Роман «ДОРОГОЙ ТЕМНОЙ, НЕЛЮДИМОЙ»
ЧАСТЬ 1. «ТЕНИ НОТР-ДАМА»


Глава 12

Взметнуться ввысь

   Париж 184* год

  

   Из журнала Александры Каховской

  

   Я не ожидала встретить Виктора Гюго в гостиной графа Н*. Промелькнула мысль, что он желает переговорить наедине с графом, и мне придется уйти. Однако писатель оказался очень рад нашей встрече.



Нотр-Дам утром

   В это мгновение я взглянула в зеркало, висевшее на стене. На меня испуганно смотрело лицо гадалки Элизабет. Ее черты окутал туман. Скрывая ужас, я отвела взор и снова взглянула в зеркало — лица не было. Предчувствия смерти Элизабет не посещали меня. Она жива, я не сомневалось. Что значит это видение?

   С трудом удалось унять волнение. Граф уловил мое беспокойство, но промолчал.

   — Мадемуазель Аликс, — произнес Гюго радостно, — я очень рад, что застал вас… Хотелось бы поговорить о тенях Нотр-Дама, которые описаны в моем романе.

   Сдержав чувства, я опустилась в кресло. Граф встал за моей спиной, с интересом глядя на собеседника.

   — Тени Нотр-Дама преследуют вас, не так ли? — вопрос Гюго прозвучал как утверждение. — Мне самому начинает казаться, что под влиянием магии собора я описал реальную историю…

   — Меня беспокоит, что я не понимаю цели, которую преследуют тени. А их туманные знаки также не ясны, — ответила я взволнованно.

   Стоило огромного труда сдержаться, чтобы не рассказать о книге, подаренной незнакомцем.

   — Верно, нам нужно понять причину, почему призраки преследуют вас, — согласился граф, — Теперь и я уверен, что есть связь с недавними событиями…

   — Если вы верите моим словам, — робко произнесла я, — покойный мсье д’Эри заполучил рукописи Фролло, которые передал по наследству племяннику — Шарлю Конди. Да, все взаимосвязано! Ваши умозаключения будут особенно полезны! Тени Нотр-Дама сказали вам больше, чем мне.

   Гюго вздохнул.

   — Пока у меня промелькнула единственная мысль. Талисман Эсмеральды… Казалось бы совсем незначительный предмет… Вдруг вспомнилась талисманная магия эпохи ренессанса, — задумчиво произнес писатель.

   Снова сдержалась, чтобы не рассказать о книге. Помню рассуждения воина Анубиса о талисмане вселенной, который может принести своему владельцу непобедимое могущество.

   — Возможно, у Эсмеральды был фрагмент очень сильного амулета, — будто предположила я.

   — Возможно, — согласился Гюго, — и очень любопытно, где сейчас этот талисман? В чьих руках он находится?

   — Полагаете, нам нужно отыскать талисман? — уточнил граф. — Любопытно, сколько владельцев он сменил… Но если поразмыслить, нашлись рукописи Фролло, значит, найдется талисман. Значит, амулет цыганки — фрагмент талисмана вселенной, так ведь, моя милая Аликс?

   В его голосе прозвучала нескрываемая нежность, Гюго лукаво улыбнулся, будто стал свидетелем романтической сцены.

   — Да, — ответила я уверенно, — талисман Эсмеральды — один фрагмент талисмана вселенной. Готова поклясться, что существует другой фрагмент… Откуда я это узнала, пока сказать не могу.

   — Возможно, наш тайный противник уже соединил оба фрагмента амулета и ждет подходящего часа, — забеспокоился Гюго.

   — Увы, пока у меня нет никаких подсказок, — пожала я плечами. — Призрак Фролло указал мне, что у Шарля Конди сейчас находятся его книги. Но мне никто не дал знака о талисмане… Призракам нельзя оказывать влияние на события мира живых. Возможно, подсказка о талисмане окажется ключом от всех тайн, которые нам самим нужно открыть. Поэтому призраки молчат.

   — Уверен, талисман в Париже! — воскликнул Гюго.

   — Согласен, в Париже и, наверно, в руках убийцы, — заметил граф печально.

   — Мой родственник Вербин найдет убийцу, — произнесла я уверенно.

   — Не сомневаюсь, — ответил граф, — но наша помощь не помешает…

   — Попытаюсь разузнать о необычных предметах, которые продавали ювелиры и ростовщики. Такой талисман не заметить невозможно, — уверенно произнес Гюго.

