Уильям Дампир — ученый пират. Автор шести книг, в которых подробно описал свои путешествия. Внес вклад в развитие географических исследований новых континентов. Член Британского Королевского Общества.


Уильям Дампир (1651-1715)

Молодость Уильяма Дампира прошла мирно. Морскую карьеру он начал в 21 год, «хочу увидеть мир» — писал он в дневнике. Уильям занялся рыбным промыслом в водах Северной Атлантики. В 1675 году в 24 года Дампир отправился в теплые широты – Гондурас, где планировал построить собственные корабли. Идею завершить не удалось, налетевший шторм разрушил строящиеся суда.
Дампир вернулся в Англию, приобрел небольшое имение и женился на родственнице герцога Графтона.

В 1680 году 30-летний Уильям Дампир отправился на Карибы, планируя заняться торговлей.
С молодой женой будущий пират провел несколько месяцев. Провожая Уильяма, супруга сказала ему: «Только ненадолго, там на Тортуге очень распутные женщины». Больше они не увиделись.


Марка с портретом Дампира

Дампир прибыл на Ямайку, где ему встретились пираты Роберт Соукинс, Джон Коксон и Бартоломей Шарп, от выгодного предложения которых путешественник не смог отказаться.

В команде Дампира сменялись капитаны, их преследовали неудачи.

Капитан Коксон был обвинен в трусости после штурма испанского судна и бежал с корабля. Его место занял капитан Соукинс, который вскоре погиб в бою.
Возглавил пиратов капитан Шарп, который вскоре вызвал недовольство команды, так как не выполнил свои обещания по «тысячам фунтам стерлингов». Был избран новый капитан Джон Уотлинг, который погиб при столкновении с испанцами.

С новым капитаном поссорился Дампир, его поддержали сорок пиратов, которых возглавил Джон Кук. Пираты покинули команду на двух лодках и двух каноэ. Ночью, приблизившись к берегу, они затопили лодки и добрались вплавь, чтобы не привлекать испанцев.
Команде пришлось пробираться через джунгли, от голодной смерти их спасли индейские племена. Некоторые пираты захотели остаться с индейцами и даже сделали себе татуировки на местный манер.


Портрет вождя

Дампир описал путешествие через джунгли в своем дневнике:
«На четвертый день мы начали наш марш рано, так как до полудня обычно было ясно, а пополудни шел сильный дождь. Но нам было в общем все равно: шел ли дождь, или светило солнце, ибо я совершенно уверен в том, что мы переходили реки по 30 раз в день… Мы не могли ни высушить одежду, ни обогреться, еды не было: все это делало переход очень тяжелым для нас…

Когда мы перешли реку, то стали ждать отставших спутников… Через полчаса они подошли. Но тем временем прибыло столько воды, что ни они не могли перейти реку, ни мы им помочь. Мы решили подождать, пока вода спадет. Мы прошли две мили вдоль реки и там соорудили шалаши, пройдя за этот день шесть миль. Едва мы успели построить шалаши, как река еще больше разлилась и затопила берега, вынуждая нас отойти подальше. Ночь наступила до того, как мы смогли сделать новые шалаши, и нам пришлось лечь прямо на землю… Кто под одним деревом, кто под другим, и это было бы достаточно удобно, если бы погода была сухая. Но большую часть ночи шел необычно сильный ливень, сверкали многочисленные молнии и раздавались страшные раскаты грома.

На следующее утро, это был восьмой день пути, мы подошли к берегу и увидели, что вода спала… Тогда мы стали думать, как перейти реку… Но это было не так просто: мы не были в состоянии переправить наши вещи. Наконец мы решили послать одного человека через реку с веревкой, с тем чтобы переправить сначала все наши вещи, а затем людей.

Согласился это сделать Джордж Гейни. Он взял один конец веревки и быстро обмотал его вокруг шеи, а второй оставил на берегу, и другой человек остался около веревки. Но когда Гейни был на середине реки, веревка, тянувшаяся за ним, случайно перекрутилась или запуталась, и человек, который следил за веревкой на берегу, схватил ее, от чего Гейни перевернулся на спину, а тот человек, который держал веревку в руке, бросил ее в реку, думая, что этим он исправит свою ошибку. Но течение было очень сильным и пловец, у которого на спине в мешке было три сотни долларов, пошел на дно, и мы его никогда больше не видели. Те двое, которых мы оставили на другом берегу за день до этого, рассказывали нам потом, что нашли его, лежащего мертвым у реки. Эдди оттащил его подальше на берег вместе с мешком на спине. Но денег они не взяли, будучи озабоченными лишь тем, как им выбраться из этой незнакомой местности».


