в русской армии в 1887 корнетом, а завершил в 1917 году генерал-лейтенантом
В Первую мировую войну Маннергейм был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. О его боевых качествах характеризуют стихи однополчан:

Крест Георгиевский белый
Украшает Вашу грудь;
Есть чем Вам, жестокий, смелый
Бой с врагами помянуть.

В бою барон казался неуязвимым от вражеских пуль. Он говорил, что у него есть талисман, который он всегда носил с собой в левом нагрудном кармане — серебряная медаль участника коронации Николая II — 1896 года.
Барон Маннергейм успел уехать в Финляндию в конце 1917 года. О начале революции генерал с сожалением вспоминал, что не смог защитить своих офицеров.
«Я окончательно утвердился в мысли, что командир, который не может защитить своих офицеров от насилия, не может оставаться в российской армии» — писал Маннергейм.

Вскоре по парадоксу судьбы «слуга государев», верно служивший русскому императору, станет врагом Советской власти и проявит себя как сильный противник в трагичной русско-финской войне. Но это уже отдельная тема.
Для Маннергейма, как и для многих царских офицеров советская власть выглядела «империей зла». Причины таких взглядов вполне понятны: расстрел царской семьи, гибель боевых друзей от рук «красных дегенератов», политические репрессии – вполне создавали такое мнение. Для эмигрантов революции это была уже совсем другая страна.

Взгляды «черных гусар» на революцию точно отражены в стихах гусара В. Петрушевского:

Новый 1918 год
Год наступает голодный,
В центре России война,
Стонет от «власти народной»
Наша родная страна.
В зареве грозных пожаров
Тени шакалов снуют,
Дикия банды вандалов
Цепи России куют.
Подняли брата на брата
Вихри безумных идей,
Отдана щедрая плата
Замыслу кучки людей.
Грезы о счастьи в тумане,
Стонет и плачет народ —
Он получил «на экране»
Хартию русских свобод.

ExHKN1a5GuE
Каждый год в эмиграции «гусары смерти» отмечали день полка 30 августа.

30 августа (день полка)

Слышу звуки фанфар, слышу марш Полковой,
Бью челом из чужбины далёкой.
И за Чёрных гусар, за свой Полк дорогой,
Подымаю бокал одинокий!

Хоть далёк я от вас, хоть я брошен судьбой,
Хоть забыт я былыми друзьями,
В этот день, как всегда и везде, всей душой
Я незримо за вас и меж вами.

В этот день я полней наливаю стакан.
Опираясь на саблю кривую,
И молюсь за Штандарт, и за наш доломан,
И за нашу семью Полковую.

Многих вырвала жизнь из среды дорогой,
С одного положивши удара.
И толкает вперёд проторённой тропой
Их под маркой былого гусара.

Но настанет пора, и трубач Полковой
Затрубит боевые сигналы!
Я из гроба приду, стану мёртвым в ваш строй,
Где Бессмертным стоял я, бывало!

Послушать песни «Гусар смерти»

Обновления блога в моем паблике вконтакте

Мой facebook, Мой instagram

Реклама