   На этом разговор завершился. Писатель покинул нас, одарив лукавой улыбкой.

   Я поднялась с кресла, нужно было возвращаться домой, чтобы успеть к ужину.

   Граф обнял меня и прошептал.

   — Милая Аликс, как мне не хочется вас отпускать…

   Но его нежности были прерваны визитом лакея, который сообщил о визите «посетителя».

   — Проводите его в мой кабинет, — ответил граф.

   — Кто ваш посетитель? — поинтересовалась я.

   — Расскажу позднее, — ответил он улыбнувшись. — Простите, что покидаю вас. Мой лакей вас проводит.

   Меня охватило беспокойство — что граф задумал? Мне бы не хотелось разочароваться в этом человеке!

  

   Из журнала Константина Вербина

  

   Сегодня Сергей Ростоцкий попросил меня отправиться с ним к гадалке Элизабет. Мой друг выглядел взволнованным и озадаченным.

   — Будь я материалистом, то заподозрил бы, что бедняжка во власти безумия, — сказал он, — но я мыслю иначе и полагаю, что кто-то управляет сознанием Элизабет на расстоянии. Кто-то заставляет гадалку совершать поступки во сне, которые она потом не помнит.

   Я решил не медлить, и мы отправились в салон Элизабет.

   Мы застали гадалку неподвижно сидящей на полу. Она склонилась над разбитым зеркалом и рыдала, закрыв лицо руками. Услышав шум открывшейся двери, мадемуазель вздрогнула.

   Завидев нас, она спешно поднялась на ноги и попыталась улыбнуться, утерев слезы.

   — Жаль зеркала, — запинаясь, произнесла она, — долго служило мне, а изготовить зеркало для гадания непросто и дорого, я знаю только одного мастера.

   — Отдых будет вам полезен, мадемуазель, — произнес я учтиво, — полагаю, вы очень устали от ваших мистических трудов…

   — Вы правы, — печально улыбнулась гадалка, — я очень устала и решила на время оставить ремесло…

   — Вам лучше оставить это ремесло навсегда, — добавил Ростоцкий.

   Элизабет кивнула, сдерживая слезы.

   Сергей опустился на колени над разбитым зеркалом.

   — Не трогайте! — закричала Элизабет.

   Мой друг с изумлением взглянул на гадалку.

   Он достал египетский амулет, который носил на цепочке для часов. Даже я, не обладая мистическими талантами, заметил, что талисман засветился тусклым синеватым светом.

   — Вы что-то скрываете, мадемуазель, — произнес я вопросительно.

   Гадалка тяжело вздохнула, прикрыв глаза. Мы терпеливо ждали ее ответа.

   — Тень в зеркале, — наконец ответила Элизабет, — странная тень преследует меня… Об это вы уже знаете… Ничего нового не случилось.

   — Вас пугают зеркала? — уточнил Ростоцкий.

   — Я привыкла, что странная тень может промелькнуть в обычном зеркале, и смирилась как с одной из трудностей мистического ремесла. Но сегодня в зеркале для гадания эта тень вдруг оказала на меня сильное воздействие. Тень едва не забрала все мои жизненные силы, казалось, что она тянет меня в зазеркалье. Я разбила зеркало, но чувствую, что тень не оставит меня. Она может проникнуть в наш мир. Если тень воспользовалась мистическим коридором в моем гадальном зеркале, то легко найдет другой путь.

   — Позвольте узнать, что стало причиной появления тени? — спросил я. — Мистические явления не появляются случайно.

   Мадемуазель вздрогнула, испуганно глядя на меня:

   — Не знаю, — ответила она честно, — я делала все, как обычно, ничего нового… не понимаю, почему я во сне брожу по улицам, а потом ничего не помню. Не могу предположить, откуда это проклятье, и даже не понимаю, откуда эта тень! И не представляю, чем может оказаться это существо из зазеркалья.

   — Возможно, во сне вы выполняете приказы тени? — поинтересовался я.

   — Не знаю?

   Она снова разрыдалась.

   — Прошу вас, оставьте меня. Прошу вас…

   — Мы вас проводим к вашему жениху, — произнес Серж уверенно.

   — Не стоит, Репоташ в отъезде, — она вздохнула. — Приказали уехать на три дня! Я не хотела, чтобы у него были трудности, поэтому заверила, что тень ушла навсегда, меня ничего не беспокоит.