Титульный лист книги Дампира

Через двадцать три дня они вышли к Атлантическому побережью в местности Саунд-Кей.
Из записей Дампира:
«Так мы закончили наше путешествие… за 23 дня, пройдя, по моим расчетам, 110 миль, преодолевая высокие горы, но обычно наш путь проходил по долинам через глубокие и опасные реки».

К удачи пиратов, мимо проходил корабль их друга капитана Тристана, который принял на борт Дампира и его коллег.

Судовой доктор Уофер, нарядившийся в одежду индейцев и сделавший татуировки, вспоминал о своих приключениях:

«Я хотел проверить, узнают ли они меня в этом обличье. Прошло около часа, прежде чем один человек из команды вдруг воскликнул: «Да это же наш доктор!» Они окружили меня и поздравляли с прибытием. Я сделал все, чтобы смыть с себя краску, но прошло около месяца, прежде чем я смог хоть как-то избавиться от нее, так как краска впиталась в кожу и так затвердела на солнце, что сходила вместе с кусочками кожи».

Вынужденное бездействие не нравилось Дампиру, спутники вызвали у него раздражение. «Это были самые унылые создания, каких я когда-либо видел… И хотя погода была плохой, что требовало многих рук наверху, большая часть из них слезала с гамаков только для того, чтобы поесть и справить нужду» — писал он в дневнике.

Приключения Дампира продолжились на судне «Месть» капитана Джона Кука. На этом 18-пушечном корабле они захватили 40-пушечный Голландский корабль, который назвали «Услада холостяка», потому что на нем находилось 30 молодых негритянок.


Нападение пиратов

У берегов Южной Америки пираты провели 18 месяцев.
В перерывах между пиратскими набегами Дампир вел научные наблюдения:
«Дерево авокадо такого размера, как самоё большое грушевое дерево, и обычно очень высокое; кора черная и очень гладкая; листья большие, овальной формы, плод размером с большой лимон. Он зеленого цвета, пока не созреет, а тогда он немного желтеет.

Они редко пригодны для еды, пока не полежат два или три дня, после того как их соберут; тогда они становятся мягкими, и кожура очищается. Мякоть зеленого цвета или с небольшой желтизной. Внутри мякоти находятся косточки размером с каштан. Этот фрукт сам по себе не сладкий, поэтому его смешивают с сахаром и лимонным соком, тогда это отличное кушанье. Обычно его едят с солью, уксусом и поджаренными бананами; и если человек голоден, то это хорошая еда для него. Его полезно есть в любом виде».

Пираты последовали по стопам Дрейка, обойдя Южную Америку у мыса горн. К их кораблю присоединился лондонский корабль «Николас». Пираты грабили прибрежные города и испанские суда.


Уильям Дампир. Рис. Severino Baraldi

Дампир подробно описал плавание вдоль южноамериканского побережья.

«Здесь мы чистили наши корабли, — писал он об острове Лобос у берегов Перу, — а когда были готовы к плаванию, допросили пленных, чтобы узнать, сможет ли кто-либо из них указать на города, на которые мы могли бы с успехом напасть, поскольку до этого они сообщили нам, что испанцы о нас знают и пока мы здесь находимся, не будут отправлять по морю сокровища. Говорилось о многих городах, таких, как Гуаякиль, Трухильо и др. Наконец, Трухильо был указан как наиболее важный, поэтому, похоже, надо было идти туда и захватить город.

Это не вызвало дискуссий: все мы знали, что это очень населенный город. Но наибольшая трудность состояла в высадке, поскольку Гуанчако, самый близкий к нему порт, находился на расстоянии шести миль и был плохим местом для высадки. Даже рыбаки, живущие там, не могли пристать к берегу в течение трех или четырех дней. Однако 17 мая пополудни наши люди, собравшись в кают-компаниях обоих кораблей, высказались за нападение на Трухильо.