   — Действительно, вас нельзя оставлять одну, — согласился я. — Предлагаю стать гостем в нашем временном парижском пристанище. Моя супруга Ольга будет рада вашему визиту.

   — Я согласна, — кивнула Элизабет, даже не пытаясь отказаться. — Готова пойти прямо сейчас, за вещами пошлю позже.

   Гадалка испытывала страх, хотя и старалась этого не показывать.

   Разумеется, не было уверенности, что Ольга обрадуется гостье, которая бродит по ночам, но надежда на понимание оставалась.

   — Я возьму осколки зеркала, — сказал Ростоцкий.

   — Только не дотрагивайтесь, — сказала Элизабет взволнованно. — Возьмите платком и положите вон в эту шкатулку.

   Сергей последовал совету гадалки.

   — Может, Аликс поможет, — задумался он, глядя на осколки. — Ничего не вижу.

   — Пусть осколки останутся у вас, — шепнул я Ростоцкому, — моя супруга такого подарка, точно, не одобрит.

   Друг согласился.

   Когда мы прибыли в наше временное пристанище, Ольга только что вернулась. Заметив волнение Элизабет, моя добродушная супруга распорядилась немедля проводить ее в гостевую комнату.

   — Бедняжка совсем измучила себя предсказаниями, — поморщилась Ольга, — надеюсь, что когда Элизабет выспится, сможет рассуждать здраво. Кстати, она бродит во сне только ночами? Надо запирать двери спальни, скажу об этом Аликс. Кстати, я встретила Климентину, которая жаловалась, что Аликс сбежала с лекции мадам Рози…

   — Этого следовало ожидать, — усмехнулся я.

   — Аликс отправилась бродить по городу. Ох, меня всегда беспокоили эти привычки, но препятствовать я не могу! — Ольга вздохнула. — Потом ее видели в обществе графа…

   В этот момент в гостиную вошла Аликс, которая, услышав упоминание о графе Н*, покраснела.

   — Да, о чем вы беседовали с графом Н*? — спросила Ольга.

   — У нас была встреча с Виктором Гюго, — быстро ответила барышня.

   Она спешно рассказала о талисмане и намерениях писателя отыскать продавца.

   — Надеюсь, граф не только донимал тебя мистическими рассуждениями? — спросила Ольга.

   — Не только, — ответила Аликс, запнувшись, — не стоит об этом… граф по-прежнему желает, чтобы я приняла его предложение…

   Мы с Ольгой переглянулись. Я вспомнил недавнюю встречу с графом, он говорил, что с нетерпением ждет согласия Аликс на брак. Граф не лукавил, ему нужна Аликс…

   — У нас гостит гадалка Элизабет, — переменила тему Ольга, — Она сейчас отдыхает… Советую тебе запирать свою комнату, тебе ведь известно, что Элизабет бродит во сне.

   Аликс кивнула.

   Я рассказал историю о разбитом зеркале и тени.

   В ответ Аликс пересказала мне свое видение в зеркале графа.

   — Удивительно, — задумался я, — Время совпадает. Возможно, ты видела Элизабет в тот момент, когда на нее напала таинственная тень. Гадалка говорила, что тень хотела забрать ее жизненные силы, увлечь в зеркало…

   — Наверно, таким способом странная тень заставляет Элизабет выполнять приказы во сне, — задумалась Аликс.

   — Возможно, — ответил я задумчиво. — Значит, душа Элизабет оказывается в зазеркалье, а ее тело получает кто-то другой…

   — О Боже, хватит! — взмолилась Ольга, — сейчас начну сожалеть о своей доброте, что приютила эту сумасшедшую. Только чудовищ из зеркал нам не хватает!

  

   Из журнала Александры Каховской

  

   Новость о гостье Элизабет вызвала у меня беспокойство. Какие мистические силы преследуют гадалку? Я надеялась, что утром Элизабет поговорит со мной.

   Спать решила лечь пораньше.



Рис. Siegfried Zademack

   Среди бессмысленных сновидений мне приснился яркий сон, события которого происходили будто наяву.

   Я увидела графа Н* в своем кабинете, он сидел за столом, разложив карты. Свеча тускло освещала комнату. Граф взял одну из карт, которую перерезал ножницами, прочитав заклинание.

   Проснувшись, я испуганно села на постели.