Нас было всего 108 человек, кроме больных. На следующий день мы намеревались начать плавание и взять захваченные ранее корабли с собой. Но на следующий день один из наших людей, будучи на острове, заметил три корабля, идущие на север, два из которых шли с западной стороны острова, а один – между островом и материком. Мы быстро подняли якоря и бросились в погоню. Капитан Итон, который в то время брал последнюю пробу воды, погнался за двумя судами, шедшими вдоль западного побережья острова.


Дампир — пират

Мы на корабле капитана Кука пошли за третьим, вскоре его захватили и вернулись с ним к острову, поскольку видели, что капитан Итон не нуждался в нашей помощи, захватив оба судна, за которыми гнался. Он вернулся с одним из них, другое так далеко отнесло ветром в открытое море, что он не смог забрать его, но надеялся пригнать на следующий день. Но, будучи тяжело нагруженным, судно едва передвигалось. За весь день 19 мая оно почти не приблизилось к острову.

Наши индейцы с Москито-Кост, охотясь по своим обычаям, поймали шесть черепах. Их здесь великое множество. Корабли, которые мы захватили за день до этого, шли из Гуанчако. Все три были нагружены мукой, предназначавшейся для Панамы. Два были очень тяжело нагружены, так что едва шли, а третье успели загрузить лишь наполовину, но вице-король Лимы приказал ему плыть вместе с двумя другими, в противном случае оно должно было остаться в порту, пока мы не уйдем из этих мест.

Вице-король надеялся, что корабли смогут избежать встречи с нами, если уйдут раньше. На самом большом судне было письмо правителю Панамы от вице-короля Лимы, предупреждавшего его, что в море находятся враги и по этой причине он послал эти три корабля с мукой, которую тот, может быть, не ждет, и просит бережливо ее расходовать, так как не знает, когда сможет послать еще (Панама снабжалась из Перу). На этом корабле было 7 или 8 тонн мармелада из айвы и величественный мул для правителя Панамы, а также огромная раскрашенная деревянная фигура девы Марии для новой церкви в Панаме, посланная из Лимы вице-королем…

Корабль должен был также доставить из Лимы в Панаму около 2 млн. фунтов. Но пока на него грузили муку, до купцов дошел слух, что капитан Сван появился в Вальдивии (порт в Чили), и было приказано отправить деньги назад на берег. Пленные испанцы сообщили нам, что жители Трухильо строят форт в Гуанчако (который является морским портом Трухильо) у самого моря, возможно, для того, чтобы отразить любую попытку высадки там на берег. Услышав эти новости, мы изменили наши первоначальные планы и решили идти, взяв с собой три захваченных испанских корабля, к Галапагосам, которые представляют собой огромное множество больших островов, лежащих у экватора или рядом с ним».

Друг Дампира – капитан Джон Кук умер на Галапагосских островах.

Спустя год Дампир и капитан Сван на судне «Молодой лебедь» рискнули двинуться на запад путем Дрейка. Они провели в пути 50 дней, преодолев 7 323 мили.
Матросы готовились к бунту. Провизия заканчивалась, и люди были готовы «убить офицеров и съесть их».
«О, Дампир, вы бы дали им очень плохую пищу» — шутил потом капитан Сван.
«Я был очень тощий, а капитан крупным и полным» – вспоминал Дампир.


Титульный лист книги Дампира

К счастью для капитана, корабль добрался до острова Гуам.
После передышки, пираты отправились к острову Минданао (Филиппины), местные жители встретили гостей очень радушно.
Дампир писал о гостеприимстве островитян:
«Самые бедные и ничтожные из нас могли с трудом пройти по улицам. Нас даже силой заставляли войти в их дома, чтобы угостить. Угощение составляли мясо, орехи, табак, сладкая вода. Жители казались искренними и простыми и так мило предлагали свои дары, что общение с ними было очень приятным. Когда мы входили в их дома, они всегда превозносили англичан, говоря, что англичане и они едины. Это они подтверждали очаровательными жестами, складывая руки. Говоря же о голландцах и испанцах, они широко разводили руки и с презрением встряхивали ими».

Капитан Сван, довольный жизнью на острове, почти не появлялся на корабле, чем вызвал недовольство команды. Новым капитаном стал Джон Рид, а Сван предпочел остаться на острове, «где в его честь каждую ночь устраивались празднества с танцами девушек». Умер капитан Сван в возрасте 84 года.

«Если бы капитан Сван даже пришел на корабль, – писал Дампир, – то он никогда бы не смог ни восстановить себя в правах капитана с необходимым для этого благоразумием и достоинством, ни переждать, пока утихнет недовольство. Итак, мы оставили капитана Свана и 36 человек команды в городе»

Из южных фруктов европейцам особенно понравились бананы, которые тогда не были известны в Европе.
Так бананы описал Дампир:
«Банан, я берусь утверждать, король среди всех плодов, не исключая и самого кокоса… Он так превосходен, что испанцы дают ему преимущество в сравнении со всеми другими плодами как самому полезному для жизни. Он вырастает длиной в 6 или 7 дюймов, толщиной в руку человека. Кожура мягкая и желтеет при созревании плода… Плод не тверже, чем масло зимой и такого же желтого цвета, как оно. Вкус у него тонкий, и он тает во рту, как мармелад»

В январе 1688 года пираты высадились в Австралии. Судя по записям Дампира, аборигены англичанам не понравились, они «скалили зубы, подобно обезьянам и кричали «гурри, гурри».


Дампир заинтересовался бумерангом аборигенов

«Жители этой страны самые жалкие люди на свете. Готтентоты Мономотапы хоть и отвратительные люди, но сравнительно с этими просто джентльмены; эти не имеют домов, одежды, овец, рогатого скота, фруктов, страусов и т. п., тогда как у готтентотов все это есть, и по всему своему образу жизни мало чем отличаются от зверей. Они высокие, узкокостные, с тонкими длинными конечностям.

У них большие головы, покатые лбы и огромные брови. Их веки всегда полуопущены, чтобы не дать мухам влететь в глаза. Мухи здесь столь надоедливы, что от них невозможно отделаться; они лезут в ноздри и в рот, если губы не очень плотно сжаты. Так, с младенчества досаждаемые этими насекомыми, они никогда не открывают широко своих глаз, как другие люди, и поэтому они не могут смотреть вдаль, не вскинув головы, как если бы они смотрели на что-то, находящееся над ними.

У них большие носы, приятные полные губы и широкие рты. Два передних зуба на верхней челюсти отсутствуют у них всех, мужчин и женщин, молодых и старых; вырывают ли они их, я не знаю; у мужчин никогда не бывает бород… У них нет жилищ, и они спят на открытом воздухе, ничем не укрытые. Земля – их ложе, небо – их полог… Их единственная еда – мелкие рыбешки». У них нет приспособлений, чтобы ловить крупных рыб…»


Рисунки в книге Дампира. Новая Голландия (Австралия)

Дампир был недоволен командованием Рида, команда все время проводила в «беспробудном пьянстве». Когда корабль достиг Никобарских островов (недалеко от Суматры) Дампир и его товарищи решили покинуть корабль на лодке.
«Была прекрасная лунная ночь, когда мы высадились. Поэтому мы шли по песчаному берегу, чтобы наблюдать, когда наш корабль уйдет, не считая себя в безопасности на новом месте, пока это не произойдет. Около 11 или 12 часов мы увидели, что корабль поднял паруса, и тогда мы вернулись в жилища туземцев и легли спать. Это было 6 мая»

Уильям Дампир отправился к берегам Аче (северный берег Суматры).
«Было 15 мая 1688 года, около четырех часов пополудни, когда мы покинули Никобарские острова, держа путь к Аче. Нас было всего шесть человек, два англичанина и четыре малайца, которые родились в Аче. 18 мая подул свежий ветер, небо начало покрываться облаками…

… Вечер 18 мая был гнетущим. Небо было очень черным, покрытым тяжелыми облаками, дул сильный ветер, по морю шли высокие волны. Море бросало в нас белой пеной, темная ночь окутала нас, нигде не было спасительной земли, а наш маленький ковчег, казалось, вот-вот накроет набежавшая волна…

Я подвергался многим большим опасностям, о некоторых из них я уже упоминал, но худшая из всех них была не более чем детской игрой в сравнении с тем, что происходило. Я должен, к своему стыду, признаться, что в то время не мог собраться с мыслями. Другие опасности не приходили ко мне с такой спокойной и ужасной торжественностью. Неожиданное нападение, бой или что-либо в этом роде, когда льется чья-то кровь и все рвутся вперед, обуреваемые страстями, – это совсем не то. Но здесь я смотрел томительным взглядом на приближающуюся смерть и почти не имел надежды избежать ее.