   Граф не скрывал от меня, что раньше выполнял мистические убийства при помощи карт. Именно благодаря магическим преступлениям он получил богатство и титул.

   Тогда я не посмела осудить графа. Не знаю, как поступила бы на его месте. Мне не довелось повидать невзгоды, с которым столкнулся этот человек. Я поверила, что граф всегда тщательно выбирал заказы, становясь орудием мести подлецам. А за месть люди платили щедро.

   Помню, графу пришлось расплачиваться за последствия совершенных убийств — закон равновесия. После он говорил, что не вернется к былому ремеслу.

   Вспомнился вчерашний посетитель, о котором граф не пожелал мне рассказать.

   Больше уснуть не удалось. Как только рассвело, я быстро собралась и выскользнула из дома.

   Лакей, встретивший меня приветливо как домочадца, спешно проводил к графу. Мой таинственный друг наслаждался утренним кофе на балконе.

   Когда я подошла к графу, то с удивлением заметила, что столик накрыт к завтраку на двоих.

   Граф, поприветствовав меня по правилам этикета, пригласил присоединиться.

   — Я ждал вас, Аликс, — произнес он.

   — Значит, вы знаете о вопросах, которые мне хочется вам задать? — спросила я. — Вы снова взялись за убийства? Я вас не осудила за прошлое, но не могу понять настоящего. Зачем вы вновь принялись за старое? Неужто позабыли о законе равновесия? Вспомните, как вам пришлось… А тот вчерашний посетитель? Он был посыльным вашего нанимателя?

   Услужливый лакей молча налил мне кофе, от которого я не смогла отказаться.

   Собеседник молча выслушал мои возмущенные расспросы.

   — Я не мог отвергнуть просьбу человека, которому многим обязан, — ответил граф спокойно, — Он попросил меня о помощи.

   Я не знала, что ответить. Для меня не тайна, что я могу не только предчувствовать смерть и видеть знаки умерших. Мне дано мысленно убивать… Но после каждого убийства уменьшается моя жизнь… Таков закон равновесия. Да, я пользовалась этой опасной способностью, но чтобы спасти себя и близких от гибели.

   Мне не хотелось искать графу оправданий, однако я пыталась понять причины его действий.

   — Кто этот друг, и чем вы ему обязаны? — спросила я. — Кого избрали жертвой и почему?

   — Вы, действительно, хотите все узнать? — поинтересовался он задумчиво. — Не испугаетесь?

   — Неужели есть нечто, что может меня испугать? — иронично ответила я. — Все чудовища промелькнули в моих видениях!

   — Раз вы полны решимости, тогда этим вечером предлагаю вам отправиться в мистический клуб, — сказал он, — вы будете моей спутницей…

   — Спутницей? — переспросила я. — А вдруг в этом клубе окажется кто-то из знакомых Константина и Ольги?

   — Ваше лицо будет скрыто маской… Так поступает большинство посетителей клуба, не каждый рискует открыть лицо. Я один из немногих, которым нечего скрывать.

   Идея показалась мне заманчивой. Особенно порадовало доверие графа.

   — Готова отправиться с вами! — воскликнула я, заинтригованная возможностью побывать в мистическом обществе.

   — Замечу, многие гости клуба были бы рады видеть вас без маски, вы давно снискали уважение среди лучших мистиков Европы, — заметил он.

   — Значит, увидимся вечером, — улыбнулась я, поднимаясь со стула.

   Граф нежно удержал меня за руку.

   — Мне нужно спешить, — ответила я, хотя очень хотелось остаться, — не нужно, чтобы родные торопили меня с принятием вашего предложения. Вчера они догадались о нашем приятном времяпровождении…

   — Надеюсь, после нашей прогулки вы будете мне доверять, — ответил граф.

   — Дело не в вас, дело во мне, — ответила я честно. — Иногда кажется, что я живу последние дни. Хотя меня перестали мучить кошмары, и странный улыбающийся человек больше не приходит во сне… Но все это напоминает затишье перед бурей… За мой талант последует расплата, я это чувствую!

   — Мой друг знает, как вам помочь, — перебил граф, — довольно похоронных настроений!

   Его суровый тон оказался весьма кстати, чтобы «похоронное настроение» не поглотило меня.

  

  



Аликс


Песня в тему (с переводом)
Mon ange

  

В названиях глав использованы строки поэмы Эдгара По «Дорогой темной, нелюдимой»

Текст будет дополнительно вычитываться по ходу работы.

  

Реклама