Я должен признаться, что мое мужество, которое я до этого еще сохранял, покинуло теперь меня… Около 10 часов начался ливень с громом и молниями. Но дождь был приятен для нас, поскольку совершенно иссякли запасы пресной воды, которую мы захватили с собой. Ветер, дувший сильно, постепенно стал более умеренным, и море тоже успокоилось. И когда мы посмотрели на компас, то с удивлением обнаружили, что по-прежнему идем на восток… Но около двух часов утра 19 мая опять налетел сильный ветер с дождем, который лил до рассвета… Было очень темно. Сильный ливень промочил нас до нитки».
Пираты добрались до Аче через 5 дней.


Карта Дампира

На Суматре Дампир, переправив контрабанду опиума, поступил на службу губернатору главным пушкарем форта. Ученый пират предложил чертежи для укрепления форта, но «вечно пьянствующий» губернатор не оценил его старания.

Дампир вернулся в Англию осенью 1691 года, ему было 40 лет — пиратское путешествие заняло более 12 лет.
В 1697 году он издал книгу «Новое путешествие вокруг света», которая принесла пирату славу и должность на таможне.

Записки Дампира вдохновили Джонатана Свифта на создание «Путешествий Гулливера». Писатель в знак уважения упоминает в книге «кузена Дампира».


Парадный портрет Уильяма Дампира

4 января 1699 года Дампир отправился к берегам Новой Голландии капитаном судна «Роубака». У него возник конфликт с помощником Фишером, который был уверен, что капитан желает вернуться к пиратскому делу.
Дампир писал в дневнике:
«Я ежедневно подвергался оскорблениям со стороны моего лейтенанта Джорджа Фишера… Когда же поведение Фишера стало совсем невыносимым, то я пригрозил ему тростью, которая была тогда в моих руках, на что он, повернувшись ко мне, назвал меня старой собакой, старым негодяем и заявил моим людям: «Джентльмены, схватите эту старую пиратскую собаку, ибо он намерен убежать с вами и королевским судном». Поэтому он был посажен под арест, чтобы не дать ему возможности вызвать бунт на корабле».
«Старому пирату» Дампиру тогда было 48 лет.
По воспоминания свидетелей, капитан Дампир, размахивая тростью, загнал Фишера в каюту и не выпускал до прихода судна в Бразилию, где сдал помощника в местную тюрьму.

В этой экспедиции Дампир преследовал только научно-исследовательские цели.

Описание вулкана Дампиром:
«Всю ночь вулкан извергал огонь и дым, что сопровождалось страшным шумом, подобным грому, и виднелось пламя, страшнее которого я еще не видел… Потом можно было видеть огромный огненный поток, бегущий к подножью вулкана и даже почти к берегу».

Так он описывает местных аборигентов:
«Прыткий молодой человек, бывший со мной, видя их вблизи, побежал за ними, и они тут же бросились бежать от него. У него был меч, а у них – деревянные копья. Их было много, и ему пришлось туго. Вначале, когда он побежал за ними, я погнался за двумя другими, находившимися у берега, но, понимая, что может случиться с молодым человеком, быстро повернул обратно, взобрался на вершину песчаного холма и увидел его недалеко от себя, окруженного ими. Увидев меня, один из них бросил копье, пролетевшее рядом со мной. Я выстрелил, чтобы только испугать их, не намереваясь убить кого-нибудь…

Хотя выстрел сперва и испугал их немного, но они скоро успокоились и, вскидывая руки, презрительно крича „пу, пу, пу“, подступили к нам снова. Я понял, что надо действовать решительно, и выстрелил в одного из них. Остальные, видя, что он упал, отступили, и молодой человек получил возможность вырваться и прибежать ко мне. Другой человек, который также был со мной, ничем не мог помочь, поскольку у него не было оружия. Я возвратился с моими людьми, оставив попытку захватить кого-либо из туземцев, будучи огорчен тем, что случилось. Туземцы взяли с собой раненого товарища. А мой молодой человек, который был ранен копьем в щеку, очень боялся, что копье было отравлено, но я так не думал. Его рана была очень болезненна, так как была нанесена тупым оружием, но он скоро выздоровел».


Рисунки в книге Дампира

Дампир писал о местной медицине.
«…меня закопали по самую голову в горячий песок, я выдерживал это с полчаса, после чего меня выкопали и уложили потеть под брезентом. Я сильно потел всё то время, пока сидел в песке, и, похоже, мне пошло это на пользу, поскольку уже очень скоро мне стало лучше».

По возвращению в Англию, Дампир столкнулся с судебным делом. Фишер выбрался на свободу и решил отомстить обидчику, добившись его тюремного заключения.
Пирату удалось избежать наказания, но он был уволен с королевской службы.
Из текста приговора:
«После тщательного изучения всех пунктов обвинения, выдвинутых капитаном Дампиром и лейтенантом Фишером друг против друга, суд нашел, что многие из них были, по сути дела, незначительными, а другие – недостаточно доказанными. Таким образом, главным делом, которое рассматривал суд, была жестокость капитана Дампира в отношении лейтенанта Фишера… То, что он избил своего лейтенанта, продержал его под арестом в течение многих месяцев, затем высадил на берег в кандалах и отправил в тюрьму, является бесспорно недопустимым.

Объяснения, которые он дал в оправдание своих поступков, ссылки на имевшиеся у него сведения о заговоре, подготавливавшемся упомянутым лейтенантом, и подозрения, которые он имел в отношении лейтенанта, не были им доказаны и остались только предположениями и догадками. В силу этого военный суд выносит свой приговор в пользу лейтенанта. Суд далее выражает мнение, что упомянутый капитан Дампир не тот человек, который может быть использован как командир какого-либо корабля флота ее величества»


Современные портреты Франклина и Дампира

Несмотря на увольнение со службы, пират был представлен королю Вильгельму, который высоко оценил его научные труды.

В 1701 году началась «Война за испанское наследство», и британские власти снова приняли пиратов на службу.

В 1703 году Дампир отправился капитаном судна «Сент-Джордж» к берегам Южной Америки. Дела команды начались неудачно, между пиратами начались ссоры, многие покинули команду. С капитаном осталось 27 человек. Малочисленной команде удалось захватить испанский городок Пуна, где пиратов ждала богатая добыча.

После победы Дампир решил вернуться в Англию, он высадился на острове Ява, чтобы дать отдых команде, где был арестован голландскими властями за пиратство. Капитану снова удалось оправдаться. В 1707 году он вернулся в Англию.


Портрет Уильяма Дампира

В 56 лет Дампир продолжил пиратские путешествия в должности шутрмана на корабле Вудса Роджерса.

Новый 1709 год пираты отметили у мыса Горн.
Капитан Роджерс писал:
«По случаю праздника провозглашали новогодние приветствия, сопровождавшиеся музыкой; я выставил на палубе большую бочку с горячим пуншем, из которой каждый человек на борту мог выпить около пинты, и мы пили за здоровье наших хозяев и друзей в Великобритании, за Новый год, за удачное плавание и возвращение на родину. Мы прошли мимо второго нашего судна, прокричав им троекратное – «Ура!», что им очень понравилось».

1 февраля 1709 года корабли Дампира подошли к островам Хуан-Фернандес, где обнаружили Александра Селкирка, брошенного на острове капитаном Стрейдлингом. Селкирк прожил на необитаемом острове 4 года. Эта история получила известность в Англии, и Селкирк стал прототипом Робинзона Крузо в романе Даниэля Дэфо.


Александр Селкирк. Гравюра 19 века

Советы Дампира помогли капитану Роджерсу захватить французское судно с ценным грузом.
Потом пираты предприняли попытку захватить испанский корабль водоизмещением 900 тонн, но потерпели неудачу. После 7 часов боя пираты отступили, Роджерс был тяжело ранен в бою, но не покинул сражения и отдавал приказы через помощника, которому писал распоряжения на бумаге.

Королева Анна распорядилась выслать для встречи пиратов военные суда для охраны. На родине пиратов встречали как героев.

Эта последняя пиратская экспедиция принесла Дампиру 400 фунтов стерлингов.
На берегу ученый пират прожил три года, скончался в 1715 году в возрасте 64 лет.
Он завещал свое имущество кузине Грейс и брату Джорджу, которое ушло на оплату долгов «старого пирата» в 2 000 фунтов.

Есть легенда, что Уильям Дампир зарыл клад на острове Кокос.

Реклама